17 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Водопровод вместо хаджа. Станет ли благотворительность национальной идеей в Таджикистане

Фото предоставлено фондом «Рушди Точикистон»

В последнее в таджикистанских СМИ все чаще появляются сообщения о том, что жители страны тратят собственные средства на социальные и общественные нужды земляков. Буквально на днях стало известно, что в Аштском районе Согдийской области Таджикистана пенсионерка Турсунбиби Одибоева пожертвовала все свои накопления — порядка 40 тысяч сомони ($4,2 тысячи) — на строительство нового автомобильного моста, в котором нуждались ее односельчане для проезда в соседние кишлаки.

Ранее сообщалось еще о нескольких аналогичных случаях в той же Согдийской области. Шесть местных жителей, планировавших совершить хадж, также пожертвовали свои деньги на ремонт дорог, мостов и стройматериалы для малоимущих. В селении Метк района Деваштич оказалось сразу два паломника-отказника, которые отдали свои накопления на общественные нужды. Махтоб Фозилова потратила 70 тысяч сомони ($7,4 тысячи) на строительство моста между Метком и соседним селением Хушекатом, а Мирзо Шарипов отдал собранные 30 тысяч сомони ($3,2 тысячи) на благоустройство местного кладбища. Но даже в этом ряду выделяется поступок жительницы Матчинского района Сафии Хасановой, которая отдала на помощь нуждающимся 1,5 млн сомони ($159 тысяч).

Показательным примером благотворительности являются также инициативы таджикской целительницы Турсуной Закировой, получившей известность после победы в телепередаче «Битва экстрасенсов» на одном из российских каналов. На родине Закирова открыла благотворительный фонд, построила в своем родном Кайраккуме культурно-развлекательный и обучающий центр для детей из бедных семей. Также Турсуной профинансировала возведение пятиэтажного жилого дома на 35 квартир, из которых 10 были бесплатно подарены инвалидам, сиротам и нуждающимся семьям.

Без хаджа и пышной свадьбы

В мировом рейтинге благотворительности (World Giving Index) Таджикистан в 2017 году поднялся сразу на 37 позиций. Если в 2016 году страна занимала 87-е место, то год спустя — 50-е. По данным международного благотворительного фонда Charities Aid Foundation (CAF), благотворительностью в Таджикистане в той или иной форме занимаются 36% населения.

Между тем так было далеко не всегда. Жители Таджикистана, пережившие тяжелые годы гражданской войны (1992-1997), бытовой неустроенности и крайней бедности, долгое время просто не имели возможности помогать кому-либо, поскольку сами едва сводили концы с концами. Исследования World Giving Index подтверждали это: в предыдущие годы Таджикистан по масштабам благотворительности занимал последнее место в центральноазиатском регионе. Но в последние годы население избавляется от иждивенческих настроений, оставшихся от советских времен, когда решение всех социально-экономических и бытовых вопросов брало на себя государство, и появились достойные подражания примеры пожертвований на благо сограждан, в частности односельчан.

О том, что у людей меняется сознание и происходит переоценка ценностей, свидетельствуют как раз случаи отказа от совершения хаджа — почетной обязанности и мечты каждого верующего мусульманина — в пользу благих дел. Раньше, когда паломничество только стало возможным, люди записывались в очереди, годами копили сбережения и даже брали кредиты в банке или деньги в долг, чтобы отправиться в Мекку и Медину. Известны факты, когда банки были вынуждены взыскивать через суды кредиты, взятые на поездку в хадж. Теперь же появляются верующие, которые предпочитают отказать себе в посещении святых мест ради помощи ближним.


Малоимущая семья получила от жертвователей продовольственную помощь. Фото фонда «Рушди Точикистон»

Не последнюю роль в появлении новых меценатов сыграли власти страны, законодательно ограничившие затраты на проведение свадеб, обрядов и различных торжеств. Закон «Об упорядочении традиций, торжеств и обрядов», принятый в 2007 году, существенно изменил ситуацию. Если ранее люди соревновались в пышности проведения свадеб, то после принятия закона это стало наказываться штрафами. В результате таджикистанцы умерили расходы на свадебные, похоронные и поминальные мероприятия, обряды, связанные с рождением детей и обрезанием мальчикам (хатнатуй, хатнасур) — соответственно, у людей стало оставаться больше средств для других нужд. Другое дело, что, принимая решение о помощи ближнему, жертвователь сознательно отказывает себе в чем-то.

Перед праздниками, особенно религиозными, президент Эмомали Рахмон, как правило, обращается к народу с призывом делать добрые дела, помогать ближним и заниматься благотворительностью. В этом году, например, в канун праздника Рамазан (Ид аль-фитр) в Таджикистане были собраны пожертвования в размере более 40 млн сомони ($4,3 млн). В эту сумму вошли как наличные деньги, так и другие виды помощи, в частности работы по благоустройству территорий или продовольственные пакеты для нуждающихся семей. Наличные суммы верующие сдавали главам махаллей, которые, как считается, лучше знают нужды местных жителей. Где-то средства распределили среди малоимущих, в других местах потратили на ремонт дорог и проведение водопровода. Распределение собранных пожертвований контролировали комиссии из числа имам-хатибов и сельских активистов.

Общественные организации тоже не остаются в стороне. Проекты многих из них, особенно тех, которые занимаются проблемами женщин, детей и уязвимых категорий граждан, по сути тоже являются благотворительными. В годы гражданской войны и постконфликтного восстановления в Таджикистане многие НПО на зарубежные гранты осуществляли гуманитарную помощь, поставляя в семьи, оставшиеся без кормильцев или живущие в нищете, муку, сахар, масло и другие основные продукты питания. С середины 2000-х годов приоритеты сменились: НПО все больше реализуют проекты по бесплатному обучению женщин и детей из бедных семей компьютерной грамотности, языкам или какому-либо ремеслу. Девочек, как правило обучают шитью или ковроткачеству, мальчиков — вождению и ремонту автомашин.

Помощь по разнарядке

Но ошибочно было бы думать, что все благотворительные мероприятия в республике являются добровольными. Что касается крупных предприятий и организаций, то их власти часто принуждают к такой деятельности в обязательном порядке. Это касается как частного бизнеса, так и крупных госпредприятий и компаний. Так, «Таджикская железная дорога» опекает дом престарелых и инвалидов в Батоше, госавиаперевозчик «ТаджикЭйр» — детский дом на юге страны. Они должны регулярно поставлять туда продукты, гигиенические средства, одежду или другие необходимые мелочи. Им также вменяется в обязанность проводить опекунам детдомов и школ-интернатов обряд обрезания.


Подопечные дома престарелых с подарками. Фото фонда «Рушди Точикистон»

Частные предприниматели тоже нередко жалуются на то, что местные власти заставляют их «скидываться» по $200-300 на проведение всевозможных праздников.

В последние годы в моду вошло по случаю праздника Навруз (доисламский праздник, отмечаемый в день весеннего равноденствия и знаменующий наступление нового года. – Прим. «Ферганы») или Дня национального согласия (27 июня) проводить массовые свадьбы, когда число молодоженов составляет 10 и более пар, и каждой из них вручаются дорогие подарки в виде бытовой техники. Таким же образом проводятся обряды обрезания для десятков и даже сотен мальчиков из малообеспеченных семей. Все расходы в «добровольно-принудительном» порядке берут на себя предприниматели. Бизнесменов также обязывают помогать деньгами больницам и домам-интернатам.


Массовая свадьба в Таджикистане. Фото с сайта Islam.in.ua

В столице одной из форм подобной благотворительности стало строительство игровых детских площадок во дворах. Практически во всех микрорайонах и махаллях Душанбе за последний год появились комплексные площадки с небольшим футбольным или баскетбольным полем, спортивными снарядами, детским качелями, беседками и скамейками.

Казалось бы, все это на пользу обществу. Однако бизнесмены не слишком довольны таким насаждением социальной ответственности. «Я считаю, что государство должно бросать клич, что, мол, нужна помощь на то и на то, а не заставлять бизнесменов в обязательном порядке выкладывать средства на какие-то проекты. Мы готовы помогать, но хотим сами решать, сколько и на что потратить», — сказал «Фергане» на условиях анонимности предприниматель из Душанбе.

С миру по сомони – больному на операцию

Следует отметить, что традиционный уклад жизни основной массы таджикистанцев, когда почти у каждого – весьма широкий круг родственников, насчитывающий десятки человек, существенно ограничивает возможности помогать малознакомым или чужим людям. Общинный уклад сформировал особую форму взаимопомощи — внутрисемейную или внутриклановую. Иногда жители одной махалли собирают средства для помощи соседу, то есть человеку, которого знают. Традиция же помогать совсем чужим людям в Таджикистане только начинает формироваться.

В последнее время общественные активисты в республике стали развивать давно распространенные в других странах технологии благотворительности. Сегодня в Таджикистане действует менее десятка благотворительных организаций (мы насчитали 8). Одна из них — Общественный фонд (ОФ) «Рушди Точикистон» — работает уже четыре года. Первой акцией фонда был сбор средств на приобретение инвалидных колясок. В Таджикистане тысячи инвалидов нуждаются в специальных средствах для передвижения и обеспечения других жизненно важных функций.


Раздача нуждающимся инвалидных колясок. Фото фонда «Рушди Точикистон»

«За два месяца мы собрали средства, которые хватило на 32 инвалидные коляски. Мы закупили их в Китае. Коляски были розданы больным, живущим в разных регионах страны. Но нам не удалось удовлетворить все поступившие запросы. Поэтому в следующем году мы повторили акцию и приобрели еще 26 колясок, которые получили нуждающиеся жители Худжанда. Осенью текущего года мы планируем проведение очередной такой акции», — рассказала «Фергане» руководитель ОФ Тахмина Бобохонова.

Сотрудники и волонтеры «Рушди Точикистон» регулярно посещают дома престарелых и инвалидов, интернаты и детские дома, привозят его обитателям подарки и продукты. Еще одним важным аспектом деятельности фонда является помощь детям, нуждающимся в дорогостоящих хирургических операциях. Их стоимость в Таджикистане может составлять от $1,5 тысячи и выше. Для многих семей – это просто неподъемная сумма. «С тех пор как я увидела в газете фото маленькой девочки, которой срочно нужна была операция на сердце, наши основные силы и время направлены на эту помощь», — говорит Бобохонова.


Волонтеры фонда. Фото фонда «Рушди Точикистон»

С 2015 года Фонду удалось собрать средства на оплату 67 операций для детей. Причем, 95% из них были проведены в Таджикистане и лишь некоторые — за границей, в основном в Индии. В целом же, считает Тахмина Бобохонова, традиции благотворительности в Таджикистане не так развиты, как в других странах.

«Даже в соседних государствах благотворительность более распространена. Например, в Казахстане многие кампании ежемесячно перечисляют немалые суммы на благотворительные дела, состоятельные люди также регулярно делают взносы в разные фонды. В Таджикистане такие проявления не столь часто встретишь. Нашему фонду удается собирать деньги сердобольных, но, в общем-то, небогатых людей, которые могут безболезненно отдать лишь несколько сомони — сумму, эквивалентную одному или нескольким долларам. Поэтому сбор по каждому ребенку у нас закрывается медленно — сумму, достаточную для помощи одному больному, удается собрать примерно за пару месяцев», — отмечает Тахмина Бобохонова.

По ее словам, те, для кого несколько сотен или тысяч долларов — карманные деньги, а таких людей в Таджикистане тоже достаточно, нечасто помогают благотворительным фондам крупными суммами.


Девочка в ДЦП, получившая новое кресло на средства благотворителей. Фото предоставлено фондом «Рушди Точикистон»

Сотрудница другой благотворительной организации также отмечает, что в Таджикистане работа фондов помощи сопряжена с определенными сложностями: «Когда мы собираем средства на операцию, мы должны отчитаться об их расходовании перед людьми и государством. Однако платежи в системе здравоохранения не всегда прозрачны. Бывало, что врачи оставались недовольными оплатой услуг, так как мы платим по установленному государством прейскуранту, а персонал больниц привык получать от пациентов вознаграждение лично в свои карманы. Нам говорят, что на медикаменты и медицинские материалы нужны такие-то суммы, но куда и на что идут деньги на самом деле — неизвестно».

Есть у благотворительных фондов в Таджикистане и другие трудности, тем более что пока они не кооперируют, а больше конкурируют между собой. Организации практически не устраивают совместные благотворительные ярмарки и выставки-продажи, слабо презентует себя в интернете, соцсетях и СМИ. Не хватает волонтеров, а на постоянных сотрудников у таких организаций просто нет денег. Много вокруг благотворительности и отдельных инициаторов и групп, которые сами организуют сбор адресной помощи. Но все это происходит стихийно, и нет гарантий, что какие-то из таких людей не окажутся мошенниками.

Благотворительности слишком много не бывает. Даже если в Таджикистане появится еще с десяток различных фондов, для каждого из них найдется немало работы. В стране, где около 30% населения живет за чертой бедности, тысячам людей требуется и будет требоваться помощь, подчас неотложная, которую государство предоставить им не может.

Шавкат Назаров

Международное информационное агентство «Фергана»