21 Август 2019



Новости Центральной Азии

С улицы Сайилгох, более известной в Ташкенте как Бродвей, изгоняют художников

16.01.2004 00:00 msk, Татьяна Хмелевская

Интервью

Во многих странах, руководство которых заботится о развитии искусства, в том числе народно-прикладного, главные улицы городов отдают в распоряжение художников. В Ташкенте до недавнего времени таким был Бродвей. Однако сейчас здесь не увидишь человека с мольбертом. Что же случилось?

«Сильные мира сего! К вам обращаются те, кто еще умеет делать свое дело с душой, чьи руки создают самое прекрасное в мире – искусство. Оторвитесь от бумаг и вспомните, что жизнь не только желудки и политика, это еще живопись, литература, музыка, да еще песни под гитару, вспомните молодость. Пройдитесь по Бродвею вечером и, получив в подарок дружеский шарж, сумейте не рассмеяться. Остановите геноцид художников, и вы будете сто раз правы. Уличные кафе не спасут мир. Мир спасет красота!».

Таков текст обращения художников к чиновникам, в первую очередь к сотрудникам Министерства юстиции, расположенного, к несчастью, на этой же улице. Почему министерские работники ополчились на богему и вытесняют ее, несмотря на то, что департамент торговли, сферы услуг и производства товаров народного потребления хокимията подтвердил права художников на организацию выставки-продажи работ по улице Сайилгох?

«К нам в учреждение постоянно прибывают иностранные делегации, – объясняет один из чиновников Минюста, – приезжает высокое руководство и нам неудобно, что перед дверью находится компания художников. Богема есть богема, они могут выпить, да мало ли что может произойти».

Возникает вопрос: неужели убрав пьющую богему, но оставив при этом многочисленные «наливайки», в том числе и напротив своих окон и лицезря пьяные компании, Минюст решил волнующую его проблему? Что приятнее: созерцать предметы народно-прикладного искусства или лоснящиеся лица пловников и шашлычников?

Руководители государственного унитарного предприятия «Сайилгоххизмат», в чьем ведении находится вся территория Бродвея, реагируют иначе: «Мы не против художников, мы боремся с теми, кто превратил улицу в "Тезиковку" (так называлась ташкентская барахолка). Бывает очень трудно, придет такая старушка и встанет со старыми ложками да вязаными носками. Мы к ней: "Бабушка, здесь нельзя", а она нам: ‘Сынки, кушать нечего, не прогоняйте’. Как тут быть? Жалко старуху, а разрешишь, так их столько набежит, за голову схватимся. А художников уберут только с той стороны, где Минюст, но здесь вопросы не к нам».

Все бы верно, да только вместо одной старухи по улице Сайилгох столько лотков и коммерческих ларьков со всяким барахлом понаставили, что искусству просто места не осталось. Так и вытеснили руководство «Сайилгоххизмат» под минюстовский шумок всех художников не только с территории, прилегающей к министерству, но и со всего Бродвея.