13 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

РУБЕЖИ БЕЗ ЗАМКОВ

05.04.2002 00:00 msk, Игорь Плугатарев

Через тысячекилометровые бреши в границах государств СНГ потоками движутся промышленная контрабанда, наркотрафик и незаконная миграция. Клубок пограничных проблем, завязавшийся на постсоветском пространстве более 10 лет назад, распутывается по сию пору. Особенно сложно приходится России, рубежи которой резко отодвинулись на восток, на юг и на 13,5 тыс. км пролегли по участкам, где никогда ранее не было даже намека на какую-либо пограничную инфраструктуру. Кроме того, ряд южных рубежей России и некоторых стран СНГ оказались в зонах межэтнических конфликтов. Ситуацию, сложившуюся в связи с этим, комментирует начальник Международно-договорного департамента Федеральной пограничной службы России генерал-лейтенант Александр Манилов.

- С КАКИМИ странами СНГ граничит Россия и какова протяженность государственных границ с каждой из них?

- 350 км с Азербайджанской Республикой, 1239 км - с Республикой Беларусь, 897,9 км - с Грузией, 7598,6 км - с Республикой Казахстан и 2245,8 км - с Украиной.

- Официально Россия не имеет территориальных претензий к своим соседям. А как в этом смысле обстоит дело с их стороны?

- Так же. Единственно, насколько мне известно, есть проблемы по линии дипломатических ведомств по согласованию вопросов, связанных со статусом Каспийского и Азовского морей. Но что касается взаимоотношений между пограничными ведомствами Азербайджана, Казахстана, Туркмении, Украины и российской ФПС, осуществляющим свои функции на Каспии и Азове, то у нас никакого недопонимания нет.

Россия на всех вновь образовавшихся участках ведет дело к последовательному завершению процесса международно-правового оформления своей государственной границы. С Азербайджаном определено прохождение линии границы на всем ее протяжении. В прошлом году комиссиями сторон по делимитации полностью завершено согласование российско-украинского участка на его сухопутном отрезке и составлено его описание, одновременно были согласованы основные положения проекта договора о границе.

Согласован и значительный участок российско-грузинской границы. Активно идет аналогичный процесс на самой протяженной российско-казахстанской границе; здесь делегации по делимитации прошли более половины пути.

- Насколько, на ваш взгляд, надежно прикрыты данные направления как со стороны России, так и ее соседей? Как вообще развивались национальные пограничные силы после завершения "парада суверенитетов"?

- Я нисколько не умаляю достоинств наших коллег, но вряд ли следует ожидать от их национальных пограничных формирований быстрого, полного и надежного прикрытия своих внешних границ, особенно после вынужденного вывода во второй половине 90-х наших погрангруппировок из Грузии, Киргизии и Туркмении. Кроме того, учитывая, что внутренние границы, особенно между центральноазиатскими государствами СНГ, пока остаются открытыми, многие негативные процессы по-прежнему будут находить свое выражение на российском рубеже.

- Но и на российской границе немало "прорех"...

- Прочность потенциала ФПС во всей пограничной структуре государства уже который год испытывается в условиях ее ежегодного крайнего недофинансирования. Ситуацию контролировать пока удается, но делать это становится все труднее и труднее.

Должен, однако, заметить, что в последнее время со стороны государства

государственным границам Российской Федерации и пограничной службе России стало уделяться все больше внимания. Утверждена целевая программа обустройства российских границ до 2010 года.

- Влияет ли изменяющаяся политическая ситуация в каждой из стран СНГ на их подходы к пограничным делам и каким образом?

- Не секрет, что ряд стран не присоединились к документам Совета глав государств и Совета глав правительств, определяющих общую пограничную политику Содружества. Сказывается и различие в подходах к интеграционным процессам. Если бы здесь было больше согласованности, мы могли бы куда больше делать в рамках деятельности Совета командующих пограничными войсками (СКПВ) государств - участников СНГ, причем не только на бумаге, но и главным образом на практике.

Кроме того, в последнее время на ряд стран, особенно Центрально-Азиатского региона, оказывают заметное влияние американская политика и политика стран НАТО. А они, насколько я понимаю, не торопятся сворачивать свою "ограниченную военную мощь", использование которой с баз ряда стран СНГ последние предоставили им при проведении "операции возмездия" в Афганистане. Ясно, что чужие границы и происходящее на них - один из важнейших пунктов в планах этой стратегии.

- Кстати, как вы относитесь к участию американских спецназовцев в подготовке грузинских военнослужащих к проведению спецоперации в Панкисском ущелье, о чем во всеуслышание было объявлено руководством Грузии? Ведь, по сути, эта операция будет происходить непосредственно на российско-грузинской границе. Нет ли у наших "зеленых фуражек" намерения поспособствовать американцам и коллегам-грузинам?

- Судя по официальной информации, американцы намерены лишь заниматься подготовкой подразделений четырех специальных батальонов Грузии, а свое непосредственное участие, как они сами заявляют, исключают. Разумеется, это внутреннее дело каждой страны, каких инструкторов приглашать для подготовки своих вооруженных формирований. Проблему же Панкисского ущелья давно пора решать. Что касается наших подразделений на этом рубеже, включая и специальные, то мы внимательно отслеживаем, как развиваются события, и по ходу их готовы принимать адекватные меры.

- Но факт подобных приоритетов не может не накладывать определенных взаимоотношений и между погранведомствами Грузии и России. Насколько они доверительны?

- На самом деле у нас организовано тесное взаимодействие с Государственным департаментом охраны государственной границы (ГДОГГ) Грузии, в частности, имеется постоянная связь между российскими и грузинскими заставами, происходят встречи между пограничными представителями двух стран, а руководители погранведомств генералы Тоцкий и Чхеидзе встречаются практически ежеквартально. Идет постоянный обмен информацией, ситуация прогнозируется.

- Что сейчас происходит на чеченском участке российско-грузинской границы?

- Обстановка здесь хотя и напряженная, но стабильная. Каких-либо серьезных изменений на данный момент нет. Однако со сходом снегов мы ожидаем активизации боевиков как на территории Чечни, так и на территории Грузии, которые находятся как раз в Панкисском ущелье. Американский спецназ - это тот фактор, который может активизировать вылазки боевиков на нашей границе. И мы принимаем дополнительные меры по ее прикрытию, выставлению дополнительных постов на наиболее опасных направлениях, к активным действиям готовятся резервы.

- Любопытно, что с политической активизацией американцев в постсоветской Центральной Азии совпало и заметное шевеление в пограничном ведомстве Таджикистана. Под непосредственным патронажем президента Эмомали Рахмонова там проводится кардинальная чистка личного состава, включая и генералитет. Не своеобразный ли это сигнал, что российским пограничникам вскоре придется потесниться на таджикско-афганском рубеже, а потом их и вовсе оттуда попросят?

- Действительно, таджикское руководство приняло решение усилить деятельность своего погранведомства на государственной границе и с января этого года начало принимать серьезные меры по наведению порядка. Как было заявлено, это связано главным образом с качественным обновлением службы национальных пограничных сил. Ряд высокопоставленных офицеров были уволены, сейчас продолжается работа по подбору кандидатов на руководящие должности. Я только что вернулся из Таджикистана, где встречался с новым руководителем Комитета по охране государственной границы (КОГГ) Таджикистана генерал-лейтенантом Азимовым. Он имеет большой опыт работы на различных руководящих должностях в спецслужбах Таджикистана, являлся секретарем Совета безопасности республики и вице-премьером, в последнее время занимал должность председателя комитета по информатике. Мы обсудили с ним некоторые приоритеты в отношениях наших пограничных ведомств. Помимо активизации борьбы с незаконным оборотом наркотиков, разговор наш касался главным образом возможности подготовки специалистов погранконтроля для КОГГ. Кстати, генерал Азимов первым шагом на своей новой должности принял решение о направлении группы военнослужащих КОГГ в учебные пограничные заведения России. Своих высокообразованных специалистов в пограничных войсках Таджикистана пока очень мало.

А не "звонок" ли это для нас вскоре "потесниться" или вообще "паковать

чемоданы"? Президент Рахмонов так вопрос не ставит. Недавно, принимая директора ФПС генерала Тоцкого во время его визита в республику, он подчеркнул, что на сегодняшний день его страна заинтересована в присутствии в ней российских пограничников и в том, чтобы они продолжали выполнять задачи по охране государственной границы Таджикистана с Афганистаном. У таджикских пограничников очень много иных проблем на других границах, забот у них хватит и там... Так что, думаю, мы задержим еще не одну тонну наркотиков на этом рубеже.

- А что, реального уменьшения потока наркотиков через этот участок после успеха

коалиционных сил против движения "Талибан" не произошло? Как бы вы могли это расценить?

- В том-то и дело, что наши пограничники ежедневно продолжают задерживать наркотики на Пяндже. Ладно, если бы это были "старые запасы", оставшиеся от талибов. Но мы не имеем никакой информации, что в ходе проведенных войсковых операций в Афганистане там были ликвидированы лаборатории и цеха по изготовлению героина и склады для хранения этого зелья и сырья для его производства. Нет и информации о том, чтобы целенаправленно были спланированы мероприятия по ликвидации посевов опиумного мака. Если эту работу не развернуть сейчас, с началом весны, то появятся новые плантации, а значит, и производство будет продолжено. Это говорит о том, что есть люди, которые продолжают заниматься наркотрафиком и которые заинтересованы в том, чтобы этот поток в Таджикистан, на территории других стран СНГ, включая Россию, и далее в страны Западной Европы продолжался. В свою очередь, и руководство ФПС, и, как мы убеждаемся, новое руководство КОГГ принимают меры для того, чтобы значительно уменьшить поток переправляемых через Пяндж наркотиков.

- А те, что все-таки просачиваются, как известно, попадают в Россию преимущественно через российско-казахстанскую границу...

- Да, этот почти 7600-километровый участок вызывает у нас обеспокоенность, отмечается увеличение содержания тяжелых наркотиков. А кроме этого, тут останавливают 50% незаконных мигрантов, около 72% контрабанды природных ресурсов, стратегического сырья и материальных средств - тоже, увы, "первые места".

- Судя по вашему "увы", "лавры" этого печального лидерства вряд ли скоро завянут. Недаром этот участок называют сегодня "огромной брешью" среди всех границ Содружества.

- Конечно, вся эта противоправная деятельность преступных сообществ по ту и другую стороны данного участка уже давно вызывает насущную необходимость создания современной пограничной инфраструктуры на данном направлении. Но объективно в настоящий момент средств на это нет ни у России, ни у Казахстана. Причем, если у нас здесь уже развернуто региональное управление с центром в Челябинске, реально сформировано 11 пограничных отрядов и действует 74 пункта пропуска, то с казахстанской стороны сил очень мало.

На сегодняшний день в рамках государственной целевой программы по обустройству

границы России участок с Казахстаном предусмотрен для обустройства и оборудования в первоочередном порядке. Правда, еще более необходимая первоочередность - это наша граница на Северном Кавказе.

- Единственный отрезок российской границы, который "ни в чем не нуждается", -

это белорусский.

- Да, Россия и Беларусь - Союзное государство, в настоящий момент охраняемых рубежей у нас нет, и этот вопрос нигде ни на каком уровне не ставится. Более того, мы действуем, исходя из единого замысла охраны государственной границы нашего Союза и единой директивы, которая подписывается двумя руководителями пограничных ведомств. Ежегодно из бюджета России и Белоруссии в течение последних пяти лет выделялись соответствующие финансовые средства на обустройство границ Белоруссии с сопредельными с ней странами.

- Почему?

- Дело в том, что по соглашению 1995 года Россия брала на себя обязательства об оказании Белоруссии финансовой помощи в обустройстве границ с Литвой и Латвией, поскольку они являются внешними границами Союзного государства. И там в течение последних шести лет шла работа по созданию нормальных условий службы и инфраструктуры. Сейчас она завершена. На сегодняшний день Высшим государственным советом утверждена программа обустройства границ уже Союзного государства на 2002-2005 годы, в соответствии с ней финансовые средства будут выделяться в соотношении "50 на 50". Российская сторона на "свою долю" планирует обустроить на них 13 застав, 11 военных городков, 2 военных госпиталя, построить и оснастить несколько узлов связи, вертолетные площадки, наблюдательные позиции для радиолокационных средств. Так что для нас это немаловажное подспорье в условиях критического финансирования ФПС.

- Интересно, предусматривает ли все это участие россиян в охране белорусских границ и участие белорусских пограничников - в охране российских рубежей?

- В этом нет необходимости.

- А страны Балтии, с которыми тоже граничит Россия, как у них пограничные дела?

- С Литвой подписан договор о границе, но пока не ратифицирован российской стороной. Подготовлены к подписанию договоры о границе с Латвией и Эстонией. Должен сказать, что за десять лет после распада Советского Союза эти государства ушли далеко вперед любой страны СНГ, включая Россию, в техническом обеспечении своей пограничной безопасности. Я неоднократно бывал там в рамках нашего сотрудничества и могу сказать, что все, что я там в этом плане видел, вызывает у меня зависть. Добрую, разумеется.