18 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Человек собаке враг? Как в Узбекистане решают проблему бездомных животных

18.06.2018 20:06 msk, Фергана

Узбекистан Общество

Фото с сайта Nuz.uz

В воскресенье 13 мая на территории ташкентского аэропорта были застрелены несколько собак. Сделали это не залетные живодеры, а сотрудники военизированной охраны авиапредприятия. По словам работников аэропорта, в числе жертв оказались и щенки. Собаки жили здесь уже больше пяти лет, их подкармливали сотрудники технического комплекса. Они утверждают, что все собаки были здоровыми и не проявляли агрессии. Более того, по словам тех же сотрудников, собаки помогали им охранять территорию бывшего авиаремонтного завода №243 (ныне АП «УАТ»).

Работник авиатехнической службы, проработавший здесь около сорока лет, на условиях анонимности рассказал «Фергане» о случившемся.

«Было время, когда животных отлавливали, но не убивали. А потом началось. Всего с начала года только на этом участке уничтожили 6 или 7 собак, а кошек – и того больше. В момент отстрела никого из тех, кто бы мог вмешаться в ситуацию, не было – живодеры специально выбирают время, чтобы убивать без свидетелей. Бывает, возвращаются, чтобы добивать раненых. На протяжении многих лет заводчане кормили и ухаживали за собаками и кошками, живущими на территории завода, прививали их, лечили от болезней. И сейчас – такое! Пользуясь тем, что был выходной день, наших подопечных просто расстреляли в упор!»

Эта история в одночасье стала «хитом» интернета – в соцсетях появилось множество перепостов, комментарии пользователей были полны возмущения и праведного гнева.

Из ружей 12 калибра

Работники аэропорта уверены, что уничтожение собак инициировал начальник службы по режиму и авиационной безопасности АП «УАТ» Владислав Сырьянов. Говорят, что именно он поощряет убийство животных, регулярно устраивает на них облавы, запрещает даже кормить. Более того – за каждую отловленную или убитую собаку он якобы лично выплачивает по 10.000 сумов. Непосредственно отловом и убийством, по мнению покровителей животных, занимаются работники административно-хозяйственного отдела (АХО) и бывшего кооператива «Аэродельта».

Зоозащитники, ссылаясь на очевидцев, говорят, что отловщики расстреливают животных дробью из ружей 12 калибра. Ходят упорные слухи, что собак не просто убивают – наиболее упитанных продают на мясо.

«А кто-нибудь в курсе, что деньги на отстрел выделяют из госбюджета, который формируется из выплачиваемых нами налогов? – возмущается собеседник «Ферганы». – Да, есть установленные законом правила содержания животных в населенных пунктах, которые являются обязательными для всех владельцев собак и кошек (включая юридических лиц). Есть предписание коммунальным службам и отрядам по отлову бездомных животных перейти на круглосуточную работу. Однако при этом в постановлении Кабмина сказано, что отстрел безнадзорных животных следует организовывать в очагах бешенства. Но с каких пор территория авиапредприятия стала очагом бешенства? И кто установил, что животные, которых кормили, лечили и о которых заботились сотрудники предприятия, были бешеными?»


Плакат в защиту бездомных собак в Ташкенте. Фото с сайта Darakchi.uz

Шанс небольшой, но покусать могут

После отстрела на территории авиапредприятия группа активистов из Общества по спасению бездомных животных (ОСБЖ) 28 мая обратилась с письмом в национальную авиакомпанию «Узбекистон хаво йуллари», где попросила определить виновников случившегося и принять в отношении них меры.

Правда, на быстрый и положительный ответ зоозащитники не очень-то рассчитывают. Уничтожение бесхозной живности рядом с авиапредприятием регулируется жесткими внутренними документами. Документы эти засекречены, но время от времени некоторые из них становятся достоянием общественности.

К примеру, есть обращение главного врача Центральной государственной станции эпидемиологического надзора (ЦГСЭН) Минздрава РУз по Национальной авиакомпании С.Шоумарова к директору авиапредприятия «УАТ» У.Киясову от 12.02.2014. В нем говорится об «учащении случаев регистрации заболевания бешенством среди бродячих собак, кошек и других животных, а также среди людей в Республике Узбекистан. За 2013 год было зарегистрировано 55379 случаев покуса от животных, из них – 5213 случаев в Ташкенте».

По утверждению санэпидспециалиста, «в 2013 году было зарегистрировано 6 случаев покуса домашними и неизвестными собаками работников Ташкентского международного аэропорта и АП “УАТ”». В связи с этим Шоумаров предписывает Киясову «принять все необходимые меры по отлову и уничтожению диких, бесхозных собак и кошек на территории АП “УАТ” и арендуемых объектах, расположенных внутри авиазавода».

Примерно такие же требования содержатся и в распоряжении 9-летней давности, подписанном первым заместителем генерального директора Национальной авиакомпании Э.Палвановым в адрес руководства АП «УАТ». В распоряжении говорится о необходимости «истребить всех кошек и собак». Основанием для таких мер называется «заметный рост заболеваниями ящура, бруцеллеза, туберкулеза, бешенства среди сельскохозяйственных животных, бесхозных диких собак и кошек в соседних странах». А вот как звучит резюме: «В связи с этим принять срочные действенные профилактические мероприятия по недопущению или истреблению бесхозных кошек и собак, также принять строгие меры к сотрудникам, откармливающим данных животных на рабочих местах».

Сами сотрудники, «откармливающие животных на рабочих местах», уверены, что опасность инфекционных заболеваний, исходящих от собак и кошек, была сильно преувеличена и несколько лет назад, и теперь. По их мнению, это лишь предлог, чтобы оправдать жестокость руководства по отношению к животным.

Хотя очевидно, что вышеупомянутые «покусанные работники» с ними не согласятся.

Так или иначе, зоозащитники полагают, что руководство предприятия перестраховывается. А бригады отлова идут самым простым путем: не ловят, не изолируют, не стерилизуют, а просто убивают собак и кошек. Нет животного – нет проблемы.

Конечно, история не выглядит однозначной. Собаки с щенками, к тому же охраняющие территорию режимного объекта, могут представлять реальную опасность. Однако не обязательно было убивать животных – существовали менее жестокие способы повлиять на ситуацию.

Ловить будут круглосуточно

Социальные сети не первый год полны свидетельствами жестоких расправ над безнадзорными животными. Со всех концов страны зоозащитники получают фото, видео и другие документы, рассказывающие о насилии в отношении четвероногих друзей человека.

В сентябре прошлого года граждан возмутило заявление столичного хокимията (администрации) о переходе механизированных отрядов по отлову на круглосуточный режим работы. Отряды эти в народе прозвали «отрядами Шарикова» и «подочисткой».

Только после того, как в соцсетях разразился громкий скандал и люди потребовали прекратить бойню, в кровавых буднях «охотников» наступило некоторое затишье. Как выяснилось, временное.

«В Узбекистане каждые 4 года вносят какие-то изменения и дополнения в постановление Кабмина «О мерах по совершенствованию деятельности служб, связанных с отловом и содержанием безнадзорных животных». Однако положение животных не становится лучше, – говорит известная зоозащитница Захида Исламова. – Наоборот, меры по отлову (считай, уничтожению) бесприютных животных из года в год только ужесточаются. Представители ОВД и мехбригад утверждают, что фактов жестокого обращения с животными во время отлова и отстрела не выявлено, а самих животных после отлова переводят на цивилизованное временное (вплоть до естественной кончины) содержание в питомниках. Но на самом деле в Узбекистане ни о чем подобном и мечтать не приходится: по логике отловщиков, это дорого и слишком хлопотно. Не говоря уже о строительстве хотя бы одного легально действующего приюта для бездомных четвероногих, который бы мог избавить общество от многих проблем. Отстрелом эту проблему не решить – нужно наказывать владельцев, бездумно выбрасывающих своих питомцев на улицу, где они бесконтрольно размножаются, заболевают и становятся агрессивными».


Собаки в приюте в Ташкенте. Фото из Facebook-группы «Общество по спасению бездомных животных в Узбекистане»

Захида не понаслышке знает, что происходит с животными после отлова. Изможденных и больных могут забить камнями и арматурой прямо на месте, а откормленных и ухоженных (в том числе не бродячих, а случайно пойманных домашних) продают дельцам, нелегально промышляющим изготовлением экзотических блюд из собачатины. Самое страшное, что расправа нередко происходит на глазах у детей.

Остается только удивляться, что после таких массовых «зачисток» в городе еще остались какие-то животные. Вероятно, благодарить за это нужно зоозащитников и волонтеров…

Любопытно, что, оправдывая свои действия, чиновники мэрии, городского и районных управлений благоустройства при хокимиятах, коммунальных и прочих службах ссылаются на постановление Кабинета Министров от 8 июля 2011 года № 202 «О мерах по совершенствованию деятельности служб, связанных с отловом и содержанием безнадзорных животных». Однако это хорошая мина при плохой игре. Об отстреле животных говорится лишь в пункте 5 Постановления. Он гласит следующее: «...организовать по представлению ветеринарных отделов отстрел безнадзорных, в том числе бесхозяйных и больных животных в очагах бешенства, а также на территориях, эпизоотически неблагополучных по бешенству».

Иными словами, отстрел может быть применен лишь при явной угрозе бешенства, а не по желанию властей. И уж подавно такие вопросы не могут решать бригады по отлову. Главной формой борьбы с опасными бродячими животными должен быть отлов, а вовсе не отстрел.

Показательно, что все бригады по отлову диких и безнадзорных животных должны при необходимости дооснащаться техникой и транспортом. Эти службы также могут рассчитывать на бесперебойное снабжение горюче-смазочными материалами, оборудованием и специнвентарем. Такая ситуация возмущает зоозащитников. Почему, спрашивают они, средства на орудия убийства, автотранспорт и бензин выделяются исправно, а на содержание собак в пунктах передержки - нет?

Лучший способ – всех перебить?

За 9 месяцев прошлого года в столице от животных пострадало 3527 человек (в большинстве своем это были дети). При этом 1633 человека стали жертвами нападения бродячих собак.

Статистика нападений животных на людей известна. Однако остается открытым вопрос: сколько из этих нападений привели к заражению бешенством? Такая статистика либо не ведется, либо скрывается от общественности. Как всегда в подобных случаях, власть руководствуется принципом «меньше знаешь – крепче спишь».

По словам заместителя хокима Шухрата Акбарова, «усиленные» меры особенно актуальны дважды в год – осенью и весной. Именно в это время домашние животные чаще всего входят в контакт со своими дикими сородичами. Домашние животные заражаются бешенством от диких или бездомных, а от них могут заразиться люди. Это на самом деле так. Но значит ли это, что единственный способ выйти из ситуации – перебить всех бездомных животных?

Очевидно, что даже самые жесткие меры не дают полной гарантии от бешенства. Так, четыре года назад в городе Бекабаде Ташкентской области больная бешенством бродячая собака покусала 11-летнего мальчика. Ребенок погиб из-за беспечности родителей, вовремя не обратившихся за медицинской помощью. После этого инцидента начались подворные обходы. В результате чуть ли не половина бекабадских жителей лишилась даже своих привитых и здоровых домашних питомцев, не говоря уже о беспризорных животных.

В конце 2017-го появилось Положение об обязательной регистрации домашних животных, которое спровоцировало массовое избавление от собак и кошек. Многие владельцы животных оказались не готовы к тому, что за услуги по идентификации с них будут брать плату. В городах прибавилось бездомных животных, которых их бывшие хозяева просто выбросили на улицу. Как ни ужасно, но бригадам по отлову пришлось снова приниматься за работу.

Дополнительные проблемы в этой ситуации создает тот факт, что далеко не всегда можно быть уверенным, с каким животным имеешь дело – здоровым или больным. Да, бывают явные признаки бешенства. Например, у собак это обильное слюноотделение, беспричинная агрессия и попытки есть землю. Однако инкубационный период болезни может протекать и без симптомов. В этом случае картина окончательно проясняется лишь при обследовании трупа.

При этом бешенством можно заразиться даже без покусов. Достаточно того, чтобы слюна больной собаки или кошки попала на травмированный кожный покров человека.

В связи с вышесказанным понятно, почему далеко не все граждане поддерживают зоозащитников: многие считают, что бродячие животные очень опасны, и проще их всех истребить.

Не служба отлова, а служба спасения

Недавно общество защиты животных «Mehr va Oqibat» обратилось к руководству Ташкента. В обращении зоозащитники предлагают меры по спасению бездомных животных, в которых будут участвовать как власти, так и гражданское общество.

«Уничтожить животных гораздо легче, чем обсудить вопрос с зоозащитниками, изучить мировую практику, обратиться к опыту развитых стран, где вопрос бездомных животных уже решён, и попытаться что-то хорошее сделать у себя в городе, а потом в стране», – пишут зоозащитники.

Коллективное письмо с призывом прекратить массовые убийства беззащитных животных и ввести уголовное наказание за жестокое обращение с ними поступило также в аппарат президента республики. Его подписали 3000 ташкентцев.

Зоозащитники вполне логично считают, что страна, которая думает о привлечении инвесторов и туристов, должна выглядеть цивилизованно. Важную роль в этом могла бы сыграть созданная служба спасения бездомных животных с отлаженной инфраструктурой. Подобные службы существуют в целом ряде западных стран.

Активисты не без оснований полагают, что строительство одного приюта для уличных собак и кошек обошлось бы государству дешевле, чем сложный конвейер по их уничтожению.

В любом случае, варварское отношение к бездомным животным не может существовать в стране просвещенной и цивилизованной. А именно к этому идеалу в последние годы стремится руководство Узбекистана.

Соб.инф.

Международное информационное агентство «Фергана»