16 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Смертельный Blackjack. Душанбе вынудили заговорить о бойне в худжандской колонии

Указатель на ИТК-3. Фото с сайта Akhbor-rus.com

Таджикские власти наконец-то осмелились вслух признать факт массового убийства 7 ноября 2018 года заключенных в исправительно-трудовой колонии (ИТК) строгого режима №3 в городе Худжанде на севере Таджикистана. По иронии судьбы неблаговидная роль «глашатая» выпала министру иностранных дел республики Сироджиддину Мухриддину. На пресс-конференции в Брюсселе 22 ноября по случаю заседания Совета сотрудничества Европейского союза (ЕС) и стран Центральной Азии глава МИД высказал официальную версию происшедшего, согласно которой бунт подняли в основном осужденные за терроризм и экстремизм — участники боевых действий в Сирии и Ираке на стороне «Исламского государства» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ), члены экстремистских группировок «Ансоруллах», «Джундуллах» и Исламского движения Узбекистана (запрещено в РФ). Некоторые из бунтовщиков были осуждены за совершение таких тяжких преступлений, как убийство и контрабанда наркотиков, отметил глава МИД, вероятно, чтобы подчеркнуть, что бунтовщики — далеко не святые люди, а напротив — отъявленные негодяи и мерзавцы. Вот почему против них пришлось применить силу, в результате чего, по данным Мухриддина, был «обезврежен» 21 заключенный.

Таджикские власти не могли проигнорировать очередное заседание ЕС в Брюсселе и избежать там вопросов коллег и журналистов. От структур Евросоюза зависит судьба важных и столь необходимых грантов и кредитов для экономики Таджикистана, находящейся в плачевном состоянии. Некоторые из этих грантов выделяются на реформирование милиции, пенитенциарной системы и укрепление безопасности перед лицом различных вызовов. Тем щекотливей ситуация, по сути, с массовой казнью заключенных, поднявших бунт, как отмечали независимые источники и издания, из-за пыток и издевательств, переходящих все грани терпения. Официальному Душанбе приходится отвечать на вполне резонный и закономерный вопрос в связи с этими пытками и последовавшим затем расстрелом заключенных в колонии: как используются средства, выделяемые европейскими донорами на реформирование работы пенитенциарной системы, МВД, Госкомитета национальной безопасности (ГКНБ), спецслужб, противодействие пыткам и укрепление принципов защиты прав граждан в местах лишения свободы.


Колония в Худжанде. Фото с сайта Ozodi.org

Необходимость выкручиваться перед мировым сообществом вызвана задачей не только удержания на плаву пребывающей в усугубляющемся кризисе таджикской экономики, когда крупнейшие банки и унитарные госпредприятия, такие как энергохолдинг «Барки точик» фактически являются банкротами, но и задачей продолжения строительства Рогунской ГЭС. «Несвоевременность» бунта и массовой казни заключенных, похоже, повергли в шок руководство Таджикистана перед праздником долгожданного запуска первого гидроагрегата Рогунской ГЭС. Но разве может быть своевременной в 21 веке система пыток, обесчеловечивания и массового внесудебного расстрела? Разве это инопланетяне довели людей до состояния озверения и смертельного отчаяния, до готовности идти с голыми руками против вооруженных силовиков с автоматами и собаками? Чего ждать от прогнившей сверху донизу системы подавления и прогнивших гаек? Прорвать может в любом месте и в любое время. И это опять будет несвоевременно и неожиданно.

Примечательно, что министр иностранных дел назвал основными зачинщиками бунта 12 заключенных — сторонников ИГ. И хотя эта террористическая организация почти сразу взяла на себя ответственность за бунт, эту версию ранее уже опровергли анонимные источники в спецслужбах, которые сообщили независимым СМИ о том, что причиной неповиновения стали издевательства в отношении одного из заключенных со стороны надзирателей.

Чехарда версий в связи с громкими делами последнего времени в Таджикистане некоторыми наблюдателями трактуется как борьба ведомств. Если одни источники берут на вооружение версию о руке ИГ, то другие предпочитают все валить на внутреннюю исламскую оппозицию, в частности запрещенную и прекратившую деятельность в Таджикистане Партию исламского возрождения (ПИВТ). Даже внутри одного ведомства — ГКНБ — буквально накануне запуска Рогунской ГЭС шло информационное фехтование: в Госкомитете давали то одну, то другую, совершенно противоположную, информацию о поимке группы неких террористов из числа сторонников ИГ, якобы планировавших нападение на объекты 201-й российской военной базы, при этом ведомство опровергало само себя.


Заключенные в колонии в Таджикистане. Фото с сайта Akhbor-rus.com

Однако пока отрабатывающие гранты, звания и звездочки фехтовальщики соревнуются в рвении, на самом верху, похоже, от этого испытывают все большее недовольство и нетерпение. Такой череды медвежьих услуг, как непредотвращенное убийство иностранных велотуристов, массовая казнь заключенных и то ли готовившийся, то ли нет теракт против 201-й РВБ — и все в течение одного года, — Рахмон от своих генералов давно не получал.

В этой связи объявленное в Брюсселе министром иностранных дел Таджикистана число убитых заключенных — 21 — выглядит, как символ карточной игры, которую ведут под ковром различные центры силы (речь идет о символике карточной игры в Blackjack ("Двадцать одно"). – Прим. «Ферганы»). И еще — как очевидная невозможность сделать красивое лицо при плохой игре. Шила в мешке не утаишь, поскольку у убитых заключенных остались родственники, которые уже похоронили, по меньшей мере, 47 тел. Но для презентации официальной версии бунта перед мировым сообществом расстрел полусотни — это, конечно, перебор.

* * *

Хронология событий вокруг бунта в ИТК №3 в Худжанде

7 ноября. Вечер. Люди, живущие по соседству с колонией, сообщили СМИ, что сначала услышали из-за колючей проволоки крики и возгласы заключенных, а потом автоматные очереди.

8 ноября. Родственникам выданы два тела погибших сотрудников колонии — Мирсаида Кодирова и Эхсона Ёкубзода, в этот же день они были похоронены. Иностранные СМИ сообщили о гибели 12 человек в колонии №3. Пограничные власти Таджикистана в ответе на запрос киргизских коллег подтвердили факт произошедшего бунта в колонии.

Независимый таджикский сайт «Ахбор» сообщил о гибели 27 заключенных и еще более сотни раненных.

9 ноября. Тела двух заключенных в районе Ашт, четырех — в районе Истаравшан и одного — в районе Канибадам похоронены без совершения омовения и прощания. Родственникам убитых не позволили вскрыть гробы и попрощаться с ними.

ИГ взяло на себя ответственность за бунт. Изатулло Шарифов, на тот момент еще руководитель Главного управления исполнения уголовных наказаний (ГУИУН) Минюста Таджикистана, заявил Радио «Озоди», что он не располагает информацией о бунте и его подавлении. Между тем СМИ сообщили о госпитализации 6 надзирателей и более 100 заключенных.

Гражданский комитет по защите политических заложников и узников в Таджикистане в своем заявлении призвал власти создать совместную комиссию по расследованию гибели людей с участием гражданского общества и родственников погибших.

10 ноября. В соцсетях появились две фотографии с телами погибших заключенных колонии в Худжанде. В кадр попали около 15 тел, лежащих на земле. Неофициальные источники сообщают, что число погибших достигает 40.

Диловара Кодирова — вдова офицера Мирсаида Кодирова — в интервью «Азии-Плюс» сказала, что ее муж и другой надзиратель, Эхсон Ёкубзода, погибли в результате жестокого избиения заключенными. Сестра жены погибшего Эхсона Ёкубзода на странице в Facebook написала, что он погиб от побоев.

По истечении трех суток власти ничего не сообщили о трагедии в Худжанде. Эмомали Рахмон, выступая на торжественном мероприятии по случаю Дня милиции, ни словом не обмолвился о трагедии в Худжанде. Родственники заключенных остаются в полном неведении, им не дают никакой информации о том, живы или нет их близкие. К раненым никого не допускают.

11 ноября. Независимые СМИ сообщили о погребении 47 тел погибших заключенных. Источник в областной прокуратуре Согдийской области анонимно сообщил о гибели 53 и ранении 186 заключенных.

12 ноября. Корреспонденту Радио «Озоди» в одном из ведомств удалось увидеть список погибших во время подавления бунта, состоящий по меньшей мере из 50 фамилий.

Национальный Альянс Таджикистана в своем заявлении назвал убийство заключенных в Худжанде массовой казнью.

Рукия Исмоилова, мать погибшего 23-летнего заключенного Бахрома Исмоилова, сказала Радио «Озоди», что завернутое тело ее сына закопал могильщик под надзором милиции на сельском кладбище, и ей и близким не позволили приблизиться и проститься с ним.

13 ноября. Международная правозащитная организация Human Rights Watch призываа власти Таджикистана провести прозрачное расследование инцидента в тюрьме Худжанда. Радио «Озоди» процитировало слова неназванного чиновника, который заявил, что бунт — «не то событие, которое достойно освещения на государственном телевидении». Другой чиновник сказал радиостанции, что «впереди праздник запуска Рогунской ГЭС, и сообщение об этом несчастном случае может омрачить знаменательное историческое событие».

14 ноября. На сайте Chang.org опубликована петиция активистов гражданского общества Таджикистана с призывом к президенту Эмомали Рахмону и генеральному прокурору Юсуфу Рахмону создать независимую комиссию по расследованию массовой казни заключенных.

15 ноября. Сайт «Ахбор» со ссылкой на свой источник сообщил о задержании и возбуждении уголовного дела против начальника колонии №3 Файзулло Сафарова (Сафарзода).

16 ноября. Оппозиционный сайт Payom.net со ссылкой на два своих источника сообщил о подробностях произошедшего в колонии. Источники, в частности, рассказали, что во время «усмирения» заключенных ОМОН МВД блокировал их, а группа «Альфа» ГКНБ открыла по ним стрельбу.

19 ноября. Глава представительства ЕС и послы демократических стран в Таджикистане встретились с представителями правозащитных организаций в Душанбе, с которыми обсудили худжандскую трагедию. Ряд послов европейских стран выразили намерение призвать Душанбе тщательно расследовать этот бунт и наказать должностных лиц, нарушивших права заключенных. Сайт «Ахбор» сообщил, что семь сотрудников колонии, получивших различные ранения и находившихся на лечении, после допросов были задержаны сотрудниками УВД Худжанда и перемещены из областной больницы в СИЗО.

20 ноября. Исполняющий обязанности посла США в Таджикистане Кевин Коверт встретился с генеральным прокурором, а также министром иностранных дел Таджикистана и обсудил произошедшее в колонии в Худжанде.

21 ноября. Payom.net со ссылкой на свои источники сообщил о возбуждении уголовного дела в отношении начальника ГУИУН Минюста Изатулло Шарифзода. В публикации сообщается, что после произошедшего в ИТК №3 Шарифзода лишен допуска к Эмомали Рахмону.


Отправленный в отставку Изатулло Шарифзода. Фото с сайта Ozodi.org

22 ноября. Министр иностранных дел Сироджиддин Мухриддин наконец прервал молчание таджикских властей и сообщил в Брюсселе, что в ходе подавления бунта «обезврежен» 21 заключенный. Он сказал, что 12 из них отбывали наказание за участие в ИГ, группировках «Ансаруллох», Исламское движение Узбекистана.

23 ноября. Эмомали Рахмон отправил в отставку «в связи с выходом на пенсию» начальника Главного управления исполнения уголовных наказаний Минюста Изатулло Шарифзода. Однако вопрос о том, кто, зачем и по чьему указанию убил несколько десятков безоружных заключенных, и кто за это понесет ответственность, по-прежнему остается открытым.

Темур Варки, журналист, политический обозреватель

Международное информационное агентство «Фергана»