16 Октябрь 2018

Новости Центральной Азии

Не делайте из еды культа. Эмигрантские истории Улугбека Бабакулова, часть четвертая

05.10.2018 19:31 msk, Улугбек Бабакулов

Блоги Миграция  Кыргызстан Разное Интересные люди

Улугбек Бабакулов за работой

Мы продолжаем публиковать рассказы Улугбека Бабакулова, независимого журналиста, который был вынужден уехать из Киргизии под давлением властей и из-за угроз местных националистов. Прожив год в Грузии, Улугбек вместе с семьей получил разрешение въехать во Францию. Проведя месяц в транзитном центре города Кретей, семья Улугбека была вынуждена переехать в другой город. Здесь наш герой начал работать волонтером в совершенно неожиданном месте.

* * *

Говорят, что сытый голодного не разумеет. Но на самом ли деле это так? Может, применительно к Киргизии эта пословица и верна, но во Франции дела обстоят иначе. Чтобы не быть голословным, расскажу немного о помощи, которую оказывают беженцам и социально уязвимым слоям населения.

Я уже говорил: Франция – страна дорогая. Проезд в обычном городском автобусе стоит около двух евро, в пригородной электричке – более четырех. Понятно, что мигранту самому выжить в этих условиях, мягко говоря, нелегко, если вообще возможно. И тут на помощь приходит государство. Кстати сказать, оно приходит на помощь не только своим собственным гражданам, но и таким мигрантам, как мы, до поры до времени находящимся здесь на птичьих правах. Такая щедрость может показаться удивительной: мы ведь еще ничего не сделали для страны, которая нас принимает, однако нам дали крышу над головой, бесплатно снабжают продуктами питания, детей определили в школы.


Цены на яйца начинаются от 3 евро за упаковку. Фото Улугбека Бабакулова

Могут ли беженцы, например, в Киргизии рассчитывать на такое отношение? Сильно сомневаюсь. Тем более если учесть, что по данным Нацстаткома прожиточный минимум за 2017 год на человека в среднем составил 4.900 сомов ($72). Средняя же пенсия в Кыргызстане в том же 2017 году составила 5.578 сомов ($82).

Похоже, что властям Киргизии безразличны не только беженцы, но и свои собственные граждане. На прошлой неделе заместитель министра труда и соцразвития Киргизии Лунара Мамытова заявила, что пенсионеры в Кыргызстане со своей пенсии вполне могут откладывать средства и ездить отдыхать за границей. Звучит как издевательство, но, похоже, замминистра этого не чувствует.

«Франция, Германия, Бельгия, Америка, Турция, Египет и многие другие страны, где я побывала ранее. Еще до своей работы в министерстве и на свои собственные средства. Так как моим девизом по жизни является лозунг: «Важно не богатство, а мир посмотреть». Только так может развиваться твой внутренний и умственный потенциал», – уверена Лунара Мамытова. По ее мнению, даже пенсионеры могут со своих пенсий «собрать определенную сумму и позволить себе уехать в любую страну мира».

Конечно, это все одни разговоры. В Киргизии подчас нелегко приходится даже вполне социализированным людям. А уж если человек там по какой-то причине оказался на улице и стал бомжевать – пиши пропало, вернуться к нормальной жизни власть ему не поможет. Призывы помочь бездомным раздаются только в соцсетях со стороны отдельных неравнодушных людей. «Фергана» в свое время рассказывала, как «группа неравнодушных граждан» просила собрать для бездомных не вещи даже, обувь или деньги, а самое элементарное – зубные щетки, шампунь, мыло и средства интимной гигиены для женщин. Пятьдесят бездомных людей каждую среду и субботу кормят горячими обедами, «но целительные силы» свежеприготовленной еды «существенно ослабевают, так как они едят ее немытыми руками и нечищеными зубами», – говорилось в соцсетях.

Об этой «группе неравнодушных граждан» я вспомнил, когда узнал о существовании во Франции общенационального движения Restos du Coeur (Ресто дю кёр – «Ресторан сердца»).

Ресторан моего сердца

Сотрудники «ресторанов сердца» помогают людям, оказавшимся в трудном положении – таким, например, как мы. Они помогают не только с пропитанием, но и с поиском работы и жилья. Сейчас во Франции открыты более двух тысяч благотворительных столовых Restos du Coeur, в которых работают около 70 тысяч добровольцев. За все время своего существования, начиная с 1986 года, они выдали более 130 миллионов бесплатных обедов. Создал Restos du coeur не какой-то политик, нувориш или предприниматель. У истоков этого движения стоял популярный комик, артист оригинального жанра по прозвищу Колюш (настоящее имя – Мишель Колюччи).


Портрет основателя Restos du coeur Колюша. Фото Улугбека Бабакулова

Началось все с того, что в 1985 году Колюш, как положено, подписывал чек на уплату трех миллионов франков налогов. Поинтересовался у кухарки, сколько нужно денег, чтобы накормить одного человека. Узнав, что требуется всего 15 франков, артист понял, что на свои налоги он мог бы угостить обедом 200.000 бедняков.

В прямом эфире радио Europe 1 Колюш призвал людей не бросаться деньгами попусту, а открывать бесплатные столовые для бедных. В октябре 1985 года была зарегистрирована его благотворительная организация, а в декабре уже открылся первый парижский Resto du coeur – больше, чем просто бесплатная столовка. «Я не новый богатый, – любил повторять Колюш, – я бывший бедный». Полагаю, что это именно тот самый случай, когда сытый, вопреки пословице, разумеет голодного.

Колюш стал лицом – а, точнее, обаятельной физиономией – новой инициативы. И хотя сам он вскоре трагически погиб (разбился на мотоцикле в Провансе в июне 1986 года), его идея выросла до уровня общеевропейской программы. Сейчас организация существует на благотворительные средства, получаемые от одного из европейских фондов, от крупных предпринимателей и т.д.

Порядок получения продовольственного пайка тут достаточно прост. Запись осуществляется 3-4 раза в год, после чего каждый человек получает карточку, где написан определенный день и время. Необходимо прийти в назначенный час и ждать, пока волонтеры (фр. Bénévole) вас вызовут. Единовременно тут выдают достаточно много еды: овощи, фрукты, консервы, молочные и замороженные продукты, шоколад, мясо, рыба, хлеб.


Недельный набор продуктов от Restos du coeur. Фото Улугбека Бабакулова

Нашей семье продукты пока дают один раз в неделю, а с ноября будут давать по два раза. Правда, я не могу сказать, что выдаваемых продуктов на семью из пятерых человек достаточно. Несколько раз я ходил за продовольствием в ближайший «Карфур» и оставил там более 200 евро.


Курица в Carrefour. Фото Улугбека Бабакулова

И тогда я понял, что нужны дополнительные источники. Кто-то рассказывал, что есть другие благотворительные организации – CAF, Emmaus, Secours Populaire и т.д., которые тоже бесплатно раздают продукты, но где их искать? И тут внезапно наша соседка-украинка сообщила, что продуктовый вопрос решить можно: оказывается, есть магазин, где все продают очень недорого. Она предложила мне на следующий день поехать туда вместе.


Полка с полуфабрикатами и сырами в Carrefour. Фото Улугбека Бабакулова

Берем все, что нравится

Ехали мы достаточно долго. С двумя пересадками на дорогу ушел почти час. Соседка привезла меня к большому зданию, похожему на загородные склады крупных предприятий. Войдя внутрь, я оказался в большом продуктовом магазине Oasis d’Amour («Оазис любви»). Вдоль стеллажей суетились люди, расставляя продукты на полках.

– Джованни, ты здесь? – воскликнула моя соседка, увидев мужчину лет 50-ти. – Я тебя хочу познакомить с моим другом. Только он не говорит по-французски.

Мы познакомились. Я уже научился представляться на французском и сказал: «Жемапель Улугбек» (меня зовут Улугбек). Видя, что Джованни не может сходу выговорить непривычное для его слуха имя, я еще раз повторил его. Однако он и со второго раза не смог его выговорить. Правда, я и сам в долгу не остался: перепутав, назвал его Джордано. Это нас развеселило, и, как ни странно, мы сразу почувствовали себя приятелями. Не зря говорят, что смех объединяет.

Джованни сказал (переводила моя соседка), что продажа начнется с двух часов дня, а до этого идет выборка продуктов. Так что у меня есть выбор – либо ждать на улице, либо – если я вдруг захочу в дальнейшем здесь работать – могу прямо сейчас заняться сортировкой овощей. Изнывать несколько часов от жары и безделья снаружи мне не очень-то хотелось, и я сказал, что хочу попробовать.

Джованни провел меня в большое помещение, где десяток человек перебирали овощи и фрукты. Нашей задачей было перебрать ящики с продуктами, отобрать гнилые и побитые, а те, что можно употреблять в пищу, отложить в отдельный ящик. Испорченный товар очищали от пластиковой упаковки, а затем пластик и продукт кидали в разные урны. По мере заполнения урн и ящиков мы их разделяли: урны везли на улицу, к дороге, а ящики с отобранными овощами – на прилавки.

Среди работников оказалось довольно много русскоговорящих. Они объяснили мне, что после выборки мы должны встать за прилавки и отпускать продукцию клиентам. «Как же я пойму, чего они просят?» – удивленно воскликнул я. «Через полчаса после общения начнешь понимать, – обнадежил меня азербайджанец Вася. – Во время наплыва клиентов стой рядом со мной, я покажу, что делать».


Улугбек Бабакулов в торговом зале

Расфасовка закончилась, а до открытия магазина оставалось еще полчаса. В помещение вошел Джованни:

– Всем обедать!

Вася, показывая на полки, сказал мне: «Можешь брать оттуда, что тебе нравится, а потом пойдем в столовую. Там есть несколько микроволновок, чайники и посуда. Перекусим перед работой».

В пять раз дешевле

Пока мы обедали, Вася объяснял мне принцип работы заведения: когда срок годности продуктов в крупных магазинах подходит к концу, многие из них передают ее сюда. Как я понял, бесплатно. Затем «беневоли» сортируют их – негодные идут в мусорку, а годные – на продажу. Основные клиенты здесь – такие же мигранты и малообеспеченные слои населения. Хотя часто заезжают и вполне зажиточные буржуа, которые закупаются продуктами по дешевке.

К примеру, килограмм мяса здесь стоит два евро. Десятикилограммовый мешок картошки тоже обойдется в 2 евро, при том что в «Карфуре» за 5 килограммов надо отдать 5 евро. Получается в пять раз дешевле – разница принципиальная. Бананы, морковь, кабачки, виноград и прочие дары природы идут здесь по 50 сантимов за один, а иногда и за два кило. По окончанию работы я набрал продуктов полную сумку на колесах и за все это отдал 12 евро… 12 евро, Карл! (Точнее, Джованни). Кстати сказать, сам Джованни дополнительно нагрузил меня дармовыми бананами, апельсинами и виноградом.


Цена на картофель в Carrefour. Фото Улугбека Бабакулова


Мясо в Carrefour. Фото Улугбека Бабакулова

Поработав денек в магазине, я окончательно понял: Франция не даст человеку пропасть. Если, конечно, этот человек сам не станет нарушать ее законы. Не знаю, как вы, а я законы страны, которая меня приняла, нарушать не собираюсь.

Может быть, некоторые из тех, кто помнит, кем я был в Киргизии, прочитав эту часть моих приключений, позлорадствуют: до чего докатился! А я скажу, что ни до чего я не докатился: я честно делаю полезную работу, за которую ни капли не стыдно. В отличие от киргизских властей, уверовавших в свою божественность, я понимаю, что ничто не вечно в этом мире. Как известно, знаменитая притча о царе Соломоне гласит: «И это тоже пройдет». А мы посмотрим, что будет дальше.

Улугбек Бабакулов

Международное информационное агентство «Фергана»





  • РЕКЛАМА