16 Июль 2020



Новости Центральной Азии

Как и в советское время, власти Узбекистана продолжают использовать на хлопковых полях труд студентов и школьников

19.10.2004 09:18 msk, Сид Янышев

Россия

«Хлопкоробы Янгикурганского района первыми в Наманганской области справились с договорными обязательствами по продаже государству хлопка-сырца. На приемные пункты сдано свыше 4600 тонн ценного промышленного сырья. Около 85 процентов валового урожая реализовано первым сортом».// "Народное слово" (Ташкент)

Главной отличительной чертой сообщений о хлопковой кампании в Узбекистане в этом году является отсутствие информации о собранном количестве по стране и процентном соотношении уже полученного урожая к государственному заказу. Если в прежние годы в республиканских газетах ежедневно печаталась подробная таблица с указанием этих данных, то теперь мы лишены возможности строить прогнозы о выполнении плана, как в областях, так и по республике в целом. Таким образом, о выполнении договорных обязательств мы узнаем постфактум, как узнали в понедельник о том, что Янгикурганский район первым в Наманганской области выполнил план, собрав столько-то тонн хлопка-сырца. С какой целью СМИ умалчивают эту информацию, остается только догадываться.

Как и в былые годы, узбекские газеты не пишут о привлечении к сбору урожая студентов и школьников. Между тем, учащуюся молодежь как отправляли на хлопок, так и продолжают отправлять. Ташкентцев, правда, трогают все меньше: в этом году, например, на хлопковые поля выехали лишь студенты сельскохозяйственного и ирригационного институтов, а также учащиеся одноименных колледжей. Областная же молодежь почти поголовно в «добровольно-принудительном порядке» помогает дехканам. Так, к примеру, на днях из Ахангарана пришло известие, что учащиеся с 4 по 11 классы местных школ вышли на сбор хлопка.

Из ташкентских «сельхозников» и «ирригаторов» хлопкоуборочная кампания затронула лишь парней, причем, мотивация их привлечения оказалась очень простой – практика. Раз уж по своей специализации студенты этих учебных заведений ближе других к земле, то, как говорится, сам Бог велел.

Девушек не тронули – им не служить в армии. Логика простая: беспричинно уклониться от практики невозможно – это грозит исключением из института. А если не едешь на хлопок по состоянию здоровья, значит по этой же причине не посещаешь военную кафедру, следовательно, по окончании института военный билет (и лейтенантские погоны) не получишь и на общих основаниях отправишься служить Отечеству.

Об этом корреспонденту «Ферганы.Ру» рассказал студент 2-го курса ирригационного института Ильдар З. (фамилию по его просьбе не называем). В числе 150 однокурсников он сейчас трудится на полях ширкатного хозяйства «Учхоз» в Ташкентской области. По его словам, длительность практики в этом году составит 45 дней. «Хотя, как знать – в прошлом году также забирали на хлопок на этот срок. А в результате домой мы вернулись через 52 дня», - говорит Ильдар.

Живут студенты в помещении детского сада. Спят на тамошних малогабаритных кроватях. Те же, кому кровати не достались, спят на матрасах прямо на полу. Наиболее предприимчивые арендуют кровати у местных жителей – за 100 сумов (10 центов) в сутки.

В целом, условия вполне обычные: отсутствие горячей воды, отопления и душа (мыться студенты ходят в бани к местным жителям – за 300 сумов с человека), общий загаженный туалет, однообразная еда – на завтрак стакан пресного «вареного» чая плюс намазанная тонким слоем бутербродного маргарина четверть буханки серого хлеба, на обед макароны, на ужин машхурда (суп из маша). Иногда макароны с машхурдой меняются местами. По праздникам, как было, к примеру, в День учителя, готовят плов. Мясо предполагается, но его никогда не видно.

Стоимость питания одного человека в день составляет 1000 сумов (примерно 1$), что по стоимости равно приблизительно 30 кг хлопка, каждый килограмм которого студенты сдают за 30 сумов. Таким образом, минимальная норма дневного сбора хлопка составляет не менее 30 кг – она оправдывает средства, затраченные государством на питание каждого студента. Все, что выше нормы – это его заработанные деньги.

Однако, все, кто хоть раз в жизни собирал хлопок, знают, что даже 30 кг – это по объему очень много хлопка, примерно 4-5 полных фартуков-сумок, и собрать этот минимум совсем не просто. Вот и дурят студенты государство по старинке: кто-то смешивает собранный хлопок с глиной и землей, а наиболее удачливые и пронырливые банально воруют его по ночам с хирманов или тележек, оставленных на полях. Так и копится несоответствие урожая на бумаге и реально собранного хлопка.

Увеличить цифру напротив своей фамилии в заветной тетрадке бригадира студенты стремятся всеми доступными способами. Некоторые, кому позволяют средства, попросту оплачивают свой «долг» государству. Если оно тратит на питание студента 1000 сумов в день, почему бы не вернуть ему эту тысячу наличными. Вернее, не ему, а непосредственно тому, кто фиксирует пребывание студента на «практике». Нетрудно подсчитать, что хлопкоуборочная кампания такому студенту обходится в 45 тыс. сумов, то есть, всего-навсего, в сумму, равную трем средним стипендиям.

Те же, у кого таких денег нет, пытают свое счастье в азартных играх - играют с местными жителями в покер и карты на хлопок. «На сегодняшний день мне один местный должен 15 кг хлопка», - признается Ильдар.

Между тем, как выяснилось, условия работы у студентов с ташкентской пропиской и студентов, приехавших в столицу из областей, не одинаковые. Питание областных стоит, как минимум, вдвое дороже: за те же макароны и четвертину хлеба с маргарином в день они должны собрать не менее 60 кг. Собравших меньше этой нормы вызывают в специальный штаб, где «прорабатывают» по полной программе. В отличие от студентов со столичной пропиской, за областных чаще всего заступиться некому. Их можно безнаказанно «в пользу несданного хлопка» лишить стипендии, отчислить с военной кафедры или даже из института.

Повышенную норму хлопка областных студентов руководство института объясняет тем, что приехавшие из областей (большей частью - это ребята-узбеки) хлопок собирают с раннего детства и более опытные в этом деле, поэтому легко могут собрать двойную норму.

В общем, о том, приносят ли реальную пользу на хлопковых полях школьники и студенты, и стоит ли собранный хлопок недополученных знаний, опять же остается лишь догадываться. Но очевидно одно: пока за 5 кг хлопка можно будет купить лишь одну буханку серого хлеба, страна по-прежнему будет нуждаться в сомнительной, но почти дармовой рабочей силе. А хлопок прямо в фартуках будут нести через границу в соседний Казахстан или в Киргизию смышленые подростки, выросшие среди этих «золотых» коробочек, рискуя быть подстреленными пограничниками, в надежде купить на вырученные деньги в придачу к хлебу хотя бы пачку бутербродного маргарина.

P.S. «В Учкурганском районе Наманганской области на обводной дороге при попытке перехода узбекско-киргизской границы задержан учащийся средней школы №17. В мешке перебежчика было обнаружено 47 кг хлопка. Как удалось выяснить пограничникам, урожай хлопка был собран учащимся А.К. на полях ширкатного хозяйства «Кугай». Сбыть его малолетний хлопкороб собирался в соседней республике».// «Диёнат» (Ташкент)