10 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

В углу туркменского телевизора - всегда профиль Туркменбаши

11.04.2003 00:00 msk, Игорь Ротарь

Туркмения

У стороннего человека абсурдность происходящего, возможно, и вызовет смех, но не думаю, что средний туркмен будет умирать со смеху, ведь для него подобное положение вещей - норма. Но аллахоподобным Ниязов пока еще себя считать не склонен, а вот пророком Аллаха - да

Андрей Амальрик еще в самом начале 80-х писал о том, что после распада СССР в Средней Азии еще долго будут существовать государства, объединяющие коммунистические лозунги с откровенной восточной деспотией. Этот прогноз сбылся частично. На территории Средней Азии осталось два государства с ярко выраженной диктатурой: Узбекистан и Туркмения. Коммунистической идеологии нет ни там, ни там, но прослеживается четкая политика, которая копирует советскую систему. Если Узбекистан олицетворяет более или менее умеренный авторитарный режим, то Туркмения по степени диктатуры превзошла даже бывший Советский Союз. Туркмения - совершенно уникальное государство, которое по стилю правления сравнимо сегодня разве что только с Северной Кореей.

Если просто посмотреть туркменское телевидение, то в углу экрана телезритель всегда может лицезреть профиль Туркменбаши, телеведущие постоянно цитируют Ниязова. Туркмения - наиболее закрытое государство из всех республик бывшего Советского Союза. Сюда, например, нереально приехать ни одному иностранному журналисту. Сами граждане Туркмении с большим трудом могут получить выездную визу и выехать из республики. В республике введен официальный запрет на русскоязычную прессу и литературу. Раньше здесь существовали интернет-кафе, но после покушения на Ниязова все они были закрыты.

Уникальная ситуация сложилась здесь и с религией. Верховный муфтий Туркмении одновременно является заместителем председателя Генгеши (Совета) по делам религии при президенте Туркмении. То есть муфтий автоматически становится государственным чиновником. В результате - полная подконтрольность президенту религиозных институтов. Однако предшественник нынешнего муфтия - Насруллах ибн Ибадуллах - отказался сделать Сапармурата Ниязова истинным посланником Всевышнего, за что лишился своего поста и был вынужден бежать в Узбекистан. Но ситуация с обожествлением главы государства в Туркмении пока еще принципиально отличается от северокорейской, где степень оболванивания населения была столь высокой, что многие люди искренне верили в то, что Ким Ир Сен, а следом за ним и Ким Чен Ир - действительно боги. Если в Китае и в сталинском СССР население также искренне разделяло навязанную сверху идеологию, то в Туркмении этого нет: большинство людей живет своими проблемами, и им глубоко наплевать на весь абсурд сложившейся в республике ситуации. У стороннего человека абсурдность происходящего, возможно, и вызовет смех, но не думаю, что средний туркмен будет умирать со смеху, ведь для него подобное положение вещей - норма. Но аллахоподобным Ниязов пока еще себя считать не склонен, а вот пророком Аллаха - да. Один из примеров журналистских произведений нельзя обойти стороной. Начинается статья так: "Давайте рассмотрим вопрос о том, является ли Туркменбаши новым пророком Аллаха? Нас могут спросить наши читатели, зачем доказывать очевидное? Да, это очевидное. Но почему бы не поговорить о приятном еще раз?" И так далее, объемом в газетную полосу, где в конце автор приходит к выводу, что такого народа как туркмены нет, а есть народ под названием туркменбаши. Ниязов во главе Туркмении - это просто дело случая. Такой же Ниязов вполне мог быть и в том же Узбекистане вместо Каримова, просто степень авторитарности последнего оказалась несколько меньше, чем у Туркменбаши.

Невозможно поверить в то, что Туркмения (как, впрочем, и Узбекистан и Киргизия) в ближайшее время станет государством, сравнимым по степени свободы хотя бы с Россией. Но при этом степень диктатуры во многом определяется лишь ролью конкретной исторической личности.

Цитата из книги "Рухнама"

Рухнама туркмен - не священное писание, это духовное осознание целей и задач нации, основанное на ее Вере. Рухнам рождена жизнью, насущной потребностью осуществить цели Золотого века. Посредством Рухнама каждый туркмен должен восстановить ритмичное, благоразумное биение своего сердца, отрешиться от мучительной и бесплодной суеты, осознать свой национальный долг, возложенный на него судьбой и жизнью. Туркмен должен подтянуться внутренне и внешне, научиться поддерживать равновесие между физическим, умственным и духовным состоянием....

Туркмены! Мои славные соотечественники!

Оглянемся на десятилетний пройденный путь. По сравнению с нашей безграничной историей это поистине миг судьбы. Но ведь как многого мы добились совместным трудом! Мы преобразили облик нашей земли, построили на ней современные высокотехнологичные производства, украсили шедеврами зодчества, осуществили грандиозные начинания, коренным образом изменившие нашу жизнь.

Туркмен, брат мой! Это и есть наша с тобой Рухнама. Вместе мы написали ее первые страницы. Значит, мы открываемся сами себе, постигаем науку самопознания, пробуждаем в своих сердцах веру в себя, зажигаем в своих душах свет, озаряющий бессмертный путь туркмена. Этот свет и есть свет Рухнама, простирающийся от глубин истории до небес будущего.

Рухнама - главная книга туркменского народа, книга-путеводитель. (...) И если одна часть книги рассказывает о глубинном прошлом народа, не тронутом взором науки, то другая ее часть - наше будущее! Одна часть Рухнама - Небо, другая - Земля!

Мой терпеливый, мой гордый, мой великий народ!

Я хочу, чтобы ты знал: каждый прожитый мною день - это долг, который я воздаю тебе за священное право быть и именоваться туркменом, стоять с тобою в одном ряду, слышать биение твоего сердца, стучащего в унисон с моим. Для меня нет большего счастья, чем ощущать себя частью тебя, безраздельно принадлежать тебе, твоему духу и твоей истории, осознавать свою сопричастность твоей несокрушимой и одухотворенной судьбе.

Своим жизненным призванием я избрал служение тебе, мой народ! Для меня нет высшей награды - делать все, что в моих силах, ради твоего счастья и процветания, благополучия в твоих домах и семьях, мира и спокойствия в обретенном тобою государственном доме. Я нескрываемо горжусь тем, что под крышей этого дома ты зажил гордо и привольно, что свет и тепло в твоих очагах, дарованное тебе твоим государством, озаряет твою жизнь щедростью и богатством твоей земли, твоего независимого нейтрального Отечества.