19 Октябрь 2019



Новости Центральной Азии

"Открытое письмо" Назима Туляходжаева разбудило кинематографическую общественность

18.03.2004 00:00 msk, Николай Катин

История

Судьба узбекского кинематографа, испытывающего определенные объективные и субъективные трудности, волнует всех, кому не безразличен этот вид искусства.

Кинематографисты с нетерпением ожидали выхода постановления правительства о развитии национального кинематографа и в средствах массой информации высказывают свое мнение об узбекском кино. Попытка известного режиссера Назима Туляходжаева вскрыть некоторые проблемы кино в интервью некоторым изданиям (речь идет, главным образом, о выступлении Назима Туляходжаева на страницах Ферганы.Ру. - прим. ред. ИА "Фергана.Ру") сразу же нашла отклик. Сегодня эти наболевшие вопросы мы обсуждаем с заслуженным деятелем искусств Узбекистана, доктором искусствоведения, профессором, зав. отделом кино и телевидения Института искусствоведения Академии художеств Узбекистана Джурой Тешабаевым.

– Джура Тешабаевич, вы согласны с критикой Н.Туляходжаева в адрес руководства ГАК «Узбеккино»?

– Выступления Туляходжаева во многом являются справедливыми. Я не хочу вдаваться в подробности, детали того, о чем он говорит в отношении председателя «Узбеккино», но согласен с тем, что во главе такого важного дела, как кино, к сожалению, стоит человек, не очень глубоко понимающий и разбирающийся во многих тонких и сложных вопросах кинопроцесса. Почти все, что сейчас делается в «Узбеккино», идет в разрез с пожеланиями руководства нашей страны, которое призывает нас развивать и совершенствовать национальное кино, и не соответствует главным направлениям экономического развития республики. Я с болью воспринимаю негативные высказывания в адрес нашего кино не только Назима, но и зрителей, журналистов, моих студентов. Очень часто звучат вопросы: «Почему наше кино в последнее время так инертно? Почему выпускаются такие картины, которые никто не смотрит, и которые не вызывают особого интереса в обществе, критике?» Я с горечью вспоминаю, что история нашего кино очень богата. Кинематограф Узбекистана имеет великолепные традиции. Я более сорока лет работаю в кино и хорошо помню выпуск таких замечательных картин, как «Об этом говорит вся махалля», «Ты – не сирота», «Ташкент – город хлебный», «Нежность», «Влюбленные» и других прекрасных фильмов, которые пользовались огромной популярностью не только в Узбекистане, но и на всем пространстве бывшего Союза. И сегодня, когда я слышу такие слова, как «наше кино поникло», я, конечно, очень огорчаюсь, ведь у нас и сейчас есть творческие силы для хорошего кино, несмотря на то, что многие уехали или ушли в другие виды искусства. У нас есть и старшее поколение кинематографистов, и талантливая молодежь, которые могут поднять уровень нашего кино. Но, тем не менее, это не происходит.

– Почему? Какие проблемы, на ваш взгляд, есть у нашего кинематографа?

- Одним из самых главных негативных моментов в нашем кино является то, что оно несет в себе все признаки старого советского, идеологического искусства, с его нормами, шаблонами, стереотипами. Как ни старались, мы от этого не смогли избавиться. Что было плохо раньше? Да, регулярно давались деньги на 6-10 картин в год, но во многом преследовались идеологические цели. Но наши кинематографисты не заметили, что этот этап закончился. Пришла независимость, появились новые требования и веяния – быть правдивым, служить интересам народа, проповедовать прогрессивные идеи. А кино следует в фарватере прошлых лет. И еще. Мы привыкли к иждивенчеству, к тому, что государство дает деньги, а дальнейшая судьба отснятых картин мало кого волнует. Наши кинематографисты не поняли, что пришла рыночная экономика, и наступило время, когда надо делать фильмы, которые бы были высоки по художественному уровню, и одновременно принимались зрителем. Картины должны оправдывать вложенные в них деньги. Во многих странах государство совсем не финансирует кинематограф. Это в нашей республике, несмотря на тяжелые времена, находятся средства для искусства. Но это не может продолжаться вечно. Еще в 2000 году наш кинематограф должен был перейти на самофинансирование, но этого не случилось. На каждую картину уходит в среднем 150 млн сумов бюджетных средств. В год выпускается 3-4 фильма. А какая отдача? Где мы видим эти картины? Что зритель почерпнул из них? Каково их влияние на общество?

– Значит, правильно делает председатель «Узбеккино», что не запускает в производство слабые, с его точки зрения, картины?

– В какой-то степени это верно, но, к сожалению, он сам, говоря об этом, является инициатором запуска картин, многие из которых несут отпечаток перечисленных мною негативных моментов.

– В чем причина?

– Дело в том, что руководитель «Узбеккино» решает все сам, а худсовет не имеет собственного мнения. Авторитаризм проявляется во многом. Например, за последние три года вряд ли кто из крупнейших кинодеятелей сможет похвастаться, что попал на прием к председателю «Узбеккино». А меня он не принял ни разу, несмотря на мои неоднократные просьбы. Его мало интересует мнение опытных кинематографистов. За последние 3-4 года не была проведена ни одна творческая конференция, на которой поднимались бы существенные проблемы. Не ощущается деятельность Правления киноработников Узбекистана. Все это не может не сказаться на качестве выпускаемых картин.

– Что еще мешает развитию кинематографа Узбекистана?

– Большой бедой является то, что наши фильмы лишены национального лица. Кино – это лицо нации, средство для заявления об особенностях культуры, традиций. В мире ценится не новаторство в формальном смысле, а фильмы, выявляющие суть и особенности национальной жизни, отображающие чувства, характерные для конкретного народа. Недаром сегодня в кинематографе выдвинулись такие страны, как Турция, Китай, Иран, кино которых имеет свое национальное лицо. В наших картинах прежних лет, таких как «Тахир и Зухра», «Алишер Навои» были персонажи, несущие основные черты узбекского народа – доброту, гуманизм. А сейчас делают акцент на экзотику, так как эти картины предназначены для показа на зарубежных фестивалях, где их оценивают часто по формальному признаку. В первую очередь нужно, чтобы фильмы были интересны нашему народу, а уже потом представлялись за границей. Назову еще одну проблему. Это отсутствие жанровости. Комедия, детектив, мелодрама в определенной мере должны соответствовать своим жанровым признакам. В этом сильно преуспели американцы. Так же, одной из проблем является отсутствие кинотеатров, многие из которых сейчас перепрофилированы.

– Как, по-вашему, поднять наш кинематограф на должный уровень?

– Кино – это промышленность, индустрия. Оно не терпит любительства. Кинематографисты должны понять, что они занимаются не только искусством, но и производят товар, который должен удовлетворить запросы зрителя и конкурировать с лучшими мировыми образцами. А для этого во главе нашего кино должен стоять человек, в большей степени экономист, менеджер, понимающий суть кинопроцесса, умеющий делать и продавать нашу продукцию. Кроме того, опираясь на опыт других стран, я бы предложил обязать кинотеатры отчислять определенный процент выручки на развитие национального кино.

Одно из верных направлений – это создание независимых студий. Они у нас есть. На свои деньги эти энтузиасты, рискуя, снимают картины, но «Узбеккино», имеющее монопольное право на лицензирование, часто тормозит выход этих фильмов на экран. Поэтому надо вывести внебюджетные студии из-под опеки чиновников. Было бы хорошо, вместо огромного чиновничьего аппарата создать или «Фонд развития национального кино», или «Национальный центр развития кино». Причем, эта структура не должна надеяться только на государство. И последнее. Для развития нашего кино необходим приток молодых сил, а наш Институт искусств им. Уйгура, в котором должны готовиться эти силы, к сожалению, не имеет достаточной технической базы, без которой невозможно обучение операторов и режиссеров и других специалистов киноискусства.

Пока данный материал готовился к печати, вышел в свет Указ Президента Республики Узбекистан «О совершенствовании управления в сфере кинематографии», многие положения которого перекликаются с замечаниями и пожеланиями известного кинодеятеля. Мы созвонились с Джурой Тешабаевичем и попросили его прокомментировать этот документ.

– Это очень своевременный документ. Намеченные в нем меры по совершенствованию киноискусства, усилению его роли в общественной жизни помогут нашему кинематографу стать на уровень поставленных задач. Несомненно, кинематографисты Узбекистана сделают правильные выводы.

В данном документе предусмотрен ряд положений, которые внесут новые элементы и изменения в работу вновь образуемого Национального агентства «Узбеккино». А изменения обязательно должны быть.

Я думаю, что теперь усилится конкуренция с коммерческими киноструктурами в создании высоких по качеству произведений. А самое главное – произойдет демонополизация деятельности бывшей ГАК «Узбеккино».

Источник - TRIBUNE-uz, 17.03.2004