11 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Распылить дракона. Что будет с бывшим президентом Интерпола Мэн Хунвэем

Мэн Хунвэй. Фото с сайта Scmp.com

История с исчезновением президента Интерпола Мэн Хунвэя настолько неясная, что для начала нужно просто выстроить порядок событий, и уж потом попробовать разобраться в причинах и следствиях.

Итак, в конце сентября китайский гражданин, глава Интерпола и по совместительству замминистра общественной безопасности КНР, 64-летний Мэн Хунвэй отправляется из Франции в Китай, где следы его теряются. Перед тем, как связь с ним прервалась, господин Мэн отсылает своей жене Грэйс сообщение, из которого она понимает, что муж оказался в беде. Одновременно ей начинают поступать угрозы по телефону, при этом звонящие говорят на китайском языке. Грэйс обращается в полицию города Лиона, где находится штаб-квартира Интерпола. Прокуратура Лиона заводит уголовное дело об исчезновении человека, семью Грэйс берут под охрану. Интерпол отправляет китайским властям официальный запрос о судьбе Мэн Хунвэя. Китайское руководство держит паузу и на запрос не отвечает. Однако 7 октября генеральный секретариат Интерпола внезапно получает от пропавшего Мэн Хунвэя прошение об отставке – и немедленно удовлетворяет его. В этот же день на сайте Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины появляется сообщение, что Мэн Хунвэй подозревается в нарушении закона. Кроме того, становится известно, что глава Интерпола был взят под стражу сразу по прибытии в Китай.

В сухом остатке имеем очередного крупного китайского чиновника, которому власти КНР инкриминируют коррупционные схемы. Дальнейшую заботу о нем берет на себя руководство Китая, прочих просят не беспокоиться.


Автомобиль Министерства общественной безопасности Китая. Фото Navigator84 с сайта Wikipedia.org

Красная карточка Интерполу

Кажется, что все ясно, вопрос как будто исчерпан. И он бы действительно был исчерпан, если бы не должность Мэн Хунвэя. Вообще-то исчезновения граждан в Китае – вещь довольно распространенная. Однако раньше это касалось диссидентов, коррумпированных чиновников, а также жителей Синьцзян-Уйгурского автономного района, которых власти подозревают в экстремизме и сепаратизме. Но исчезновение директора Интерпола, пусть даже он и китайский гражданин, – это уже немного другая история.

Надо сказать, эта новость ошарашила многих. Во-первых, сам факт исчезновения главы Интерпола выглядел почти как насильственное похищение. Во-вторых, непонятно было, как такого, как пишут многие, «крупного международного чиновника» могли взять за шкирку и отправить под следствие. Разве так можно? – вопрошают они.

Чтобы ответить на этот вопрос, надо, во-первых, понять, каковы полномочия Интерпола (или, иначе, Международной организации уголовной полиции). Обыватели часто полагают, что это могущественная правоохранительная структура, права которой распространяются чрезвычайно широко. Многие думают, что так называемые «красные карточки» Интерпола – это ордера, обязательные к исполнению во всем мире.

На самом же деле Интерпол – организация, которая координирует усилия национальных правоохранительных органов. Важно понимать, что Интерпол не обладает статусом субъекта международного права (хотя благодаря соглашениям с ООН был признан в качестве межгосударственной организации). На практике же главная функция Интерпола состоит в том, чтобы информировать, что того или иного человека та или иная страна объявила в международный розыск. Таким образом, красные карточки Интерпола вовсе не являются обязательными для исполнения. Выдавать или нет преступника по запросу - решает страна, где этот преступник в данный момент находится.


Здание Интерпола. Фото с официального сайта

Формально Интерпол занимается только уголовной стороной дела (сюда же в последнее время входит и терроризм). На практике же свои красные карточки он выдает, не разбираясь в нюансах, и в адрес разного рода диссидентов. И хотя, как уже говорилось, карточки эти не подразумевают обязательной выдачи, но человека могут задержать и начать разбирательство – в общем, существенно подпортить ему жизнь.

Именно поэтому, когда в ноябре 2016 года главой Интерпола стал видный китайский силовик Мэн Хунвэй, международные правозащитные организации забеспокоились: не получат ли теперь свои красные карточки все, кто не нравится китайским властям? Время показало, что беспокойство их было ненапрасным. Только в 2017 году в страну удалось вернуть 1,3 тысячи человек, включая 347 чиновников.

Однако, как показала жизнь, реакция правозащитников Интерполу практически безразлична. Фактически это хозрасчетная организация: она получает деньги, во-первых, в виде обязательных взносов от стран-участниц, а во-вторых, от так называемых внешних доноров. Среди них, кстати сказать, были не только ФБР и Еврокомиссия, но также табачная компания Philip Morris и даже ФИФА. Последнее особенно трогательно, учитывая сокрушительную коррупционную славу чиновников этой футбольной организации. Зачем ФИФА жертвовала Интерполу миллионы? На всякий случай. Потому что если на ее чиновников начнет выписывать свои красные карточки международная полиция, то ездить по миру им будет крайне затруднительно. Выражаясь словами классиков, это будет не езда, а одно горе.

Теперь понятно, почему так легко китаец стал главой Интерпола: у КНР много денег. Понятно, почему Интерпол так легко сдал своего президента – не Мэн Хунвэй же Интерполу деньги перечисляет. Отставку его приняли мгновенно, тут же объявили, что его место займет старший вице-президент Ким Ён Ян. А чтобы никто не беспокоился, объяснили, что на организации все это якобы никак не скажется: текущими делами, дескать, ведает не Мэн Хунвэй никакой, а генеральный секретарь Юрген Шток. Одним словом, хотите забрать своего товарища – о чем речь, берите, это все ваши, внутренние китайские дела. Товарищ Си дал, товарищ Си взял, говорить не о чем.

Взятки или заговор?

Однако в этой истории есть и другая сторона, куда более интересная. Сторона эта связана с внутренними китайскими разборками, жертвой которых, очевидно, и стал товарищ Мэн Хунвэй.

Арест действующего президента Интерпола – мероприятие, чрезвычайное даже для нынешнего Китая, который не слишком склонен оглядываться на мнение международного сообщества. Не зря эксперты полагают, что решение это было принято на самом верху, или, если отбросить эвфемизмы, принял его лично председатель Си Цзиньпин. Что же такого срочного могло случиться, что руководству Поднебесной понадобилось наплевать на международный скандал и очевидный ущерб для репутации?

Официальная версия, разумеется, коррупционная – взятки и помощь в получении контрактов для некой компании, которая борется с киберпреступностью. Версия, смешная даже для китайского обывателя. Ни для кого уже не секрет, что под знаменем борьбы с коррупцией Си Цзиньпин уничтожает своих реальных и гипотетических оппонентов. Однако каким оппонентом может быть глава Интерпола? Ни в мире, ни на родине он ни капли не политическая фигура, да и масштаб не тот.


Мэн Хунвэй. Фото с сайта Scmp.com

В комментариях читателей к статье в Le Parisien выдвигается забавное предположение, что чиновника отозвали в Китай, потому что его «развратил» Запад. Лет тридцать назад эта версия могла бы худо-бедно рассматриваться, но никак не сейчас. В Китае сегодня можно так развратиться, как не снилось никакому Западу – там доступны самые изощренные и нечеловеческие удовольствия на любой вкус.

Но может быть, речь идет о вещах куда более серьезных? Возможно, Мэн Хунвэй оказался вовлечен в заговор против Си Цзиньпина? Вот эта версия выглядит уже более солидной, хотя и не без призвука конспирологии. Однако в Китае сейчас хватает влиятельных людей, недовольных политикой Си Цзиньпина и опасающихся за свое положение и саму жизнь. За время правления председателя Си они могли убедиться, что борьба его с врагами приобретает абсолютно беспощадный и непредсказуемый характер, понять, что терять им, в общем-то, нечего, и, чисто теоретически, могли бы составить некое гнездо сопротивления, особенно на местах, куда не сразу достает центральная власть. И если кто-то из этих заговорщиков попался в руки силовиков, то очевидно, что они начали брать всех, кто может иметь какое-то отношение к борьбе против председателя КНР, пусть даже самой призрачной.

Но зачем главе Интерпола и заместителю министра общественной безопасности идти против главы КНР? Мэн Хунвэй не является политической фигурой ни в Китае, ни за рубежом. По китайским понятиям, он хорошо устроился, жизнь его удалась, так зачем же подкладывать мину под себя самого?

Кое-что объясняют слова, сказанные в министерстве Национальной безопасности КНР: «Расследование в отношении его начато из-за его своенравности и из-за того, что он сам навлек на себя проблемы».

В чем же могла проявиться его своенравность? В первую очередь, в принадлежности не к тому клану.

Тут надо вспомнить, что в Китае чрезвычайно высоко ценится личная преданность патрону. А кто мог бы быть патроном Мэн Хунвэя? Для этого нужно заглянуть в его недавнее прошлое и вспомнить, что замминистра он стал в 2012 году, когда министром ведомства был Чжоу Юнкан. Тот самый Чжоу Юнкан, которого в июне 2015 года приговорили к пожизненному заключению за взяточничество, злоупотребление полномочиями и выдачу государственных секретов. К 2015 году Чжоу Юнкан был уже давно пенсионером. Однако председатель Си вытащил его с заслуженного отдыха и укатал на пожизненный срок. Вы спросите, зачем было издеваться над безобидным уже пенсионером? Типично европейский взгляд на ситуацию. В Китае важен даже не сам пост (Дэн Сяопин никаких главных постов не занимал, однако именно он правил Китаем много лет), а связи. Так вот, связи у Чжоу Юнкана, а точнее, у его группировки остались очень обширными. Таким образом, по мнению Си Цзиньпина, дракона недостаточно обезглавить, его надо превратить во прах и распылить. Поэтому председатель КНР старается стереть с лица земли не только врагов, но даже их тени. Так, чтобы все знали: в Китае может быть только одна группировка – и зовут ее Си Цзиньпин.

* * *

Напоследок хотелось бы вспомнить давнюю историю. Летом 1909 года в Одессе состоялся один из первых публичных полетов на аэроплане, которым управлял Алексей Ван-дер-Шкруф. Во время испытаний рядом с летным полем бегал чрезвычайно обеспокоенный старичок и спрашивал у зрителей: «Скажите, а для евреев это хорошо или нет?»

Не знаю, как для евреев, но для мирового сообщества в исчезновении Мэн Хунвэя нет ничего хорошего. Это свидетельствует о том, что Си Цзиньпин сделал следующий шаг в построении китайской диктатуры нового образца. Учитывая неотвратимо растущее влияние Китая в мире, ничего хорошего ни миру, ни самому Китаю такая ситуация не сулит.

Алексей Винокуров

Международное информационное агентство «Фергана»