15 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

Аналитики называют происшедшее в Туркмении агонией тоталитарного режима

14.02.2003 00:00 msk, Геннадий Жаворонков

СПИ СПОКОЙНО ДОРОГОЙ ТУРКМЕНБАШИ

Геннадий Жаворонков

Стрингер, 13.02.2003, с. 6-7

Сапармурад Ниязов, "великое солнце Туркменистана", родом из детского дома. В 1987 году стараниями двух враждующих кланов Туркменистана: Шихмурадовых и Оразовых этот нейтральный партийный бонза был назначен Горбачевым на пост Первого секретаря компартии Туркменистана. В конце ноября Ниязову удалось одним ударом избавиться от всех, кто мог называться гордым именем "оппозиция". До него такое удавалось только Иосифу Сталину и еще одному немецкому политику, известному под псевдонимом Гитлер. Теперь Борис Шихмурадов, до 2000 года служивший министром иностранных дел Туркменистана, сидит в ашхабадской тюрьме и делает признания в покушении на великого Туркменбаши. А бывший вице-премьер Худайберды Оразов боится покидать Латвию, где уже долгое время проживает...

Обстановка накануне покушения на "великое солнце"

Главное богатство Туркменистана - конечно, добрые люди. Но в мире больше ценится газ. По оценкам Ниязова, Туркменистан может давать на мировой рынок 100 млрд кубометров газа в год. Речь о строительстве центрально-азиатского газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан идет уже 10 лет. Но все что-то мешает. То российский "Газпром", то война в Афганистане. "Газпром" закупает у таджиков 30 млрд кубов газа для внутреннего рынка. А на роль "старшего брата" Ниязов уже присмотрел США. Такова была обстановка накануне неожиданного покушения на Ниязова в конце декабря прошлого года.

Справка "Stringer"

В 1991 г. в Туркмении добывалось 87,8 миллиардов куб.газа. В настоящее время лишь 51,3. Производство электроэнергии сократилось с 14,610 млрд кВт.час до 9,845.

Колбасные изделия - с 17,8 тыс. т. до З т.

Хлебобулочных изделий - с 170 тыс. т. до 145 тыс. т. Из 25 нефтяных скважин работают только 8. В 1991 г. вылавливалось 45 тыс.т. морепродуктов, в настоящее время -12,5. Гордость Туркмении хлопок. В 1991 году перерабатывали 1 млн 350 тыс хлопка-сырца, теперь - 450 тыс т. Безработные составляют до 40% трудоспособного населения. Данные предоставлены независимым немецким фондом "Наследие". Heritage Foundation

Туркменбаши - лучший друг России

Среди арестованных спецслужбами Туркменистана оппозиционеров практически все оказались с "запасным" российским гражданством. По идее, Россия должна была защищать своих граждан. Но этого не случилось. "Какого президента выбрали - с тем пусть и живут" - так звучало распространенное российскими информагентствами заявление российского министра иностранных дел, которое последовало после заявления Туркменбаши о том, что "русские" участвовали в покушении на него.

Президенты Турции и Грузии выразили свое возмущение случившимся покушением на Туркменбаши и даже причислили Туркмению к странам, страдающим от терроризма.

Так что же все-таки случилось, кто стрелял и не попал в Ниязова? Ушлые российские СМИ вроде бы сразу же разгадали загадку: в Ниязова стрелял сам Ниязов, которому необходим был предлог для окончательного разгрома оппозиции.

Неужели Ниязов взаправду так боялся оппозиции, которая вся разбежалась по миру и не слишком-то ему мешала? Надо полагать, что он боялся не ее, а собственного народа.

И до 1991 г. Кавказ и Средняя Азия только делали вид, что живут по законам Ленина, а на самом деле жили по своим внутренним законам, по которым вершителями судеб только внешне были секретари ЦК и секретаришки районов, а на самом-то деле таковыми были лидеры родов и кланов.

В одночасье став самостоятельными, многие республики сохранили внешнюю атрибутику, взяв себе в гаранты от массовых волнений прежних партийных правителей. Народ как был для них быдлом, которому место только в стойле, таким и остался.

Как мы уже сказали, в 1987 г. Сапармурад Ниязов был назначен Горбачевым на пост Первого секретаря ЦК компартии Туркмении. До этого он был секретарем Ашхабадского горкома партии. Но реально управляли богатейшей страной главы двух враждующих кланов: Оразовых и Шахмурадовых.

Опасаясь друг друга, в 1991 году, при распаде СССР, главы родов и кланов позволили московскому назначенцу Ниязову остаться на уровне прежней власти и даже поддержали его своими авторитетами.

Это сейчас Ниязов заставляет всех называть себя Туркменбаши - "единственным и бессмертным, избранным Богом". А тогда, в 1991 году, он был человеком без точек опоры в очень богатой, прямо набитой сокровищами стране. Осознавая зыбкость своего положения, Ниязов всем "сестрам" (кланам) роздал по "серьгам", не обидел и себя и, затаившись, ждал конечного результата. У него, бывшего детдомовца, не было семейной гвардии, способной защитить его в случае чего. Каждый клан считал, что управляет Баши, и будущий диктатор всячески поддерживал это заблуждение.

Туркмения, потеряв в лице России старшего брата, указывающего путь, стала судорожно искать себе другого "родственника". чтобы выгодно продавать свои богатства. Вот тут-то, в этих метаниях и произошли первые стычки между кланами. Одни избрали путь на Восток, другие на Запад. Борис Шихмурадов, министр иностранных дел и вице-премьер правительства, всегда ориентировался на Турцию.

Справка "Stringer"

Борис Шихмурадов родился в 1949 году в Ашхабаде. В 1966 году окончил русскую школу с английским уклоном в Ашхабаде, в 1971 году - факультет журналистики МГУ. С 1971 по 1986 год на журналистской работе в АПН СССР. С 1983 по 1986 год учился в Дипломатической академии МИД СССР. Позже был министром иностранных дел, заместителем главы правительства Туркменистана. Он был единственным человеком в окружении Ниязова, свободно владевшим английским языком. Кроме того, говорит на урду. Туркменского языка не знает. Состоит в русско-туркменском браке, имеет двух сыновей. Брат Бориса - Костя Шихмурадов активно занимается бизнесом, сделал себе большой капитал на продаже оружия, доставшегося Туркменистану в наследство от СССР.

Председатель Центробанка вице-премьер правительства Худайберды Оразов больше смотрел на Запад - на Европу и США.

Но на всякий случай оба оппозиционера заполучили российское гражданство.

Хитрый Баши вроде бы не поддерживал ни тех, ни этих, а лишь выступал в роли миротворца. (Чем не Сталин конца XX века!). Вначале бои носили местный характер и заканчивались перестановками в правительстве, но когда дело коснулось дележа миллиардов, кланы вступили в кровавый бой и потерпевшие поражение бежали за границу. Это случилось в 2000-м году. Делили газ и хлопок. Сначала при помощи Оразова Туркменбаши победил Шихмурадова, а потом турнул и Оразова.

Но и победители торжествовали недолго. Доллары, вырученные за нефть и газ, попадали не в бюджет страны, не в карманы производителей, а на чьи-то личные счета в зарубежных банках. С такой экономикой не могли справиться и самые гениальные экономисты. Вот тут-то Ниязов и проявил свои скрытые способности, отстранив всех от всего, объявив себя хранителем и распорядителем всех материальных и духовных ценностей.

Народ и его хиленький передовой отряд - интеллигенция не возражали, по их мнению, лучше пусть ворует один, чем многие. Более того, Баши разъяснил, что ни Турция, ни Франция, ни Германия не являются для Туркмении "старшими братьями", ибо от имени этих стран выступали "проходимцы и авантюристы". В общем-то, это было правдой. Похоронена была привлекательная вроде бы идея построить газопровод в обход России, прямиком в Турцию. К моменту, когда такой проект осознали как нереальный из-за дороговизны, по несуществующей трубе в небытие уплыли огромные капиталы. Тут-то Ниязов и провозгласил возвращение к старому пути - экономического союза с Россией.

Начались челночные встречи руководителей двух стран.

В первую очередь Ниязов потребовал от наших спецслужб вернуть ему "беглых рабов": всю сбежавшую за кордон оппозицию. Наши взялись за дело с привычным умением и удовольствием. Славненькая началась охота!

За это рвение Ниязов подарил России лишь большой и увесистый кукиш. Он не явился в Казахстан, на назначенный прикаспийский саммит, на котором делилось нефтяное дно Каспийского моря, обидев всех, в том числе и самого Путина.

Как распался союз России и Туркменистана

Не помогли бесконечные поездки министров из Ашхабада в Москву и из Москвы в Ашхабад. Баши вдруг вспомнил о 100-миллионном долге России за газ и потребовал немедленно выложить деньги на бочку, а Россия предъявила иск за неоплаченную транспортировку газа на Украину.

Туркменбаши поспешил компенсировать неудачи своих переговоров с Москвой приглашением в гости депутатов российского парламента: Василия Шандыбина, Алексея Митрофанова и иже с ними, по сей день воздающих хвалу политике Ниязова.

Депутат Иван Никитчук (обычно тихий на наших парламентских слушаниях) прямо-таки расцвел перед камерой ашхабадского телевидения:

- Я хочу сказать, что я впервые в Туркменистане, и то. что мы здесь увидели, вы знаете, просто приводит в восторг. Мы радуемся за наш братский народ Туркмении, который не утерял ничего ценного с прошлого (например, социалистический фашизм?) и приобрел сегодня неизмеримо больше (туркмен-фашизм?). То, что мы увидели в Ашхабаде прекрасные дворцы (а чьи они?). О, то, как строится здесь жилье, какого качества - это, я могу сказать, что мы завидуем, завидуем по-хорошему нашему братскому туркменскому народу. Я сегодня

говорил и еще просто хочу повторить, что вот когда в семье отец негодный (он Путина имел в виду?), то и семья страдает, а когда в семье нормальный есть хозяин, есть человек, который болеет за свою семью, и семья - нормально, и дети - нормально, все нормально в семье складывается.

Во, наш Ваня объяснил их народу, что они славненько живут на 20 $ в месяц на человека! Если бы он перед своими избирателями такое вякнул, то больше бы в нашей Думе ничего бы не вякал...

Но даже подобные выступления на местном туркменском телевидении неспособны объяснить, почему страна, имеющая самый высокий экономический потенциал среди стран Азии, имеет самый низкий доход на душу населения.

А Ниязов объявил о появлении нового старшего брата, великого и справедливого - США. "Мы будем дружить с Америкой и Америке продавать свой газ и хлопок", - сказал Туркменбаши. Новоявленный брат никак не отреагировал на свое назначение. И угрюмо промолчал. Конечно, нефть и газ "на земле не валяются", но больно строптив хозяин и лицо у него больно недемократичное. К тому же, дядя Сэм пока очень озабочен разборками с другим диктатором - Хусейном.

Не услышав отклика на свое "ау", Ниязов "постучался" к другому своему соседу - Узбекистану, чтобы немедленно перед всем миром устроить невиданное братание. Но вместо этого оказался на грани холодной войны.

Как Туркменбаши поссорился с Узбекистаном

Как известно, товарищ Сталин был не только большим языковедом, но и знатоком географии, доставшейся ему по наследию от Российской империи. Границы новых республик он обозначил при помощи линейки. А так как до поры до времени они были административными и люди передвигались, как хотели, то это тогда мало кого волновало.

Однако после распада СССР соседи стали поглядывать друг на друга косо: так ли когда-то была проведена линия, разделяющая два государства? Ниязов от всяких соблазнов в одночасье закрыл границу и повелел за въезд в его страну получать визу стоимостью в шесть долларов. Потом он всерьез занялся историко-этнографическими изысканиями и в своей книге "Рухнама" объявил, что всякие турки, узбеки, армяне и "прочие азербайджанцы" на самом деле являются туркменами, а ежели так, то с какой стати они смеют говорить на другом языке? Разом были закрыты узбекские школы. Вышел запрет на ношение узбекской одежды. Людям стали менять паспорта, заставляя отуркменивать имена. Инородцев выдавливали из госучреждений и не давали заниматься частным бизнесом. Вот такие сложились отношения соседей, когда Ниязов вдруг решил вновь подружиться.

Для возобновления дружбы подвернулся серьезный повод.

Каршинский канал (семь насосных станций, качающих воду из Амударьи) пришел за последние годы в упадок, и тысячи гектаров земли, на которых многие годы выращивался тонковолокнистый хлопок, были выведены из сельскохозяйственного оборота. Всемирный банк готов был предоставить Узбекистану кредиты для восстановления оросительной системы.

Узнав о предстоящей сделке, Баши немедленно "забил стрелку" соседям-узбекам. Те на встречу согласились, так как канал частично проходит и по туркменской территории. Каково же было их изумление, когда они услышали требования положить все кредиты в туркменский банк, а канал восстанавливать только силами специалистов из Туркмении. Естественно, что никакого соглашения не было подписано, и переговоры были прерваны.

Ниязов дико обиделся и при помощи пограничных войск попытался прекратить бурение скважин узбеками на приграничной стороне. Власти Узбекистана немедленно направили в район конфликта спецподразделения МВД и несколько танков. Узбекский посол немедленно покинул Ашхабад и уехал на родину для консультаций.

Но большой мир, занятый своими большими проблемами, даже не заметил взрывоопасной точки на своей планете.

Голодные бунты

Между тем в самом Туркменистане, в связи с катастрофическим экономическим положением, зрел социальный взрыв. Безработные и малоимущие к середине декабря готовили акцию неповиновения. И самое-то главное, готовила эту акцию вовсе не оппозиция, которая и в эмиграции не может найти общего языка. (Как мы уже сказали, одно ее крыло возглавлял бывший министр иностранных дел в правительстве Ниязова Борис Шихмурадов, находящийся в Турции, а другое - бывший премьер Оразов, живущий в Швеции и лишь наездами опасливо бывающий в Москве.) Минувшим летом две ветви оппозиции собрали своих сторонников в Вене и вроде бы договорились об объединении. Но произошло это чисто формально, на основе слияния двух электронных сайтов в Интернете. Да простят они мне, но ничему их не научили уроки Ниязова! Все они были страшно далеки от своего народа-мученика, ибо он не то, что Интернета, он лишен возможности читать российские газеты. И ест только манную кашу ниязовской пропаганды по радио.

Начало акции положило массовое бегство заключенных из трех тюрем. Заключенные побежали с голодухи, а охранники не стали их ловить, потому что им не платили зарплату.

Перепуганный Баши ответил на это гениальным ходом - он объявил повальную амнистию. Вообще-то напрасно и мы, и оппозиция считаем его полным дурачком. Он, видит Бог, способный человек. Из разговоров с его беглыми рабами (а некоторые из них были особами, близко допущенными к телу) я выяснил, что он сумел без помощи врачей перейти с тяжелых наркотиков на легкие, а свой алкоголизм притушил употреблением особого коньяка, который ему изготавливают в Молдавии. Согласитесь, для этого нужна неординарная воля.

Однако желание не повиноваться у забитого народа все-таки не пропало. Ибо это желание было вынужденным. Туркменистан выживал только благодаря натуральному хозяйству, а минувшим летом грянула засуха, и было совершенно неясно, как спастись от грядущего голода. Оппозиция, конечно же, словес - но поддержала недовольных, да только недовольные их не услышали и все делали сами по себе, а не по указке из-за границ. Они жгли портреты Ниязова, не выходили на работу, вопреки запретам собирались на стихийные митинги.

Покушение на "Великое солнце Востока"

Баши был в смятении - воевать на два фронта (с Узбекистаном и с собственным народом) неспособен никто. Трудно сказать, пролистал ли он отчеты о политических процессах 30-40-х годов в СССР или кто-то ему подсказал, как в таких случаях поступал Сталин, но вот тут-то он и решил отвлечь всех и устроил покушение на самого себя.

Какая разница, что выглядело оно более чем нелепо? Врезавшийся в кортеж "КамАЗ" числился за министерством безопасности, стреляли не в Ниязова, а в его охрану... Кого волнуют эти детали? ВОТ, ВОТ виновники всех бед туркменского народа! И бушующая толпа уже орет, требуя не хлеба, а смертной казни позорным баранам. Нет-нет, великодушный Баши накажет виновных только пожизненным заключением. Он не мстит врагам!

Как каждый из тех, кто сегодня сидит в туркменской тюрьме, оказался одновременно на родине предков?

Леня Комаровский прилетел заключать новые договора по своему пивному бизнесу.

Четверо чеченцев приехали к своим родственникам, живущим в Туркменистане.

Бориса Шихмурадова выманили из Турции позже, арестовав его брата. Мучая его 86-летнюю мать. Он прилетел спасать их и был арестован. В конце-концов под домашним арестом оказалась престарелая мать Бориса Шихмурадова и его многочисленные родственники. Положившись на честное слово Баши, бывший министр иностранных дел покинул Турцию и явился на суд, где публично признал себя наркоманом, аферистом и агентом разных спецслужб. Это признание в телевизионном варианте распространилось по всему миру и не вызвало ничего, кроме полного недоверия. А тут еще и сестра Шихмурадова опубликовала письмо, оставленное ей братом, в котором он заклинал не верить всему тому, что он будет говорить в Ашхабаде.

Оразов не поддался и срочно из России улетел в Швецию. (...)

* * *

Публикуется в сокращении

* * *

Подпишитесь на ежедневный полнотекстовый дайджест СМИ России и СНГ "Центральноазиатские новости", чтобы быть в курсе всех событий региона!

Содержание последнего выпуска здесь. Условия подписки - здесь.