15 Октябрь 2018

Новости Центральной Азии

Prometheus, прикованный к Telegram. В Узбекистане заработала бесплатная образовательная платформа

Лолита Юлдашева и Сайидбек Назриллаев

В августе студенты Узбекского государственного университета мировых языков Сайидбек Назриллаев и Лолита Юлдашева запустили онлайн-школу Prometheus на базе мессенджера Telegram. Образовательный проект, работающий в соцсети, да еще бесплатно — вещь для Узбекистана довольно необычная. «Фергана» поговорила с основателями школы о том, как это все устроено и на какие деньги существует.

- Расскажите немного о себе.

С.Н.: Я из города Янгиюль, близ Ташкента, помимо учебы работаю журналистом в Hook, это новое издание Дарины Солод, также я редактор на одном зарубежном политическом телеграм-канале, но где именно, сказать не могу, меня просили это хранить в тайне. Увлекаюсь футболом, фанат лондонского «Арсенала».

Л.Ю.: Я живу в Ташкенте. Параллельно с учебой на английском факультете самостоятельно изучаю немецкий язык. На данный момент не работаю, хотя у меня был опыт в сфере туризма и преподавания. Увлекаюсь философией, социологией и футболом, болею за «Спартак». Люблю фотографировать. Помогаю пристраивать бездомных животных.

- Как вам пришла идея создать онлайн-школу? Для чего вы запустили этот проект?

С.Н.: Летом обсуждали с Лолитой создание образовательного проекта в нашем университете в новом учебном году. Сначала думали открыть философский клуб, затем решили мыслить глобальнее и замахнулись на онлайн-школу. Создали мы ее, чтобы улучшить ситуацию с доступом к образованию в сфере гуманитарных наук. Одна из важных целей — популяризация философии. Сделать наш проект мы решили на базе мессенджера Telegram, и аналогов таких школ в нашей стране нет.

Л.Ю.: Хочется растормошить людей, предложить им знания.

С.Н.: Да, чтобы поднять уровень жизни в стране, нужно в первую очередь развивать образование и менять ментальность народа.


Сертификат школы Prometheus

- Почему вы выбрали в качестве своей площадки Telegram?

С.Н.: Он очень популярен в Узбекистане, не требует очень быстрого интернета или очень дорогого устройства. К тому же в нем есть функции, которые облегчают нам работу, например, у нас есть боты для регистрации и комментариев, обратной связи. Канал с отзывами. И все это объединено в одну систему.

- Вы рассчитываете и дальше его использовать как основную свою площадку?

С.Н.: Мы идём к мультиплатформенной работе, уже почти запустили сайт. Проще говоря, у нас будет возможность полноценно учиться через Telegram, при этом получать дополнительный контент с сайта.

Л.Ю.: Мы также собираемся делать аудио-подкасты, ставить видеоматериалы.

- Расскажите, как в вашей школе организован процесс обучения?

С.Н.: Все начинается с анонса курса на нашем канале, затем мы открываем регистрацию через бота, там надо ввести свои данные и выбрать желаемый курс. Затем мы добавляем вас в приват-канал, куда будем отправлять материалы курса, лекции и задания, вы должны прочитать материал и освоить его, выполнить задания и отправить их нам. Затем мы вместе с кураторами-специалистами проверяем ваши работы; в конце все, кто выполнил задания и прошел курс полностью, получат сертификат, заверенный подписью специалиста и печатью учреждения, где этот специалист работает.

- Правильно я понимаю, что курсы создаете вы сами, консультируясь со специалистами?

С.Н.: Да, курсы создаем мы сами, но специалисты контролируют процесс. Мы гарантируем достоверность информации и качество контента.

Л.Ю.: Мы не выдумываем новое. Ищем материалы, книги, смотрим видео и дальше пишем в максимально простом виде.

- Вы сказали, что на сертификатах курса ставится печать учреждения, в котором работает специалист. То есть вы согласовываете это с руководством этих организаций?

С.Н.: Разумеется, они в курсе, что их специалист у нас работает, и при создании курса с их работниками мы по факту сотрудничаем и с ними. Например, при создании первого курса мы этот вопрос согласовывали с деканом УзГУМЯ, где работает преподаватель философии, наш спец. Хочу уточнить, что мы не коммерческий проект. Мы не платим нашим сотрудникам и специалистам. И ученики не платят нам.


Информация о канале Prometheus в Telegram

- Расскажите о команде проекта.

Л.Ю.: Проектом пока занимаются четыре человека. Я пишу курсы, подбираю контент, Сайид по большей части продвигает нашу школу. Два других участника - дизайнер Мансур Раджапов и редактор Дарья Лейзаренко.

С.Н.: Кстати, Дарья Лейзаренко из России. Она прошла наш первый курс и предложила свою помощь, мы сотрудничаем удаленно. Так что можно сказать, у нас международная команда.

- Когда слушатели присылают вам выполненные задания, вы отвечаете, даете обратную связь?

С.Н.: Да. Индивидуально.

Л.Ю.: Абсолютно каждый получает отзыв на свою работу, сто процентов.

- А вот эти отзывы кто пишет? Участвует ли тут куратор курса?

С.Н.: Конечно, мы все с ними обговариваем, они нам поясняют, на что обращать внимание, как анализировать работы, дают четкий шаблон, и мы по нему работаем. Если возникают вопросы, консультируемся.

- Сколько слушателей набралось на ваши первые два курса?

С.Н.: На первый курс мы набрали около 150-160 человек. На второй курс уже собрали меньше, так как срок регистрации был меньше. Но аудитория школы в целом стабильно растёт.

- А сколько процентов из тех, кто зарегистрировался, делают задания?

С.Н.: Где-то 30-40%, многие просто получают материал и читают его, некоторые делают часть задания. Но сертификаты получают только те, кто выполняет все задания. По результатам первого курса мы выдали около 50 сертификатов.

Л.Ю.: Занимательно, что по просмотрам мы видим, что люди пересылают материалы курса. Например, при 80 участниках курса бывает по 250 просмотров, то есть люди отправляют ссылки на материалы знакомым.

С.Н.: Мы не против, потому что главная цель - развивать людей. И те, кто делится нашим материалом, только помогают.


Обложки методических материалов школы Prometheus

- На какие проекты вы ориентировались, создавая свою школу? Каким примерами вдохновлялись?

С.Н.: Честно говоря, мы не ориентировались ни на кого, наоборот - хотели создать что-то уникальное. Как я уже говорил, аналогов в Узбекистане нет.

- А за рубежом?

С.Н.: В мире есть онлайн-школы, и их много, но чтобы это были именно образовательные школы по научным дисциплинам, существующие на базе Telegram, - таких я не нашёл. В основном, это сайты. Тот же Coursera, например. Но они многим в Узбекистане недоступны, поскольку интернет у нас слабый.

- Какие цели вы ставите? Какой вы видите вашу школу через год-два?

С.Н.: База учеников в несколько тысяч человек. Сотрудничество с вузами, научными организациями, ассоциациями. Планируем охватить и естественные науки.

Л.Ю.: Очень бы хотелось так же иметь отдельное помещение, чтобы работать офлайн.

С.Н.: Но это требует финансов. Нам нужны инвесторы. Нам нужен штат, большая команда.

Л.Ю.: К примеру, переводчики нужны, с русского на узбекский. Хотим делать курсы и для англоговорящей аудитории.

- То есть пока ваш проект существует без сторонней финансовой поддержки?

С.Н.: Верно. Расходы покрываем сами

- Можете разложить эти расходы?

С.Н.: К примеру, на рекламу мы в неделю тратим около 100-150 тысяч сумов ($12-19). Есть расходы на сайт, на сервер, домен.

Л.Ю.: Также мы распечатывали постеры, флаеры на свои деньги.

С.Н.: В общем, с момента открытия ушло уже примерно 500-600 тысяч сумов ($60-70). Хотим официально зарегистрировать свою школу, чтобы были права.

- А УзГУМЯ какое-то отношение имеет к вашей школе?

С.Н.: Преподаватель оттуда был нашим специалистом на нашем первом курсе, и всё. Ну и мы там учимся с Лолитой. Первую аудиторию мы собирали именно там. Но мы не часть УзГУМЯ.

Л.Ю.: Между прочим, в самом вузе многие отнеслись пренебрежительно.

С.Н.: Да, мы не увидели энтузиазма. Многие не ценят образование как таковое, не ценят инициативу. Консерваторы.

Л.Ю.: Считают, что если это онлайн - то просто ради забавы, несерьезно.

С.Н.: Хочу вот тут вспомнить слова президента Узбекистана о том, что вузы должны начать обучать онлайн.

Л.Ю.: Когда мы развесили постеры о том, что открылась бесплатная онлайн-школа, через два дня их почти везде сорвали, а на их место приклеили черно-белые ужасные по качеству бумажки про выборы в союз молодежи.

С.Н.: Их сорвали намеренно.

Л.Ю.: Их даже не отдали нам обратно, просто выкинули. Хотя это стоило денег. Это были качественные и цветные постеры большого формата, даже QR-код был.

С.Н.: Это было демонстрацией приоритетов вуза.

- То есть это сотрудники администрации вуза сорвали ваши постеры?

С.Н.: Да, скорее всего, охрана, студенты таким не занимаются. Или, возможно, Союз молодежи. Не видели, кто именно.

Л.Ю.: Мы не можем точно сказать, кто. Не хотим клеветать.

- Сейчас у вас курсы бесплатные, но не планируете ли в будущем вводить плату? Вообще как-то собираетесь монетизировать ваш проект?

С.Н.: Без этого никак, но мы никогда не станем на 100% платными. Всегда будет качественный бесплатный контент.

Л.Ю.: Может быть, будем размещать рекламу на нашем сайте.

С.Н.: Или делать эксклюзивный платный контент.

- Сайид, я читал у вас в блоге пост о том, что политология не нужна в узбекистанских вузах, потому что это грозит конфликтами в обществе, и Узбекистан к этому не готов. То есть курсов политологии в вашей школе можно не ждать?

С.Н.: Вы неправильно поняли мой пост. Я, наоборот, сторонник политологии. Я лишь пытался понять, почему ее не преподают в Узбекистане, и приводил возможные аргументы государства против этой дисциплины. Политология, безусловно, нужна.

Л.Ю.: Мы бы, напротив, хотели бы прививать грамотность в политике.

С.Н.: Чтобы иметь четкую гражданскую позицию, нужно знать политологию. Хотя бы азы.

Л.Ю.: Также мы бы хотели предложить уроки финансовой грамотности.

- Вы создали просветительский проект, но уже второй ваш курс был посвящен НЛП (нейролингвистическому программированию) - дисциплине, которую многие критикуют, а академическое сообщество считает псевдонаукой. Не боитесь ли вы, что это может кого-то от вас оттолкнуть?

С.Н.: НЛП нельзя называть псевдонаукой совершенно точно, об этом ведутся споры, и многие квалифицированные специалисты считают, что НЛП - одна из областей психологии. Факт в том, что эти методы многократно показывали свою практическую эффективность, а это значит, что она может быть полезна людям, и нашим ученикам в том числе. Мы даже в своей статье разбирали этот вопрос. Приводили факты за и против НЛП.

- В той статье в части критики цитировались конкретные исследования, а вот аргументы «за» были риторическими.

С.Н.: Потому что психология не может быть чисто теоретической наукой, как, например, та же физика, и у неё есть аспекты, которые нельзя нарисовать формулами или константами. Они применимы лишь на практике. И НЛП как раз таки из этой части психологии. Мы не пытаемся доказать, что НЛП - точная наука, мы лишь находим полезный, по нашему мнению, материал и подаем его, консультируясь со специалистом.

Л.Ю.: НЛП само по себе не претендует на науку. Это, скорее, исследовательское моделирование опыта людей, которые добились успеха в какой-то определенной сфере, будь то бизнес, искусство или же успешная коммуникативность. Так почему бы этим не поделиться?

- В будущем вы планируете сотрудничать с вузами и научными организациями. Это в основном организации из госсектора. Если вдруг вы столкнетесь с попытками повлиять на содержание ваших курсов, как вы будете действовать?

С.Н.: Придется либо прийти к адекватному компромиссу, либо искать иного партнера. Если нас заставят умалчивать о каких-то неприятных для государства исторических фактах, мы не станем прогибаться под цензуру в ущерб образованию. Мы не будем кого-то защищать по заказу или, наоборот, очернять. Мы просто будем говорить, как есть, без эмоций и лишних красок.

Егор Петров

Международное информационное агентство «Фергана»





РЕКЛАМА