23 Октябрь 2019



Новости Центральной Азии

Никаких последствий, кроме новых репрессий, теракты в Узбекистане не влекут

04.08.2004 12:18 msk, Олег Панфилов

Политика

Взрывы, сотрясшие столицу Узбекистана, имеют в подоплеке долгую историю. Конечно, Узбекистану далеко до Туркмении, закрывшейся от остального мира не только визовым шлагбаумом, но и с помощью информационного вакуума, созданного Туркменбаши. В Узбекистане все делали постепенно. В начале 90-х запретили регистрацию независимых изданий. Потом разрешили, но независимостью могут похвалиться только "желтые" газеты, которые о политике не пишут, а те редкие серьезные издания, которые имели смелость что-то писать на околополитические темы, закрывали быстро. С оппозицией расправились в то же время, в 93-м устроив показательное нападение на бывшего вице-президента Шукрулло Мирсаидова. И когда международная организация "Хельсинки Вотч" опубликовала свой доклад о состоянии прав человека в Узбекистане, слово "взрыв" появилось впервые в связи со взрывами домов и автомобилей, принадлежавших представителям оппозиции.

К тому времени большая часть радикальной исламской оппозиции, в основном состоящей из жителей Ферганской долины, была арестована и приговорена за различные уголовные преступления, а избежавшие этой участи перешли в Таджикистан и участвовали в гражданской войне на стороне таджикской оппозиции. Таджикские полевые командиры отдавали должное мужеству узбекских братьев численностью до 200 человек во главе с Джумой Намонгани и его идеологическим помощником Тохиром Юлдашем. "Узбекский отряд" действовал так же смело и отчаянно, как будто они воевали у себя на родине с режимом ненавистного им Ислама Каримова.

Узбекская пресса обо всем этом упорно молчала. Молчала обо всем, что с точки зрения пропаганды должно было подорвать "государственные устои", "мир и дружбу между народами", "стабильность на века" и проч. Только в декабре 1995 года появилась первая информация о взрыве в Ташкенте, но объяснение нашлось сразу - коммерческие разборки.

"Закрыть" информацию в столице невозможно: в Ташкенте работают посольства и есть несколько аккредитованных от иностранных СМИ корреспондентов. Но что происходит на остальной территории Узбекистана - не известно многим, в том числе и жителям Ташкента. Под запретом была любая информация о том, как Узбекистан помогал войсками, оружием и бронетехникой новым властям Таджикистана. И о том, что в соседней республике гибли узбекские военные, родные узнавали только из российской прессы.

Окончательно социальный взрыв президент Узбекистана Ислам Каримов подготовил в 1998 году, когда он инициировал в парламенте принятие нового закона "О свободе совести". Власти испугались религиозного возрождения, когда только в Наманганской области при населении около 1 млн 800 тыс. человек было построено 1300 мечетей. В начале мая 98-го Ислам Каримов, поднимаясь по трапу самолета, вылетающего в Москву, впервые заявил об опасности "взрыва Узбекистана изнутри". Одновременно в Ташкенте начался первый открытый судебный процесс над сторонниками экстремистских исламских организаций, называемых в народе "ваххабитами". Президент Каримов решил показать, что он принял вызов радикального ислама. "Ваххабитов" обвиняли "в проведении террористических актов", и если обвиняли, значит, теракты были, но о них никто ничего не знал...

16 февраля 1999 года в Ташкенте рвануло сразу четыре взрыва, один из них в непосредственной близости от здания правительства. Официальные источники поспешили назвать их покушением на президента, а известный знаток стратегии информационных войн, начальник ЦОС ФСБ России генерал Зданович тут же заявил: "В организации недавнего взрыва в Ташкенте участвовали выпускники тренировочного центра Хаттаба".

И вот - июль 2004-го. Объяснять ташкентские взрывы (а также те, о которых ничего в прессе не известно) с точки зрения узбекской пропаганды - тратить зря время. Когда президент Каримов спустя два дня уже называет заказчиков и исполнителей - "Хизб ут-Тахрир", то об объективности следствия и речи быть не может.

У ташкентских взрывов, наверное, есть много сторонников - явных, у которых мужья, сыновья или дети сидят в тюрьмах по обвинениям в чтении религиозной литературы. Есть сочувствующие, оговаривающие свою поддержку словами о безвинных жертвах. Наверное, есть и конкретный заказчик, имя которого будет скрыто долгое время. Но у ташкентских взрывов есть созидатель, человек, который своими действиями выстраивал сложную систему подполья и явного оппозиционного настроения у части населения. Президент Каримов лишил себя возможности хотя бы с кем-то вести переговоры: он сумел уничтожить и тех, кто мог бы стать демократической оппозицией, и тех, кто мог бы представлять иной слой религиозных деятелей, кроме официозного муфтията, духовного управления мусульман, в своих деяниях полностью поддерживающих решения президента.

В том, что взрывы прозвучали у посольств США и Израиля, в фойе генеральной прокуратуры республики, есть что-то фарсовое. Не напугать израильтян в Узбекистане, где еврейская община уже поредела в несколько раз, да и никаких особых деловых отношений у Ташкента с Тель-Авивом нет. И американцев особо не встревожить, разве что госдепартамент призовет сограждан воздержаться от поездки в Узбекистан. Какие-то странные взрывы, повторяющие февральские 99-го, когда кроме новых репрессий никаких других изменений в общественно- политической жизни страны не произошло.

Оригинал статьи - http://www.newtimes.ru