24 Август 2019



Новости Центральной Азии

Вторая миграционная революция, или Про патенты, посредников, выдворения и зарплаты

Фото автора, Москва, 2015 г.

В спорткомплексе «Олимпийский» в Москве среди множества спортивных секций, коммерческих фирм и дисконт-магазинов, на седьмом этаже подъезда 9А находится очень важная и полезная для иностранных гостей столицы организация – Интеграционный центр «Миграция и закон». В небольшом офисном помещении ютятся несколько юристов, которые помогают трудовым мигрантам, оказавшимся в сложной жизненной ситуации. Приехавшие на заработки люди обращаются сюда за срочной помощью или консультацией. Таких организаций в Москве – единицы. Да и в целом по России их немного. Тем ценнее их деятельность. Здесь людям не просто дают полезные советы, здесь занимаются каждым конкретным случаем: звонят по инстанциям, пишут и добиваются принятия решений. Проблемы, с которыми приходят в Интеграционный центр, как лакмусовая бумажка, проявляют самые болезненные точки трудовой миграции.

- С переходом на патентную систему вопросов у мигрантов наверняка стало больше, - обращаюсь я к руководителю центра «Миграция и закон» Гавхар Джураевой.

- С января, действительно, больше стали звонить по вопросам получения патента. Людей интересует процедура: куда обращаться, какие нужны документы, стоимость. Иногда жалуются на длинные очереди в Многофункциональном миграционном центре в Сахарово, у кого-то справку о медобследовании не приняли, кто-то подал пакет документов, а тут оказалось, что ему закрыт въезд в Россию, - говорит Гавхар Кандиловна.

Телефоны горячей линии Интеграционного центра работают ежедневно и круглосуточно. Некоторые мигранты стали волонтерами организации и направляют сюда на консультацию других:

- Больше всего обращаются таджики и киргизы. Многие просят помочь в получении справки на возвращение на родину – она выдается в консульстве, когда утеряны документы либо просрочен загранпаспорт. У многих таджиков сейчас нет загранпаспортов: они очень долго оформляются. А выехать по внутреннему паспорту с 1 января они уже не могут. Многие сейчас вынужденно оказались в полулегальном положении из-за ужесточения законодательства. Другие решили уехать на родину и переждать. У них появилась возможность и дома попробовать состояться. А заодно подумать о том, стоит ли ехать вновь или нет, и о том, что нужно быть более подготовленным к следующей поездке.

- Очевидно, что патентная система усложнила жизнь мигрантам…

Не совсем так. Мигранты попали в безвременье. У нас так всегда – люди не готовы к законодательным изменениям, и система тоже. Но ситуация выправится. Я считаю, что, напротив, новые правила выгодны именно мигрантам. Я бы назвала последние законодательные изменения второй миграционной революцией в России. Первая была в 2007-ом году, когда были внесены изменения в законодательство о миграционном учете, благодаря которым мигрантам стало проще регистрироваться по месту пребывания.


Гавхар Джураева

- В чем же революционность этих изменений?

- Во-первых, существовавшая до этого года система квотирования рабочей силы была сложной для работодателей и совершенно непонятной для мигрантов и только способствовала их уходу в нелегальное поле. Теперь квоты отменены, и любой желающий может работать по патенту, процедура получения которого стала прозрачней. Во-вторых, большинство мигрантов проходили через посредников, чтобы легализоваться. А посредник – это тот преступный слой, который разрастался из года в год, часто под прикрытием национальных диаспор, и фактически грабил мигрантов. Кроме того, при соприкосновении с посредником мигрант не может быть уверен, что тот не сделает ему «липовые» документы. Сколько таких приезжих попадают в ловушки мошенников. Теперь будет более цивилизованный прием на работу мигранта, и мигрант повышается в цене не только как рабочий, но и как человек. Что бы ни говорили, потребность в мигрантах есть – уже не хватает дворников, рабочих.

Справка «Ферганы»:

С 1 января 2015 года вступили в силу новые правила для мигрантов. Теперь вместо разрешения на работу им необходимо получать патент на осуществление трудовой деятельности, предварительно сдав экзамен на знание русского языка, истории и госправа РФ, пройдя медицинское освидетельствование и получив полис ДМС. Ежемесячная плата за патент в разных регионах России колеблется от 1.500 до 8.000 тысяч рублей. В Многофункциональном миграционном центре (ММЦ) в Новой Москве (дер. Сахарово) весь комплекс услуг по оформлению патента стоит 14.500 рублей. В аналогичном центре, обслуживающем Московскую область (г. Красногорск), приобретение патента дороже – 18.500 рублей.

Больше информации см. на странице Мигрант.Фергана.Ру
- Но и для мигранта тоже повысились цены на легализацию, ведь сам патент стал дороже, и его оформление выливается в круглую сумму?

- На самом деле, это только на первый взгляд кажется, что расходы мигрантов на оформление возросли. Ведь большинство из них проходили через руки посредников, которым за легализацию в Москве или Подмосковье они платили до 50.000 рублей, а иногда и больше. Это такой огромный теневой рынок, который и сейчас процветает. И чем больше будет таких миграционных центров, как в Сахарово, тем больше у мигрантов будет возможностей легализоваться. В Москве сейчас самый щадящий режим, в отличие от других регионов России: столица показала прекрасный пример. Поэтому Центр в Сахарово – это тропинка надежды. Здесь сейчас получение патента стоит 14.500 рублей. И экзамен здесь стоит 3.500, а во Владивостоке, например, - 10.000. В любом случае, 14.500 рублей – это намного лучше, чем теневой сектор, через который раньше проходило большинство мигрантов. Как показывает практика, все больше мигрантов выбирают легализацию.

- Как же устранить посредников? Ведь в Миграционных центрах опять огромные очереди. Люди говорят, что приходится приезжать по 3-6 раз, чтобы пройти тест, медицину, собрать все документы и сдать их на патент. По словам мигрантов, центр в Сахарово уже обрастает «добрыми» людьми, которые предлагают весь комплекс услуг в обход очередей за 20 тысяч. Вот что мне рассказал один из таджикских ребят: «С «Новослободской» организуют автобусы. Везут в Сахарово. Всю группу проводят через отдельное окно. Там сдают экзамены. Тестирование и медицина – в один день, во второй день – отпечатки и пересдача теста, если не сдал с первого раза». За удобства – еще 5.500 рублей сверху. И это только начало.

- Поэтому мы предлагаем провести очень жесткий мониторинг организаций, которые занимаются миграцией, и общественных, и коммерческих, чтобы выбрать партнеров. То есть с ММЦ должны работать, скажем, аккредитованные партнеры, которые будут помогать центрам, разгружать их, когда у них перегруз.

- Но это опять увеличит расходы мигрантов?

- Эти партнеры будут взимать минимальную фиксированную плату за свои услуги. Как это делается при посольствах: вас направляют в центр с пакетом готовых документов. Пусть оформление платное. Люди готовы платить. Многие мигранты уже обожглись и хотят быть уверены, что их не кинут, что они получат подлинные документы. Я давно озвучиваю этот вопрос, но пока безрезультатно. Такие организации могли бы стать помощниками того же центра в Сахарово. Будем снова поднимать этот вопрос и просить, чтобы они работали с партнерами, пока не появятся новые центры. В Москве сейчас только один центр в Сахарово. Его должны были открыть через полгода, но открыли уже сейчас. И пропускная способность в день – почти 3 тысячи человек, тогда как предполагали 2 тысячи. А к лету планируют увеличить до 5 тысяч в день. Ожидается, что каждый регион будет строить свой миграционный центр. Когда миграция начнет приносить доход не в карманы преступной прослойки, а будет, наконец, пополнять госбюджет, тогда и отношение к мигрантам станет другим.

- В начале нашей беседы Вы сказали, что иногда только после подачи документов на патент мигрант узнает, что ему закрыт въезд в Россию. То есть сам мигрант может не знать, если ли за ним какие-то нарушения?

Юрист Интеграционного центра Хосият Имомназарова, которая во время нашего разговора с Гавхар Джураевой консультировала молодого человека из Таджикистана, объясняет мне ситуацию:

- Даже если мигрант оформлен, у него есть патент и все документы в порядке, он может уже находиться в «списке невъездных» в Россию. Основанием для закрытия въезда могут стать два и более административных правонарушения, совершенных иностранцем, в том числе нарушения ПДД. Были случаи, когда за 2 штрафа ГИБДД мигранту закрывался въезд в страну на 2-3 года, даже если он их выплатил. К нам приходят с постановлением суда о выдворении и те, кто проживал не по месту регистрации, – это самая обидная статья. Ведь все знают, что мигранты зачастую регистрируются не там, где живут, а там, где есть возможность. Иногда они узнают о закрытии въезда, когда выезжают в Украину. У мигранта заканчивается срок пребывания, и он должен покинуть РФ и въехать вновь. Но возвращаясь обратно, при пересечении границы с Россией ему отказывают в выдаче миграционной карты, говоря, что закрыт въезд. Причину при этом никто не объясняет.

В настоящее время закрыть въезд в РФ иностранцу могут 9 ведомств: ФМС, ФСБ, МВД, МИД, Федеральная служба по контролю за наркотиками (ФСКН), Минобороны, Служба внешней разведки (СВР), Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН), Федеральная таможенная служба (ФТС) России.
- Такого мигранта не впускают?

- Как правило, его впускают, предупреждая, что в течение трех дней он обязан покинуть территорию России. Естественно, человек находится в недоумении. По возвращении многие идут в территориальные отделы УФМС, откуда их чаще всего направляют в информационный сервис ФМС, который находится по адресу: метро «Спортивная», ул. Усачева, д. 62. Это единственное место в Москве, где можно получить полную информацию о том, какое ведомство и по какой причине закрыло въезд.

Гавхар Джураева дополняет:

- Поэтому я предлагаю (и озвучиваю это на всех встречах) ввести обязательную проверку всех мигрантов, претендующих на получение патента, на законность их пребывания. Такая услуга должна быть внедрена в центрах перед сдачей документов на оформление патента. А сейчас, когда он уже сдал пакет и за все заплатил, – только тогда он узнает, что ему закрыт въезд в Россию. Прежде чем платить, человек должен знать, если ли у него перспектива работать в России, законно ли его пребывание здесь, или ему эти деньги лучше потратить на билет на родину.

Ориф, с которым общается Хосият, тоже пришел в Интеграционный центр из-за закрытия въезда его сестре Савринисо, как он утверждает, необоснованного:

- Перед Новым годом она выехала на Украину, а по приезде подала документы на оформление патента. 28 января, когда пришла за готовым патентом, ей сказали, что ей закрыт въезд на 2 года, и она должна выехать из страны. Но на границе у нее проблем не было, дали миграционку.

Хосият набирает на компьютере запрос Орифа в тот самый информационный сервис на улице Усачева и объясняет ему, какие документы и копии нужно к нему приложить.

- Тут может быть совсем нелепая и досадная ситуация, - поясняет она. - Вроде бы женщина въехала законно, сразу же подала документы на патент и ничего не нарушила. Я могу предположить лишь одно: она оформляла постановку на миграционный учет через почту, и, возможно, до миграционной службы это письмо просто не дошло, и ее признали незаконно находящейся в РФ. Такие случаи уже бывали в нашей практике. Поэтому мы советуем мигрантам, чтобы те, кто их регистрирует, не делали это через почту, а шли в отдел УФМС и там оформляли постановку на миграционный учет. Надеюсь, в этом случае недоразумение будет исчерпано.

Решение о запрете въезда в РФ может быть отменено в отношении иностранных граждан, состоящих в близком родстве с гражданами РФ; имеющих действительный вид на жительство, разрешение на временное проживание или патент; обучающихся очно в средне-специальных профессиональных или высших учебных заведениях РФ; имеющих постановление Московского облсуда об отмене постановления райсуда об административном выдворении, а также в случаях отсутствия возможности покинуть территорию РФ по причине экстренного лечения, тяжелой болезни, смерти близкого родственника или других обстоятельств непреодолимой силы.
- Хосият, может ли быть отменено решение о выдворении или запрет на въезд? И в каких случаях?

- Федеральный Закон №114 «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ» предусматривает 5 пунктов, на основании которых решение о выдворении может быть отменено. Если есть хоть какое-то малейшее основание, зацепка – мы, конечно же, используем эту возможность ходатайствовать об отмене такого решения. У нас была очень трогательна история, когда москвичка с ребенком-инвалидом просила отменить решение о выдворении их няни – гражданки Таджикистана, которая ухаживала за больной девочкой. Она вовремя не выехала из России, и ей закрыли въезд. Мама девочки с нашей помощью написала заявление о том, что ее дочь очень привязана к своей няне и никого, кроме нее, не принимает. К заявлению женщина прикрепила справки об инвалидности дочери. Эти обстоятельства были приняты во внимание, и запрет на въезд няни-мигрантки был снят.

- Чиновники – тоже люди…

- Да, многое зависит от инспектора, который принимает заявление. Человеческий фактор имеет место.

- Если иностранец узнал, что ему закрыт въезд, что в этом случае ему нужно предпринять?

- Сначала обратиться к юристам. Мы пишем апелляционные жалобы в высшие судебные инстанции, если человека выдворили. По закрытию въезда пишем на имя руководителя подразделения УФМС, чтобы выяснить, кто закрыл въезд, по какой причине. Зачастую мигранты этого не знают. Затем ходатайствуем об отмене решения. И еще такой момент: УФМС рассматривает только полный (!) пакет документов (должны быть копии, нотариально заверенные, либо оригиналы, например, справки с места учебы), и если какого-то документа не хватает, тогда дело просто не рассматривают. Поэтому мигрантов должны консультировать юристы. Заявления на открытие въезда принимаются дистанционно в УФМС по Москве по ул. Большая Ордынка, д 16/4, стр. 4. А принимают решение в отделе по организации иммиграционного контроля УФМС по адресу: метро «Павелецкая», ул. Садовническая, д. 63, стр. 7. Мы с ними находимся в тесном контакте. На время рассмотрения заявления, а это около месяца, мигранту продлевают срок пребывания в России.

Бездоговорники

Хосият показывает мне статистику обращений в Интеграционный центр за 2014 год: 10 тысяч 318 телефонных и очных консультаций, 811 персональных дел, по которым уже есть решения. Самый большой процент обращений – по невыплате зарплаты, говорит она:

- В большинстве случаев они работают без трудовых договоров в строительстве, клининговых компаниях. Со строительными компаниями очень проблематично решать, потому что мигранты не знают своего работодателя. Их нанимает субподрядчик. Приходится долго вести с ними переговоры, закидывать их письмами, грозиться судами, что будем направлять письма в ФМС, что они незаконно привлекают мигрантов. Говорим, что наш руководитель является членом Общественного совета при ФМС – их это тоже настораживает. Они не хотят связываться с ФМС, проблемы им не нужны. С некоторыми работодателями удается договориться в досудебном порядке.

У юриста Анары Бейшеевой на приеме сидит таджикистанец Нурали. Он рассказывает, что работал газоэлектросварщиком на строительстве жилого дома в Москве, но не получил заработанных денег:

- За два последних месяца нам зарплату не дали – 60 тысяч должны, поэтому я не могу уехать домой, денег на дорогу нет. Они нам обещали, что документы оформят. Срок разрешения на работу к Новому году истек.

- А кто должен был заплатить? – спрашивает Анара.

- Максим. Он директор строительной фирмы.

- А нанимал вас кто?

- Григорий. Он и Максим говорили: работайте, ребята, мы сделаем договор, все будет нормально.

Анара звонит Григорию, который говорит, что никакого Нурали не знает и вообще больше там не работает. Нурали досадует:

- Врет все. Я ему звонил раньше, он разговаривал со мной.

С трудом Анара дозванивается Максиму:

- Максим тоже сказал, что уволен. Что делать, с кем говорить? Телефоны компании не отвечают. По адресу компании, указанному в интернете, находится совсем другая фирма. Вот так их обманывают. Обещают оформить – не оформляют. А потом и концов не найти. Дело Нурали – долгое и тяжелое.

Хосият разговаривает по телефону с женщиной из Узбекистана, которой также не выплачена зарплата за несколько месяцев:

- Она работала в школе без оформления, имела патент. Школа отказалась платить клининговой фирме, которая ее направила по договору аутсорсинга. Более того, директор грозится подать жалобу в УМФС на клининговую компанию за то, что она брала людей без разрешения на работу, если фирма будет продолжать предъявлять ей претензии.

- Как же доказать, что человек работал, если у него нет договора?

- Очень сложно. Если компании не идут навстречу, тогда мы обращаемся в суд, подаем иски на установление трудовых отношений – собираем фото, показания свидетелей, что люди работали на конкретном объекте. Это долгий процесс, потому что трудовые отношения трудно доказать. Многие мигранты сдаются, уезжают, не дождавшись решения. Но бывают у нас и победы. Около половины таких дел в суде решаются в пользу мигрантов.


Юристы центра Анара и Хосият принимают мигрантов

Вместо послесловия

В результате бесед с сотрудниками и посетителями Интеграционного центра «Миграция и закон» в моем представлении более выпукло обозначились очевидные для специалистов, но скрытые от глаз общественности острые углы миграции.

В последние дни некоторые российские чиновники и законодатели стали высказывать предложения о внесении в законодательство поправок, предоставляющих мигрантам возможность до конца 2015 года работать по «старым» патентам, оформленным в еще минувшем году. Эта мера позволила бы снизить нагрузку на ФМС и миграционные центры и выиграть время на совершенствование механизма выдачи патентов, а главное – облегчить положение тысяч людей, которые не по своей вине не укладываются в срок оформления документов.

Как показывает практика (на примере Москвы), новая система получения патентов пока не отрегулирована и требуют доработки. Принцип единого окна в ММЦ дает сбой. Мигрантам приходится отстаивать огромные очереди и многократно (по 3-6 раз) приезжать в Сахарово (примерно 50 км от Москвы), тратя немалые деньги на проезд (300 руб. туда-обратно). Новый Миграционный центр уже облюбовали посредники, имеющие, по-видимому, свободный доступ к его работникам и предлагающие мигрантам за дополнительную плату ускорить процесс. Как устранить этот пласт теневого бизнеса – остается большим вопросом.

Ажиотаж с патентами отвлек внимание от других проблем, связанных с трудовой миграцией. Одной из самых серьезных из них остается несоблюдение трудовых прав мигрантов, отказ работодателей официально оформлять приезжих на работу. Иностранных работников зачастую обманывают, не заключают договора, не выплачивают зарплату. Неужели невозможно выработать такой законодательный механизм, который сделает невыгодным для работодателей применение рабского труда? Ведь сегодня кто только ни наживается на мигрантах – и прорабы, и бригадиры, и строительные, клининговые компании, и агентства, занимающиеся аутсорсингом. Только вот государству от этого пользы мало, ведь деньги за «бесплатный» труд мигрантов пополняют лишь карманы недобросовестных работодателей, подпитывая процветание теневого рынка и способствуя росту противоправных деяний в российском обществе. Не нужно быть профессиональным психологом, чтобы предположить, на что способны обманутые, отчаявшиеся, без средств к существованию люди.

В связи с ужесточением законов, регулирующих условия пребывания иностранных граждан в России, в последнее время возросло число решений о выдворении (принимают суды) и закрытии въезда (принимают органы исполнительной власти без суда) в страну иностранцев, большинство которых составляют трудовые мигранты. По данным ФМС, за 2013-2014 годы в «черный» список невъездных лиц занесено более 1 млн. 100 тысяч иностранных граждан. Как говорят эксперты в области миграции, такое жесткое наказание далеко не всегда соразмерно тяжести правонарушения. Возникает вопрос: имеет ли смысл выдворять из страны с запретом въезда на несколько лет людей, впервые совершивших нетяжкие правонарушения, причем зачастую поневоле или по недоразумению: не заметил дорожного знака, покурил в неположенном месте, проживал не по месту регистрации и т.д. Из-за порой формального подхода к исполнению законодательных норм за пределами РФ оказываются вполне добропорядочные люди, зато остаются те, кому с помощью неформальных платежей удалось «уладить» свои проблемы с законом.

Нигора Бухари-заде, специально для «Ферганы»

Международное информационное агентство «Фергана»