23 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Премьер ушел? Да здравствует премьер!

26.08.2012 13:06 msk, Александр Травников (Бишкек)

Политика Кыргызстан

Фракция «Ата Мекен», первой покинувшая парламентскую коалицию, обвиняет Омурбека Бабанова в том, что он брал «взятку конём»

В минувшую пятницу президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев подписал указ об отставке правительства в связи с распадом парламентской коалиции. Все министры автоматически получили статус «и.о.», вплоть до формирования нового кабинета. Эту, казалось бы, новость года (правительственный кризис, как никак!) в стране восприняли удивительно вяло. Видимо, виной не только сорокаградусная, непривычная для конца августа жара. Скорее, дело в том, что смена кабинетов министров в Киргизии превращается в рутину, и никто от этого события никаких судьбоносных перемен не ждет.

В день, когда стало известно о распаде коалиции, в Бишкек с государственным визитом приехал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. На ход переговоров тот факт, что правительство Киргизии меняется, никак не повлиял. В Кыргызстане недавно принят закон о том, что основные направления внешней политики государства определяет президент. Атамбаев же выступит и гарантом подписанных соглашений.

Кстати, когда на днях в правительственной резиденции в Чолпон-Ате первый вице-премьер правительства России Игорь Шувалов вел важнейшие переговоры о списании внешнего долга и другим ключевым вопросам, Бабанов в них даже не участвовал. И никаких проблем это не создало, по всем ключевым моментам с Россией договориться удалось... Очевидно, что после избрания в прошлом году Атамбаева главой страны, президентская власть существенно усилилась и придала политической системе Кыргызстана определенный запас прочности. И оказалась способной обеспечить преемственность внешней политики.

Сохранится ли после образования новой коалиции преемственность также и во внутренней политике? Скорее всего, да. Просто потому, что выбор возможностей очень невелик. Премьер-министр Омурбек Бабанов, проработавший главой правительства фактически год (прошедшей осенью он стартовал с приставкой и.о., когда его предшественник Атамбаев включился в выборную гонку), так и не сформулировал внятной экономической стратегии развития. Он полагался на массированный пиар, не жалея на это денег. И полагал, что этот пиар заменит ему реальную работу. Дошло до того, что Бабанов даже Национальный институт стратегических исследований попытался превратить в филиал своей пиар-службы, что заставило директора НИСИ Чингиза Шамшиева громко хлопнуть дверью и перейти на работу в Академию управления при президенте.

Когда-то Омурбек Токтогулович заявлял о сорока «приоритетных национальных проектах», которые он намерен претворять в жизнь. Но в республике с весьма ограниченными ресурсами приоритетов не может быть сорок по определению, а максимум - три-четыре. Все это по уровню проработанности также в основном напоминало пиар. Как рассказывали сотрудники аппарата правительства, в последние месяцы стал типичным диалог с шефом в духе: «Сколько вы написали срок окупаемости проекта – тридцать лет? Не пойдет, пишите шесть. Меня ваши расчеты не интересуют».

Новому правительству предстоит аккуратно, по возможности не выплескивая с водой ребенка, проанализировать доставшееся ему наследство. И осторожно проводить в жизнь те планы, в которых обнаружится рациональное зерно, стараясь, по крайней мере, не навредить.

В общем-то, по «гамбургскому счету» (или «по понятиям», как кому больше нравится), объективных претензий Бабанову предъявить можно было не так уж много. Цифры падения ВВП (5% спада за январь-июль нынешнего года) объясняются в основном проблемами на золоторудном месторождении Кумтор. А на Кумторе спад производства был связан с природными причинами.

Хотя на самом деле у правительства была возможность повлиять в определенной мере на ситуацию с добычей золота, когда в феврале на Кумторе началась забастовка. Правительство могло бы вмешаться, но не пожелало, хотя были серьезные сомнения в юридической правоте бастовавших. В результате движение ледника, последствия чего некому было ликвидировать, резко отразилось на объемах добычи (последствия десятидневного перерыва в работе на карьере пришлось наверстывать два месяца).

Не стал Бабанов защищать канадских инвесторов и в парламенте, где была мимоходом похоронена вполне здравая идея залога принадлежащих Кыргызстану акций компании «Центерра голд», разрабатывающей Кумтор - после депутатской истерики о возможной национализации рудника взять эти акции в залог вряд ли кому-то в мире придет в голову. А ведь полтора миллиарда долларов от залога пакета акций Кумтора могли бы стать локомотивом развития кыргызстанской экономики… Но в кыргызстанском парламенте большинство депутатов именно эти его просчеты как раз просчетами, к сожалению, и не считает.

Успехи самого премьера если и были отмечены, то в очень узких областях. Например, он добился объявления Кыргызстаном безвизового режима с 44 наиболее богатыми государствами мира. Это была идея Бабанова, и он ее воплотил в жизнь. К его достижениям относят ликвидацию техосмотра для личного автотранспорта. Хотя, положа руку на сердце, подчас становится страшно, когда видишь, на каких развалюхах ездят некоторые кыргызстанцы, особенно в глубинке. Так что еще вопрос, отменять техосмотр надо было или ужесточать…

В целом же можно сказать, что Бабанов в качестве премьера проявлял кипучую энергию, метался от Дохи до Стамбула и от Сеула до Лондона. КПД этой деятельности был примерно на уровне паровоза, то есть не очень высок. Но и вреда от этого большого не происходило, если не считать того, что своими победными реляциями на пустом месте Омурбек Бабанов все больше раздражал депутатов парламента, включая даже однопартийцев из «Республики».

В то же время Бабанов не сумел простроить отношения с депутатами, входившими в правящую коалицию (в которой он сам играл роль ключевой фигуры). Раскол произошел даже в его собственной парламентской фракции. Неспособность сплотить коалицию и привела к его падению.

Теперь, после распада коалиции, свое кресло премьера Бабанов потерял: никто не сомневается в том, что у нового главы кабинета будет другая фамилия. Но уровень политической напряженности в кыргызстанском обществе факт ухода Бабанова не изменит, скорее всего, никак. А для него самого это гораздо более щадящий вариант, нежели угрожавший вотум недоверия. В данном случае формально Омурбек Токтогулович уходит не потому, что ему выразил недоверие парламент, а по причине выхода из коалиции двух партий. Что и будет впоследствии отражено в его официальной биографии. Ну, вышли и вышли, это их проблемы, он-то тут причем? И к тому же, кстати, остается исполняющим обязанности премьера на период, пока не появится новое правительство.

Омурбек Токтогулович – политик молодой, перспективный. Позор «вотума недоверия» поставил бы эти перспективы под большой вопрос. И сейчас вовсе не в его интересах «раскачивать лодку», устраивать политические скандалы. В его интересах – тихонько уйти в расчете на то, что когда-нибудь он еще вернется. Тем более, что сейчас ему начинать войну одному против всех – дело заведомо безнадежное.

Вряд ли воспользуются правительственным кризисом для нагнетания страстей и оппозиционные силы. Партия «Ата Журт» точно так же, как и другие, рассчитывает включиться в увлекательный процесс передела портфелей в исполнительной власти. Портфелей, которые освободятся за счет «Республики». И потому в последние летние месяцы лидеров «идеалистической партии» (как она сама себя называет) было не видно и не слышно.

В общем-то в значительной мере по тем же самым причинам вышедшие сейчас из коалиции партии «Ата Мекен» и «Ар-Намыс» и выступили против Бабанова, а не из-за каких-то его реальных просчетов. Как пел когда-то Владимир Высоцкий, «хотели кушать, и съели Кука». Хотели укрепить свои позиции во власти – и будут драться за портфели.

«Президентская» партия СДПК не стала рисковать своей репутацией, защищая Омурбека Бабанова, фактически подписав ему тем самым политический приговор. И, очевидно, что после образования новой коалиции социал-демократы сохранят или даже упрочат свои позиции во властных структурах.

Таким образом, в краткосрочной перспективе, никаких серьезных изменений ни во внутренней, ни во внешней политике смена кабинета министров не повлечет. А раз так, то зачем волноваться, услышав новости об отставке правительства? В дальнейшем, конечно, могут возникнуть различные политические комбинации. Например, союз северянина, выходца из Таласа, Бабанова, располагающего значительными финансами, с лидерами «южной» оппозиции, или какие-то иные. Определенным образом повлиять на политическую ситуацию в стране эти комбинации смогут. Но отнюдь не в ближайшие месяцы.

Александр Травников

Международное информационное агентство «Фергана»