26 Май 2019



Новости Центральной Азии

Конфискация квартир, история пятая. Эльмира Кариева, акушер-гинеколог

01.08.2018 16:58 msk, Алексей Волосевич

Права человека Криминал Узбекистан Общество

Эльмира Кариева

Это рассказ врача Эльмиры Кариевой, которая пустила пожить в свою пустующую квартиру студента по просьбе общего знакомого. Студент прожил там месяц и ушел, а спустя полгода хозяйка, вернувшаяся из-за границы, где лечилась, выяснила, что квартира конфискована и передана хокимияту: судя по материалам дела, студент пустил в квартиру пару на час за деньги, и их задержала милиция, которая проводила рейд. Никакие жалобы результата не принесли, Эльмира Кариева лишилась квартиры.

* * *

«У меня трое детей, все мальчики – одиннадцати, тринадцати и двадцати лет. Всю жизнь я работала врачом на мизерную зарплату, собирала деньги на собственное жильё, и, наконец, смогла купить однокомнатную квартиру без ремонта в 2014 году в Чиланзарском районе, возле метро и парка на центральной улице. Раньше я ее не сдавала, правда, еще до того, как я ее купила, там жили девочки, на аренде. Её рыночная стоимость после последнего падения цен на недвижимость - приблизительно 17-18 тысяч долларов.

Квартира оформлена на меня, но я не была там прописана, и не жила, потому что ухаживала и жила с больными родителями – отца сбила машина, он в полтора года болел, потом умер, а мать получила геморрагический инсульт и до сих пор полупарализована, я ухаживаю за ней.

По просьбе одного своего знакомого я временно сдала ее студенту, который подыскивал себе постоянное жильё неподалёку от педагогического института и должен был в скором времени найти его и съехать. Общий знакомый отца мальчика попросил меня, чтобы Бехруз Фазилов из Самаркандской области, 1994 года рождения, некоторое время пожил на моей квартире, и сказал, что тот будет оплачивать все коммунальные расходы. Я согласилась и дала ему ключи в декабре 2015 года.

Через некоторое время я получила травму - сложный перелом руки, меня госпитализировали и сделали операцию. Потом началось нагноение, и для дальнейшего лечения я была вынуждена улететь за границу.

Я вылетела 19 января 2016 года, а инцидент произошёл 23 января. Через несколько дней, примерно 26 января, я получила от Бехруза сообщение, что он нашел себе жильё, и хочет съехать и оставить ключи. Так как я уже была не в Ташкенте, то попросила свою знакомую поехать, принять квартиру и забрать у него ключи. Она встретилась с ним, приняла квартиру, взяла ключи. Всё вроде бы было нормально, а сам он ни о чём не обмолвился.

Затем он позвонил мне и сказал, что приходил участковый, он не смог с ним договориться о проживании на моей квартире, что заплатил штраф и уходит.

После этого прошло четыре месяца. По окончании лечения я вернулась в Ташкент, зашла к себе на квартиру, сделала там уборку. Сразу за год оплатила все коммунальные услуги – за свет, за газ и прочее. И снова улетела лечиться, так как в месте перелома были гнойные осложнения. Вернулась в мае, а в июле решила проведать свою квартиру.

Когда мы с сыном приехали туда, то стали открывать её, но ключ не подходил, не открывал дверь. Вышли соседи и спросили, кто мы. Я там бывала редко и никого из них не знала. Я объяснила им, что я хозяйка этой квартиры. И тогда они рассказали мне, что в мае-июне приходили участковый милиционер и представители хокимията, они взломали дверь возле косяка, открыли ее и поменяли замки, после чего сказали всем, что теперь квартира принадлежит хокимияту.

Я пошла к участковому, и он тоже подтвердил эти слова и сказал, что якобы парень, который там проживал, пустил парочку на час за деньги, и что милиция в это время, оказывается, проводила рейд и обнаружила, что И.Уринбаева и А.Атабаев, которые приехали из Самарканда, позвонили несколько раз другу Бехрузу и попросили, чтобы он разрешил им остановиться у него. Он согласился, парочка погостила у него, а когда они уходили, милиция их остановила, и они дали показания, что приходили к Бехрузу в гости, и там у них был интим за определенную сумму. Это из дела. Его вел старший лейтенант С.Шахизиндаев из Чиланзарского района.

Бехруз в общей сложности прожил у меня около месяца. Он учился в институте, точно не помню, то ли в педагогическом, то ли в литературном. Его оштрафовали и якобы отчислили. А я лишилась квартиры. 29 апреля 2016 года районный Чиланзарский суд – председатель Д.Дадаханова, И.Бодабаев и прокурор Р.Жакбаров - постановил конфисковать моё жильё и передать в пользу хокимията. У ничего не подозревающей хозяйки, ни в чем не виноватой, которой даже в стране не было, без её ведома конфисковали собственность, - открыли без неё уголовное дело, провели без неё суд по поводу её квартиры, без оповещения, без вызова. Я вообще случайно узнала, что квартира уже не принадлежит мне, спустя семь месяцев. Я оплачивала все коммунальные услуги за год вперед, и все молчали.

Я обращалась с кассацией в районный суд, в городской суд, в генеральную прокуратуру, в Верховный суд, в Олий Мажлис (парламент – ред.), в Центр по правам человека (его возглавляет Акмаль Саидов – ред.), писала президенту. И всё бесполезно. Приходят отписки, отправляют по кругу в нижестоящие инстанции, а оттуда приходят те же ответы – что вам уже ответили отказом, поскольку ваше дело решено правильно.

Так я, мать с тремя детьми, осталась без своей квартиры. Сейчас я нигде не работаю, муж бросил и уехал в другую страну, эта история повлияла на наши семейные отношения, дети - ученики. И теперь мы всем «табором» проживаем в однокомнатной квартире с больной парализованной бабушкой».

Записал Алексей Волосевич

Международное информационное агентство «Фергана»