25 Апрель 2019



Новости Центральной Азии

Узбекский режиссер Назим Аббасов снял фильм о жизни суфийской общины ордена Яссавийа

21.11.2003 00:00 msk, Андрей Кудряшов

История

Известный узбекский кинорежиссер и сценарист Назим Аббасов завершил по заказу Института Открытое общество съемки документального фильма "Прикосновение" - о жизни суфийской общины ордена Яссавийа в Джизакской области. Аббасову, человеку вполне светскому, удалось запечатлеть на кинопленку не только быт и обычаи среднеазиатских суфиев, но сокровеннейшее из их мистических таинств - зикр, дервишское радение, к участию в котором, как правило, допускаются только самые посвященные. По утверждению режиссера, он старался передать атмосферу духовного поиска, не расставляя акцентов и не давая своих оценок, просто снимал то, что видел. Но это в фильме. В нашей с ним беседе он согласился акценты расставить. И не только по отношению к суфизму.

Вопрос: - Назим Шухратович, Вы, говорите, снимали то, что видели. А что вам удалось увидеть?

А: - Мудрых, целеустремленных и очень трудолюбивых людей, которые своими руками строят собственный мир, в соответствии с их пониманием истины, красоты и смысла. Яссавийа - один из самых таинственных орденов на Востоке. Он полон древних тайн, погрузиться в постижение которых современному человеку, даже коренной национальности, но получившему европейское образование и воспитание, чрезвычайно трудно, почти невозможно. Для этого нужно оставить в прошлом все то, что ты прежде знал и к чему привык, стать послушным учеником, посвятить этому целую жизнь без остатка. Я человек светский, приверженный к современной цивилизации со всеми ее прелестями и пороками. Но мною двигал познавательный интерес, и мне, может быть, удалось прикоснуться слегка к чудесной реальности мира суфиев, во многом так непохожей на нашу с вами повседневность. Поэтому фильм называется "Прикосновение". Я снимал быт общины, как табибы в труднодоступных горах Бахмала собирают лекарственные растения, принимают пациентов, ведут друг с другом беседы о мудрости Корана. И наконец зикр - священное действие, во время которого суфии обретают мистическое откровение.

Вопрос: - Откровение можно удержать в кинокадре?

А: - Наверное, нет. Можно попытаться стать его честным свидетелем. Насколько у меня получилось - судить не мне. Хотя я старался изо всех сил. Иначе было нельзя. Материал своей сложностью требовал полной самоотдачи.

Вопрос: - А почему вы выбрали столь непростую для нерелигиозного человека тему?

А: - Хотелось если и не дать ответы на самые насущные жизненные вопросы, волнующие сегодня всех нас, то хотя бы обнадежить, найти какое-то верное направление. Суфии - мистики, но живут в миру, среди простых людей и их нужд. Могут же они жить с опорой на внутреннюю правду, да еще помогать другим... Сейчас снимается много фильмов будто бы на злобу дня. О бедности, экономических трудностях, детях-инвалидах, тюрьмах, проституции, проблеме Арала. Но... Картины в подавляющем большинстве выходят однотипные и неглубокие. В них много пафоса, сентиментальности, крикливых лозунгов и дешевых эффектов. Каждый считает своим долгом затронуть наболевшие социальные вопросы, иногда доходя и до философских. Авторам хочется показать, вот, дескать, какой я граждански активный, мыслящий в ногу с современностью. Однако в действительности у режиссеров редко хватает смелости даже на постановку задачи, не то чтобы дойти до конца в ее раскрытии, осмыслении. Внутренний цензор работает, да и... что греха таить, внешний тоже не дремлет. В результате рождается очень поверхностная, обезличенная халтура.

Вопрос: - Как вы оцениваете состояние кинематографа в нашей стране?

А: - Как катастрофическое. Кино оккупировано небольшой группкой людей. А большинство кинематографистов, среди которых много талантливых, просто слоняется без дела. По 5-7 лет ничего не снимают, уходят в другие сферы или уезжают за рубеж. И это ужасно. Страдают, в сущности, даже те, кто, вроде бы, при деле. Слишком при деле... Снимать 2-3 картины в год тоже не здорово. Искусство ведь - не конвейер. Как бы работоспособен не был художник, от такой гонки за конъюнктурой страдает качество, каждый следующий фильм, снятый наспех, без души, получается хуже, примитивней. В то же самое время попусту растрачивается достояние нации - талант и силы невостребованных режиссеров. Кино вымирает. Чтобы воспитать профессионального кинематографиста по настоящему нужно 10-15 лет. К чему мы придем уже в следующем поколении? В России тоже положение не из лучших, хотя проблемы иного уровня. Я не поклонник мыльных опер и бесчисленных сериалов про ментов. Но там хоть режиссеры не без работы. Это позволяет сохранять творческий потенциал, время от времени осуществлять настоящие, яркие художественные проекты. А у нас...

Вопрос: - Благотворительные организации вроде Фонда Сороса как-то спасают положение?

А: - Конечно. Спасибо им. Но в масштабах страны, их помощь, пусть и реальная - это крохи.

Вопрос: - Ваш предыдущий фильм "Феллини" в прошлом году получил гран-при международного кинофестиваля в Инсбруке, годом раньше демонстрировался в кинотеатрах Нью-Йорка, а на фестивале "Новое независимое кино" в Калькутте был признан серьезным достижением узбекского кинематографа...

А: (перебивает): - Так почему же, когда я предлагаю к осуществлению свои сценарии, чаще всего слышу в ответ: "Это не подходит для узбекского менталитета". А кто, хотелось бы знать, настолько точно знает границы узбекского менталитета? Или их устанавливает?.. Мне говорят: "Ты - сюрреалист*. Узбекам такое искусство не понятно, не нужно". Разве? Мне кажется, если уж отражать окружающую нас действительность, без сюрреализма не обойтись никак. Знаете, к примеру, какой гонорар я получил за сценарий того же "Феллини"? 50 000 сумов (около $40 по курсу 2000 г.) - завтрак туриста по европейским меркам. Это не сюрреализм?.. Но жить и работать ведь хочется именно здесь, на родине. Только здесь - та среда, что питает идеями и вдохновением, постоянно дает материал....

* * *

*элементы сюрреализма можно усмотреть разве что в одном из финальных кадров "Феллини", где ржавый корабль со дна высохшего Арала неожиданно взлетает в небо. В остальном же стилистику большинства картин Назыма Аббасова (как и многих узбекских кинорежиссеров его поколения) можно скорее отнести к подражанию итальянскому неореализму. Подражанию, впрочем, совсем не бездумному, а творчески переосмысленному, не умаляющему самобытности и национального своеобразия.