18 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Интервью турецкого политолога, профессора Айдина Мустафы

18.12.2003 00:00 msk, Мавлян Юлдашев (Ташкент)

Политика

18 декабря начался официальный визит Премьер-министра Турции Реджепа Эрдогана в Узбекистан. В ходе визита планируется обсуждение состояния и перспектив развития двусторонних отношений, других вопросов, представляющих взаимный интерес, а также подписание ряда важных документов. Накануне визита узбекский журналист Мавлян Юлдашев взял интервью у профессора Айдина Мустафы. Во время беседы профессор высказал свое мнение по вопросам международного терроризма, ислама, развития в центральноазиатском регионе, взаимоотношений между Турцией и Узбекистаном.

Наша справка: Айдин Мустафа - профессор факультета политических наук Университета Анкара (Турция). Он также является магистром по международным отношениям и стратегическим исследованиям; защитил кандидатскую диссертацию по международным отношениям в Университете Ланкастер (Великобритания). Член различных профессиональных организаций, таких как Международный консультативного совета, Международный центр по вопросам Черного моря (Греция), Консультативного комитета центра стратегических исследований МИД (Турция), Европейского общества по азиатским исследованиям. Координатор и председатель Центра евроазиатских стратегических исследований, член редакционной коллегии интернет-журнала Stradigma и др. Удостоен нескольких наград, включая медаль ЮНЕСКО по изучению мирных вопросов в 1999 г.

НИ ОДИН МОТИВ И НИ ОДНА ЦЕЛЬ НЕ МОЖЕТ СЛУЖИТЬ ОПРАВДАНИЮ ТЕРРОРИЗМА

ВОПРОС: Уважаемый профессор, давайте наш разговор начнем с проблемы международного терроризма. Недавно весь мир с содроганием воспринял весть о террористических актах в Стамбуле, унесших жизнь нескольких десятков невинных людей... По этому поводу было высказано уже много оценок...

АЙДИН МУСТАФА: Эта ужасная атака на невинных людей не может быть ничем оправдана. Люди, организовавшие и исполнившие данное деяние, могут рассматриваться только как бесчувственные преступники. Чтобы они не говорил в своё оправдание за страшное злодеяние, хладнокровное убийство невинных людей остается фактом. И в ответ необходимо использовать все соответствующие санкции.

ВОПРОС: По каким причинам они это совершили, какими мотивами руководствовались?

А.МУСТАФА: Люди, совершившие бомбовые удары могут попытаться оправдать свои действия. Но, какую бы причину они не выдвигали, это не будет являться оправданием такой бойне. Ни один мотив и ни одна цель не может быть оправданием терроризму, который по свое природе является преступлением против человечества. Именно поэтому нам даже не следует обсуждать вопросы мотивов и целей таких преступлений. Даже обсуждение мотивов дает силы террористам для совершения новых деяний. С другой стороны, я не вижу никакой причины, которая хоть чуть-чуть оправдывала бы такого рода атаку на Турцию.

ВОПРОС: Профессор, почему за последнее время так активизировался международный терроризм?

А.МУСТАФА: Развитие событий после "холодной войны", вкупе с процессами глобализации вызвало рост негодования между группами людей не оказавшихся среди тех, кто пользуется благами. Когда люди теряют что-либо ценное или когда у них нет того о чем можно было бы заботиться, они нередко прибегают к таким мерам как терроризм в целях достижения или приобретения этих благ. Более того, многие проблемы (бедность, слабое экономическое развитие, социальная несправедливость, эксплуатация и др.), скрытные во времена "холодной войны" по причине угрозы ядерной войны, всплыли по ее окончанию. Наконец, появление США в качестве единственной сверхдержавы в мире дало повод многим оставшимся в недостатке рассматривать Америку как козла отпущения - причиной всех их бед. При этом, конечно нельзя забывать и том факте, что во многом просчеты в действиях США добавили огня в без того накаливавшуюся обстановку. Все это создало благоприятные условия для появления и развития существующих сегодня различных террористических организаций и проявления терроризма в целом.

ВОПРОС: Война с терроризмом - принципиально новый тип войны. Насколько опасны сегодняшние террористические организации? И как с ним надо бороться?

А.МУСТАФА: Борьба против терроризма отличается от любого другого вида войны, так как в терроризме трудно угадать цель поражения, очень сложно определить основные "нервные окончания" и мозговой центр оппонента. Поэтому очень сложно вести борьбу против терроризма, которая включала бы в себя элементы политического, социального и экономического влияния, равно как и меры безопасности. Бороться с терроризмом исключительно военным методом - невозможно, так как устранение или арест некоторых известных террористов не даст должного результата - полного уничтожения терроризма. Для того чтобы бороться с терроризмом, важно понять причины его появления и постараться решить выявленные проблемы. Более того, одна из ключевых и наиболее сложных сфер в борьбе против терроризма это служба разведки. Поэтому, государства должны более внимательно относиться к деятельности своих спецслужб и их операциям, направленных против терроризма. Сегодня мы должны объединить наши силы. Только тогда мы можем противостоять терроризму.

ВОПРОС: Если Вы помните, ещё в 1999 году на стамбульском саммите ОБСЕ президент Узбекистана Ислам Каримов предупреждал мир о надвигающейся угрозе международного терроризма. Именно на этом саммите Узбекистан предложил конструктивные предложения о сотрудничестве в борьбе против терроризма, но, увы, тогда мир не услышал этот призыв... Если бы международное сообщество прислушалось, то можно было бы предотвратить крупные террористические акты последующих годов ...

А.МУСТАФА: Да, время было упущено. Но, как я сказал ранее, многие государства порой или долгое время способствовали существованию террористов и использованию ими своих методов. На протяжении многих лет некоторые страны оказывали активную поддержку различным террористическим организациям, в случаях, когда это совпадало их интересами. Эти страны должны немедленно прекратить рассматривать терроризм и террористов как своих союзников. Но все это только расширяет проблему терроризма. Поэтому страны должны договориться об общем понимании терроризма и одновременно прекратить сотрудничать и поддерживать террористические организации по всему миру. К сожалению, в современном мире даже после многих террористических атак практически невозможно сплотить международное сообщество для создания такой организации.

ВОПРОС: Как вы относитесь к тезису, что терроризм - это оружие слабых, потому что они не могут бороться со своими оппонентами обычным оружием.

А.МУСТАФА: В то время, когда терроризм рассматривается в качестве средства для слабых в борьбе против сильных мира сего, целью терроризма не является достижение определенного политического положения или условий. Иногда такие методы используются странами для проведения скрытой борьбы с другими странами или своими противниками. Сейчас важно вовремя отказаться и отвергнуть все виды террористической деятельности в качестве общепринятых методов.

ВОПРОС: На ваш взгляд, как можно определить терроризм? Существует ли консенсус по этому вопросу: какие действия можно назвать террористическими, при каких условиях и какие организации также могут быть признаны террористическими?

А.МУСТАФА: В мире не существует одной единой формулировки в отношении терроризма. Но, ее можно определить как любое действие, направленное на достижение политической цели путем создания хаоса и страха среди гражданского населения.

ВОПРОС: Недавно, бывший исполнительный директор контртеррористического центра ЦРУ Пол Пилар сформулировал четыре ключевых элемента, отличающих террористическую организацию. Во-первых, террористы действуют не импульсивно, а по заранее разработанному плану. Во-вторых, они преследуют политические, а не криминальные цели. В отличии от мафии, они стремятся изменить существующий порядок вещей, а не получить деньги. В-третьих, их целью являются гражданские лица, а не вооруженные силы. В-четвертых, они действуют в составе межнациональных групп, в большинстве случаев не обращая внимания на государственные границы. Вы согласны с такой трактовкой?

А.МУСТАФА: Я не согласен с таким определением. Так как практика показала, что существуют такие террористические организации, которые действовали на территории только одного государства, и существовало много террористических организаций, которые атаковали военные базы и гражданских лиц. Данная формулировка - типичное американское определение и относится только к Аль-Каиде и схожим террористическим организациям. Но в мире существуют и иные формы террористических организаций.

ВОПРОС Что является причиной, порождающей терроризм? Как Вы считаете, насколько сегодня сами американцы осознают глубину этих явлений?

А.МУСТАФА: Я считаю, что американцы снисходительно относятся ко всем причинам, закладывающим фундамент недавнему росту терроризма в мире; они смотрят только на главные симптомы терроризма. Данный метод уже в себе привносит трудности для американских спецслужб в борьбе против терроризма.

ВОПРОС: Можно ли выиграть войну с терроризмом в глобальном масштабе? Может ли в будущем терроризм как вид криминальной деятельности быть уничтоженным?

А.МУСТАФА: В мире невозможно полностью уничтожить терроризм, разве что, если мы возьмемся за решение фундаментальных аспектов, являющихся причинами зарождения терроризма. Терроризм, какими бы идеями он ни руководствовался и в каких бы оправданий не искал, является абсолютным злом. Осуждая терроризм, мы не должны забывать о порождающих его причинах исторического, экономического характера.

ВОПРОС: Марк Юргенсмайер автор книги "Террор именем Бога", считает, что борьбу с религиозным терроризмом можно выиграть лишь с помощью той же религии. По его мнению, лишь "религия мира" (например, миролюбивые формы ислама) способна заменить "религию войны", которую исповедуют миллионы явных и неявных сторонников террористов. Что вы можете сказать по этому поводу?

А.МУСТАФА: Я не согласен с ним. Используя религиозные аргументы в борьбе против терроризма, мы только взойдем на уровень "религиозного терроризма", а, это в свою очередь, прибавит оправданий для лиц совершающих данные действия. Многие страны уже пытались использовать религию против терроризма, но ни одна из них не добилась положительных результатов. Напротив, эти попытки сыграли на руку религиозным террористическим организациям, так как толпа, симпатизирующая их религиозным взглядам, олицетворила собою поле, с которого можно было собрать первосортный урожай в виде профессиональных и квалифицированных последователей.

ВОПРОС: Судя по вашим выступлениям, вы против концепции столкновений цивилизаций и доказываете наличие возможностей нахождения точек соприкосновения и установления взаимопонимания между Западом и Востоком. Тем не менее, в настоящее время, стало модно говорить о том, что мир стоит на пороге столкновения Востока и Запада...

А.МУСТАФА: Нет, это преувеличенный анализ, насыщенный политическими убеждениями. Как вы сами говорите, модно говорить о столкновении цивилизаций. Это на самом деле не отражает реальную обстановку в мире и не является точным предположением. Я убежден, что это западное убеждение - концепция, согласно которой, легче найти подходящего врага после поражения СССР в "холодной войне".

ВОПРОС: Некоторые западные специалисты утверждают о так называемом кризисе ислама, что стало причиной возникновения исламского терроризма?

А.МУСТАФА: Хотя и можно спорить по поводу необходимости реформирования ислама, я не рассматриваю причину недавнего всплеска терроризма в контексте существующих проблем в исламе. Это связано с тем, что многие, в том числе на Западе, периодически пытались использовать ислам в своих политических целях. Это не ислам в качестве религии как таковой является создателем терроризма. Это скорее политическое недовольство, от которого страдают люди и политические цели, которые преследуются некоторыми людьми, являются движущей силой терроризма.

ВОПРОС: Профессор вы не задумывались, почему некоторые специалисты на Западе продолжают печатать антиисламские статьи и стараются преподнести ислам в качестве религии агрессии?

А.МУСТАФА: Я ещё раз повторюсь, что многие в западном научном мире, в том числе и в США, старались найти нового врага после развала коммунизма, и представление ислама в качестве агрессивной религии совпадает с их интересами. Изучив внимательно факты, мы приходим к выводу, что рассматриваемый нами терроризм не ставит своей целью пропаганду и распространение исламской религии. Кроме того, в исламской религии едва ли можно найти такие положения, которые узаконивали бы подобный способ обращения в ислам. Таких положений в исламе нет.

ВОПРОС: Если попытаться оценить ситуацию в исламском мире, какие течения там сегодня наиболее сильны: модернисты, консерваторы или фундаменталисты?

А.МУСТАФА: Я думаю, что консерватизм является доминирующей тенденцией в мусульманском мире на сегодняшний день. В тоже время, фундаментализм окреп в таких странах, как Саудовская Аравия, Пакистан, Афганистан, Алжир и Иран.

ВОПРОС: Можно ли считать военную кампанию в Афганистане и Ираке успешной с точки зрения борьбы с терроризмом?

А.МУСТАФА: Они не отличались эффективностью. Хотя эта операция и помогла рассредоточить и, в какой-то степени, ограничить действия "Аль-Каиды" в Афганистане, эта организация не ослабела, а напротив, как видно из новостей, активизировала террористические вылазки по всему миру. Оккупация Ирака вооруженными силами США не носила характера войны против терроризма и не имеет ничего с этим общего. Это было сделано для удовлетворения различных интересов США.

ВОПРОС: Можно ли будет надеяться, что установление демократии в Ираке и в Афганистане поможет решить проблему терроризма?

А.МУСТАФА: Я не думаю, что построить демократическое общество в Ираке или Афганистане это легкое дело. Построение демократической культуры занимает века и это очень медленный процесс. К тому же данный процесс невозможно навязать. Это должно быть добровольным волеизъявлением народа.

МЫ НЕ МОЖЕМ ВЕСТИ ПЕРЕГОВОРЫ С ТЕРРОРИСТАМИ, ОСОБЕННО С "АЛЬ-КАЙДОЙ"

ВОПРОС: Что же представляет собой "Аль-Кайда"? Может, "Аль-Кайда" и Осама бен Ладен - козлы отпущения, руку которых удобно видеть за любым терактом?

А.МУСТАФА: "Аль-Кайда" - это сетевая организация, а не единая структура. Не думаю, что "Аль-Кайда" стояла за всеми крупными террористическими акциями по всему миру, но могу предположить, что они имели определенную связь с организациями и лицами, планировавших и осуществлявших теракты. Саудовец Усама бен Ладен, несомненно, старается заручиться поддержкой мусульман и представляет себя общественному мнению в качестве исламского лидера. Но разве кто-нибудь признал его в качестве мусульманского лидера, хотя бы какая-нибудь группа?

ВОПРОС: Многие эксперты предупреждают об опасности, что Бен Ладен может попробовать создать "грязную бомбу". Кроме того, насколько велика угроза, что террористы смогут заполучить ядерное оружие? В свете последних событий в мире увеличивается ли их шанс?

А.МУСТАФА: Нет. Химическое оружие легко производимо и его не сложно хранить и использовать, поэтому террористические организации всегда могут воспользоваться им. Биологическое оружие также легко произвести и использовать, однако его сложно хранить. Что касается ядерного оружия, то с ним намного сложнее. Террористическим организациям практически невозможно его произвести и тем более использовать.

ВОПРОС: Как вы думаете, насколько вероятно, что, если "Аль-Кайда" будет разгромлена полностью в Афганистане, ей на смену придут другие организации с такими же харизматическими лидерами и сходной идеологией? Некоторые даже подумывают о необходимости ведения переговоров или даже заключения договоров с "Аль-Кайдой"?

А.МУСТАФА: Новые организации будут появляться. Единственное, что мы можем сделать - это серьезно взяться за проблемы вызывающие недовольство людей, которое и приводит их от благосклонного отношения к вступлению в ряды террористических организаций. По второй части вашего вопроса могу твердо сказать: мы не можем вести переговоры с террористами.

ВОПРОС: Может ли "Аль-Кайда" восстановить или установить свое влияние на территории Ирака и Афганистана? Ваш прогноз на будущее?

А.МУСТАФА: Нет. Это невозможно. Они потеряли свой шанс в Афганистане. Я не думаю, что у них теперь есть возможность восстановить контроль и влияние в Афганистане как во времена режима "Талибан". По моему убеждению, в Ираке "Аль-Каида" никогда не имела реального влияния и только после вмешательства США имеет свое ограниченное поле деятельности.

ВОПРОС: А как насчет "Хизб ут-Тахир"? Возможно ли, что "Хизб ут-Тахир" преуспеет и осуществит свою бредовую идею по созданию единой исламской империи или восстановлению халифата?

А.МУСТАФА: Я не думаю, что в мире есть такая организация, которая смогла бы добиться создания исламской империи в современном мире, хотя они возможно способны создать исламское общество в отдельных странах. Но я уверен, это не приведет к возрождению исламского халифата. Сейчас не так просто взять и объединить несколько государств. В 1950-начале 1960-х годов была же попытка создания такого объединения - так называемой Объединенной Арабской Республики...и чем закончилось тоже всем известно.

ВЛИЯНИЕ РОССИИ В ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКОМ РЕГИОНЕ ИМЕЕТ ТЕНДЕНЦИЮ К СНИЖЕНИЮ

ВОПРОС: Сто лет назад здесь шла "большая игра" за власть в этом регионе между российской и британской империями. Сейчас снова идет такая игра, только число игроков увеличилось... Кто победит в этой игре?

А.МУСТАФА: Сегодня конкуренция во многом отличается от той, которая существовала сто или более лет тому назад. В прошлом Россия и Великобритания играли в игру с нулевым результатом, при которой победа одной стороны оборачивалась поражением для другой. Однако сегодня мы наблюдаем ситуацию, в которой страны играют в игру по принципу обоюдного выигрыша, при этом, это правило распространятся на все страны, включая региональные. Поэтому, я считаю, что не важно кто обеспечит политическое и экономическое влияние в Центральной Азии, результатом от этого станет благополучие и выигрыш всех стран региона.

ВОПРОС: Как изменилась ситуация в постсоветских государствах Средней Азии после появления там американских военных баз?

А.МУСТАФА: США удалось удачным образом завоевать симпатию международного сообщества своей войной против терроризма в свою пользу. Кроме того, если вспомнить готовность и желание региональных стран Центральной Азии сотрудничать с США по этим вопросам, Соединенные Штаты использовали этот шанс, предоставив им свою экономическую и политическую поддержку в целях создания здесь военных баз. Тем самым, они серьезно укрепили в регионе свои позиции, что значительно повлияло на снижения влияния России в регионе.

ВОПРОС: Какую вы видите роль России в успехе или неудаче антитеррористической операции в центральноазиатском регионе? Каково будущее российско-американских отношений в свете существующих проблем в нашем регионе?

А.МУСТАФА: Тенденция такова, что влияние России в этом регионе уменьшается. Ситуация, когда Россия уступает свои позиции более активному вовлечению американцев, обретающих доминирующую роль в регионе, будет сохраняться в ближайшем будущем. В долгосрочном периоде, с учетом того, что руководители стран предпочитают иметь тесные связи с США, все экономические и политические блага, которые может предоставить Америка, послужит ей для установления здесь своего доминирующего влияния. Однако и США, и Россия понимают, что им необходимо сотрудничать в данный период, в связи с ростом угрозы терроризма по всему миру.

ВОПРОС: Многие наблюдатели отмечают, что значение СНГ снижается. Однако, некоторые полагают, что из-за угрозы терроризма многие лидеры постсоветских государств будут выступать за более тесное сотрудничество с Россией. Есть ли политическое будущее у Содружества, как на него может повлиять "исламский фактор"?

А.МУСТАФА: Я не вижу большого будущего СНГ. Эта организация используется Россией в целях сохранения за собой контроля и влияния на всем постсоветском пространстве. Эта организация уйдет в прошлое с экономическим и политическим развитием этих стран и становлением значительных факторов, обеспечивающих их независимость. При этом, роль ислама будет ограниченной, так как все эти процессы носят светский характер.

ВОПРОС: Какие государства Центральной Азии имеют лучшие шансы для того, чтобы стать процветающими?

А.МУСТАФА: Те страны, которые имеют богатый энергетический потенциал, такие как Казахстан, Узбекистан и Туркменистан. Они имеют большие шансы на процветание по сравнению с другими государствами региона. Однако, одним из условий бурного развития является открытость международному сообществу и торговле, т.е. вхождение в мировую экономическую систему. Закрытые национальные системы не будут иметь никаких шансов на процветание.

ВОПРОС: Сегодня главной угрозой безопасности стран ЦА остаётся наркоторговля и проникновение некоторых экстремистов с территории Афганистана и стран, расположенных к югу от него. Каковы ваши прогнозы на этот счет?

А.МУСТАФА: Эта угроза уменьшиться только в том случае, если мы сможем наладить обстановку в Афганистане. В противном случае, при системе правления и влияния этнических групп, соперничестве между ними будет все больше развиваться наркоторговля, что приведет к дестабилизации обстановки. Религиозный экстремизм в этих странах тоже питался именно этими источниками финансирования. Я думаю, если временное правление Афганистана передаст полномочия управления государством более представительному правительству, угроза мирному порядку в регионе значительно уменьшится.

ВОПРОС: Некоторые западные аналитики уверяют, что угрозой XXI века является международный терроризм, который берет свои корни в государствах Ближнего Востока и Центральной Азии. Что вы можете сказать по этому поводу?

А.МУСТАФА: Лучше сказать, что проблемы Среднего Востока создали благоприятные условия для создания и развития определенного вида терроризма. Одновременно со своим развитием, такой терроризм расширялся по всему миру со своими политическими целями. Несмотря на то, что терроризм добрался и до Афганистана и Центральной Азии, мы не можем утверждать, что данный регион является источником международного терроризма.

У ТУРЦИИ И УЗБЕКИСТАНА НАМНОГО БОЛЬШЕ ПОТЕНЦИАЛА ДЛЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО И ПОЛИТИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА.

ВОПРОС: Уважаемый профессор, пожалуйста, несколько слов о сегодняшней общественно-политической ситуации в Турции.

А.МУСТАФА: Турция в данное время имеет стабильный парламент и сильное правительство. Экономика претерпела ряд негативных экономических спадов, несмотря на это, правительство принимало важные для сокращения ущерба экономике меры, что успешно сказывалось на конкурентоспособности Турции на мировом рынке. При дальнейшей интеграции Турции в Европейский Союз, экономика страны будет соответственно развиваться и идти вперед.

ВОПРОС: Как вы оцениваете демократические преобразования в Турции по сравнению с 90-ми годами?

А.МУСТАФА: Демократические принципы в Турции начали развиваться с самого начала образования страны, и недавние реформы внесли ощутимый вклад в развитие гражданского общества и другие принципы демократии.

ВОПРОС: Что Вы можете сказать о сегодняшнем состоянии двухсторонних отношений между Узбекистаном и Турцией?

А.МУСТАФА: Современный уровень сотрудничества между Турцией и Узбекистаном не находится на удовлетворительном уровне. У нас намного больше потенциала для экономического и политического сотрудничества. Недоразумения в прошлом не должны негативно сказываться на отношениях в будущем. Уважая культурное наследие и историю наших двух государств, слажено и организованно сотрудничая по вопросам, в которых интересы двух государств пересекаются, мы можем построить очень плодотворное экономическое, политическое и культурное сотрудничество.

ВОПРОС: Многие специалисты в том числе и турецкие считают, что за прошедший с 1991 года период допуская ошибки во внешней политике, Турция упустила возможность установления тесного контакта и влияния на ситуацию в центральноазиатском регионе. Что вы можете сказать по данному вопросу?

А.МУСТАФА: Да, действительно, за этот период Турция потеряла ряд хороших шансов установить здесь свое влияние. Однако, за 10 лет мы сумели заложить здесь фундамент и основу для наших дружественных отношений. Уверен, этот фундамент даст еще многое в будущем, чем Турция потеряла за последние несколько лет.

ВОПРОС: От чего сегодня зависит установление тесных узбекско-турецких связей? Какие вы видите резервы в улучшении взаимоотношений между двумя странами?

А.МУСТАФА: Ресурсы, к сожалению, кончаются у обеих сторон. Однако, позитивные намерения к сотрудничеству в области экономики и политики, близость в национальных интересах, равно как и мировоззрение, включая культурную, общественную и лингвистическую идентичность, помогут развить необходимое сотрудничество, несмотря на недостаток ресурсов. Когда две страны имеют много общего, их политические взгляды совпадают, то у них есть достаточно большие международные возможности, которые можно воплотить в реальность, сплотив вместе свои силы для достижения поставленных задач.

ВОПРОС: Уважаемый профессор, а теперь, несколько слов о роли и месте религиозного движения "Нурчилар" в Турецком обществе. Что вы можете сказать о сегодняшней ситуации вокруг лидера "Нурчилар" Фатхуллы Гулена.

А.МУСТАФА: Если коротко, то "Нурчилар" не является политической партией в Турции. Это исламское учение без всякого политического вмешательства и согласно законам Турции, они не могут участвовать в политической деятельности государства. Фатхулла Гулен один из лидеров этого общества, проживавший последние несколько лет в США, и его влияния в Турции ограничено.

ВОПРОС: Как общественность, политические лидеры, в частности руководство правящей партии AKPi и деловые круги Турции относятся к возбуждению уголовного дела против Фатхуллы Гулена?

А.МУСТАФА: Все юридические разбирательства, проведенные против него были инициированы задолго до прихода АКPi к власти и принятые решения все еще в силе. Теперь его дело рассматривается с точки зрения закона и судебного разбирательства. Политические партии и правительство в Турции не могут вмешиваться в дела судей. Это же правило распространяется и на деловые круги.

ВОПРОС: Оправданы ли действия правительства Узбекистана, направленные на прекращение деятельности турецких лицеев в республике, распространявших идеи "Нурчилар"?

А.МУСТАФА: Это право каждого государство, и считаю полномочным правительство Узбекистана решать какие именно меры предпринимать в отношении определенных движений. Однако закрытие турецких школ и отзыв студентов из Турции негативно отразилось на отношениях двух стран. С другой стороны, если бы любой гражданин Турции совершил действие, противоречащее местному законодательству, соответствующие органы Узбекистана имеют полное право судить их по своим законам. Очень важно при всем этом делить людей на тех, кто совершает такие действия и на тех, кто хочет заниматься здесь бизнесом для улучшения отношений между двумя странами.

ВОПРОС: Несмотря на реформаторскую направленность правящей партии Турции AKPi, оппозиция утверждает, что AKPi является религиозной партией, преследующая цель создания теократического государства в Турции. Чем аргументирует свои заявления оппозиция Турции, почему они хотят придать AKPi религиозную окраску?

А.МУСТАФА: Это будет видно впоследствии. Сейчас преждевременно говорить об этом.

ВОПРОС: Как расценивают религиозные круги Турции деятельность так называемых религиозно-политических организаций типа "Хизб ут-Тахрир" на международной арене, их стремление создать халифат во всем мире и призыв к всемирному джихаду?

А.МУСТАФА: Официально они признаны запрещенными в Турции. В религиозном контексте у них нет достаточного числа последователей, чтобы представлять серьезную силу. Турецкий народ не поддерживает ни создание халифата, ни джихада в любой его форме. Это устаревшие понятия, которые чужды современному турецкому народу, поэтому их последователей в Турции отыскать не легко.

ВОПРОС: Действия каких религиозных исламских организаций в Турции запрещены? И как правительство борется против распространения религиозного экстремизма? Какие конкретные меры против них применяются?

А.МУСТАФА: Так как Турция является светским государством, создание политических партий на основе религиозных, этнических или других дискриминирующих началах запрещено. Вместе с тем, не разрешается использование религиозных символов и знаков с целью политической пропаганды или иной религиозной или политической цели. Турецкие законы и правительство не допускают развития любого течения нарушающих эти правила.

ВОПРОС: Существуют ли сегодня проблема юго-восточной части Турции?

А.МУСТАФА: Аспект проблемы безопасности был успешно предусмотрен и внедрен в политическую, экономическую, и социальную жизнь посредством ряда успешно проведенных реформ.