24 Август 2019



Новости Центральной Азии

Узбекистанцы по-прежнему предпочитают российское телевидение местному

27.11.2003 00:00 msk, Николай Кошкин, Ташкент

Свобода слова

У Михаила Задорнова есть такая шутка, что, мол, благодаря многочисленным сериалам, старшее поколение россиян фактически живет в Латинской Америке, а в Россию ходят только в гастроном за продуктами... В свою очередь, и уже кроме шуток, можно сказать, что средний житель Ташкента весь день работает в Узбекистане, а по вечерам возвращается жить в Россию, то есть в совершенно другое информационное и эстетическое пространство каналов российского ТВ.

На селе, конечно, все иначе. В патриархальном укладе жизни узбекских дехкан телевидение (не важно - узбекское оно или российское) не занимает почти никакого места. Их традиционное СМИ - радио, повсеместно еще с советских времен звучащее не умолкающим, но и не особо навязчивым фоном.

Но в городах жизнь раздвоена до абсурдности. Спроси у ташкентца фамилию хокима родного города, ответит едва ли один из десяти. Зато, кто такие Лужков, Жириновский, Зюганов, Немцов или Хакамада - знает каждый.

Простой узбекский гражданин вечером спешит к телевизору, чтобы не пропустить очередные захватывающие предвыборные теледебаты между российскими политическими лидерами, а купленную по дороге местную газету откладывает на утро, чтобы за завтраком наспех, но для пользы дела ознакомиться с очередными постановлениями и нормативными актами местных властей...

И этот феномен - сугубо узбекистанский, даже не центральноазиатский. Особенно забавно в нем то, что государственное телевещание в Узбекистане вовсе не транслирует передачи российских телеканалов, а крупные студии кабельного телевидения, вроде ташкентского «Камалака», не опасаясь морального или финансового ущерба, могут позволить себе цензуру. Например, временами они блокируют как «безнравственную и развращающую» передачу «Окна» (Дм. Нагиев) или целые каналы - RENTV, ТВЦ...

Но это не помогает, поскольку Ташкент, к счастью, давно и прочно опутан сетью маленьких локальных кабельных студий, охватывающих порой всего пару смежных кварталов или даже несколько домов. Спрос на информационном рынке естественным образом выправляет иные "вывихи" здравого смысла. В каждом районе или почти на каждом доме установлены "тарелки" - индивидуальные или групповые спутниковые телеантенны.

А в Заравшане - городе золотодобытчиков - жители беспрепятственно смотрят все каналы российского ТВ почти бесплатно - на содержание транслирующего их телецентра удерживается 300 сумов из зарплаты на тамошних рудодобывающих предприятиях.

Очевидно, что административными мерами прежнее единое с Россией информационное пространство не удалось разорвать даже за 11 лет пресловутой "независимости". Разорванным, точнее раздвоенным оказалось сознание. И узбекское телевидение не выдерживает пока конкуренции с российским. А почему?..

Для начала ответим на вопрос, кто же все-таки при любых обстоятельствах смотрит узбекское ТВ? Смотрит каждый, когда хочет узнать местный прогноз погоды на завтра (это непременно волнует всех!), а заодно посмотреть, как то или иное событие местного либо общемирового масштаба будет отражено в программе теленовостей типа «Ахборот» или «Давр».

Интерес этот, причем, скорее «познавательный», из любопытства, ради "прикола". Доверия к узбекскому телевидению, как к источнику фактов, у населения нет. Тем более, нет никаких надежд на объективность комментариев, подачу различных точек зрения. Подачи эти, в самом лучшем случае, воспринимаются как один из возможных источников информации, привычной одиозностью оттеняющий общую картину, составляемую с помощью тех же российских и зарубежных СМИ, сведений, почерпнутых из Интернет-СМИ, слухов, в конце концов. Это несмотря на то, что узбекское телевидение, надо отдать ему должное, за последние годы научилось довольно оперативно реагировать на любое сколь-нибудь значимое событие. Да и формы подачи материалов почти успешно эволюционируют от бесхитростно пропагандистских к «бесстрастно-аналитическим».

Но вот что осталось неизменным и видно невооруженным глазом: у узбекского телевидения свое, совершенно особое экранное время - будто бы замедленное, разворачивающееся в какой-то тягучей, разреженной временной среде. То есть, количество бит информации на единицу эфира по-прежнему в сотни раз меньше, чем на российском телевидении, в других СМИ, да и вообще - в ритме современной жизни.

Проблему заполнения скудной сетки вещания узбекские телевизионщики решили для себя самым легким путем. Пожалуй, сегодня уже нет ни одной мало-мальски рейтинговой передачи ТВ России, которая не имела бы аналога в местном эфире. С легкими корректировками на местные условия, здесь идут кальки с программ «Поле Чудес» (детская передача, с толстым мальчиком в роли ведущего), «Слабое звено» (в местном эфире ее название «Интеллектуальный рейтинг», где имидж ведущей списан с Киселевой), по воскресеньям на УзТВ1 идет детская игра, подражающая популярной передаче «Джунгли зовут!». А аналог клуба «Что? Где? Когда?» в узбекском варианте носит название «Телеклуб «Заковат» и идет на канале «Ёшлар».

Примеров подобного трансграничного плагиата - масса. Само собой, ни о каких «авторских правах» речи здесь не идет.

До сих пор, в узбекском телеэфире можно увидеть свежие голливудские фильмы в пиратской копии, которые транслируют различные каналы. Ветераном среди кинопиратов является программа «Кинооко» на канале ТТВ.

Знакомый редактор одного из каналов рассказал забавный случай. Когда во время мировой премьеры фильма «Титаник», узбекское ТВ показало «фрагменты» голливудского бестселлера (с вырезанными титрами в начале и в конце фильма), приезжие иностранцы поразились: «У вас такой богатый телеканал, у нас этот фильм еще не успел попасть в прокат кинотеатров, а вы его уже купили!..»

Объективности ради следует отметить, что узбекские телевизионщики стремятся осваивать современные жанры. В эфире уже появились первые «ток-шоу». Однако нехватка средств и постоянная оглядка режиссеров на мнение руководства сильно заметно. Участники не могут (или им не дают?) высказываться откровенно. Бросается в глаза бедность интерьера и явная экономия на хороших стилистах и режиссерах.

При этом нельзя сказать, что в Узбекистане плохая школа телепроизводителей. Широкой известности и успеха в Москве добились такие известные продюсеры, выходцы из Ташкента, как Джаник Файзиев, Тимур Бекмамбетов, Влад Фесенко, Тимур Кабулов. Всегда востребованы талантливые операторы Дмитрий Коробкин, Улугбек Хамраев, которые в настоящий момент участвуют в съемках новой версии фильма «Человек Амфибия». Много других знакомых имен мелькает в титрах популярных российских передач, где ташкентские специалисты работают в качестве специалистов по теле-графике, редакторами, режиссерами и операторами.

Выходит, самые талантливые специалисты на местных телеканалах не задерживаются. Те, кто остались, работают, так как умеют, и как им позволяют это делать.

Информация узбекских новостных программ, в общем-то, и без того весьма скудная и однообразная по содержанию, подается неспешно, тягуче и вяло, с пережевыванием и углублением в несущественные подробности.

Лишь однажды, во время весеннего форума ЕБРР первый официальный канал УзТВ, транслировавший в прямом эфире выступления участников встречи, озвучил прямую критику узбекских властей и тем самым встряхнув задремавших телезрителей, что повлекло немедленные рекламации и санкции со стороны высшего руководства страны. Однако это - скорее исключение, только подтверждающее правило.

Поэтому постановление Кабинета Министров от 4 ноября 2003 г «О мерах по дальнейшему улучшению пропаганды массового спорта»... путем, в частности, грядущего уже в новом году преобразования 4-го международного канала телевидения Узбекистана в телеканал «Спорт» у населения особого ропота не вызывает. Дополнительные рабочие места и хлеб насущный получат вскоре узбекские тележурналисты, а на крышах и балконах городских многоэтажек к весне непременно появится новая, молодая поросль спутниковых антенн, настроенных на прием российских и зарубежных теле-"голосов"...