19 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

"Узбекистан вообще не верит в эффективность экономических союзов"

01.04.2003 00:00 msk, Владимир Березовский

Экономика

ТАШКЕНТ ТЕПЕРЬ НЕ ХЛЕБНЫЙ ГОРОД

Он все больше связывает свое будущее с Западом

СУДЯ ПО ТОМУ, что узбекские СМИ никак не реагируют на усилия глав четырех государств по созданию Единого экономического пространства, Ташкент не заинтересован в том, чтобы в кратчайшей перспективе присоединиться к этому союзу.

Похоже, Ташкент однозначно сделал ставку на Запад в попытках поставить на ноги экономику, рухнувшую после распада СССР.

Надо признать, что ситуация для достижения этого в целом благоприятна для Узбекистана. После крупного дипломатического успеха в прошлом году, когда были подписаны соглашения о стратегическом партнерстве с США и Японией, "солнечная" республика надеется на дивиденды.

Так, американское вторжение в Афганистан, а затем и в Ирак сулит Узбекистану, как это было с Южной Кореей во время вьетнамской войны, финансовые вливания за военные услуги и внушительные заказы на восстановление страны.

В этой связи заслуживает внимания недавний отказ от приватизации национальной компании "Узбекнефтегаз", которая вполне может стать одним из операторов на иракских месторождениях "черного золота".

Ташкент, очевидно, считает, что ему невыгодно идти на сближение с Россией и ее союзниками по СНГ, даже если это сулит экономические выгоды в отдаленной перспективе. Они несравнимы с тем финансовым пирогом, к которому его может допустить новый союзник.

Надо отдать должное последовательности Ислама Каримова. Он не раз, порой в весьма резких тонах, озвучивал тезис о ненужности создания наднациональных органов в СНГ. И хотя на словах узбекский лидер неизменно выступал за зону свободной торговли, на деле он проводил изоляционистскую политику. Ташкент сначала отказался от вступления в Таможенный союз, потом в ЕврАзЭС, приостановил членство в ГУУАМ, едва его члены решили создать свой "общий рынок", наконец, по его инициативе было разрушено Центрально-Азиатское экономическое сообщество с единым банком, другими общими институтами и безвизовым пространством, где наблюдателем была и Россия. Зато немецкие, французские, израильские, швейцарские, итальянские компании при поддержке своих банков неизменно получают заказы на проекты по модернизации ведущих отраслей республики, напичкивая своим оборудованием и отрезая тем самым технологически от соседей.

Узбекистан вообще не верит в эффективность экономических союзов. Причину этого Ислам Каримов объяснил, критикуя Организацию экономического сообщества, куда кроме государств Средней Азии входят Турция, Иран, Афганистан, Азербайджан и которая за последнее время "растворилась в тумане". По его мнению, нечего надувать щеки, коли ни у кого нет лишних денег, чтобы финансировать совместные проекты и делать инвестиции. Все это в полной мере относится и к союзам внутри СНГ.

Ташкент понимает, что не выдержит конкуренции с российскими, украинскими, белорусскими товарами широкого потребления, сдаст свои рынки под напором бензина и угля из Казахстана. Узбекистану нечем практически торговать, кроме легковых автомобилей и другой весьма специфической продукции. Неспособна принести ощутимых прибылей и поставка овощей, фруктов. Высокие транспортные расходы, несоответствие санитарным нормам, жесткая конкуренция на российском рынке делают этот вид бизнеса для узбеков рискованным.

Узбекистан за годы независимости потерял многие позиции в странах СНГ. Его объем товарооборота с Россией едва достигает миллиарда долларов, что в десять раз меньше, чем у Москвы с Белоруссией. На глазах падает интерес и к самому Узбекистану. Например, из российских регионов в "солнечную" республику практически перестали приезжать делегации предпринимателей - нет резона.