1 Октябрь 2020



Новости Центральной Азии

Иностранные волонтеры приезжают в киргизский Узген дезинформированными, а уезжают растерянными

08.03.2005 13:46 msk, Соб. инф.

На фото: средневековый минарет в Узгене.

Город Узген, расположенный на юге Кыргызстана, был известен в VIII-IX веках как столица государства Караханидов. Узген был основан в центре оазиса на караванном пути из Маверраннахра в Восточный Туркестан. Накануне распада Советского Союза (в начале 90-годов прошлого века) здесь произошли кровавые столкновения между узбеками и киргизами. Сегодня Узген знаменит своим средневековым минаретом, сохранившимся до наших дней, и особым рисом для плова. Кроме того, здесь родился и вырос космонавт Салижан Шарипов - узбек по происхождению.

Сегодня мы предлагаем вниманию читателей рассказ о сегодняшнем Узгене, написанный анонимным американским волонтером Корпуса Мира. Этот своеобразный отчет добровольца из США, вероятно, был предназначен для его начальства, и попал в распоряжение агентства "Фергана.Ру" вполне легальным, хотя и случайным образом.

Этот рассказ интересен прежде всего наличием хоть и поверхностной, но независимой оценки ситуации в городе Узгене - от межэтнических и языковых проблем до роста преступности и отношения жителей к криминалу или к иностранцам. Перед нами встает весьма откровенная картина реальной жизни киргизской глубинки. Отчета неизвестного волонтера написан около года назад. Однако данный документ не потерял своей актуальности и сегодня.

* * *

"Всем заинтересованным лицам.

(1 апреля 2004)

Ниже изложены мои мысли по поводу приютившего меня города и, особенно, по поводу причин, по которым город Узген меня иногда пугает. Думаю, что в начале надо обозначить общую перспективу. Одна из причин, по которой мне трудно жить в Узгене - то, что я единственный волонтер "Корпуса мира" и единственный иностранец в городе с населением в 50 тысяч человек. Поэтому я являюсь единственной в своем роде целью для оскорблений.

Другая причина - то, что я в основном работаю (через университет*) с живущим на периферии киргизским населением, а не с узгенскими узбеками, составляющими только десять или пятнадцать процентов учащихся университета. Поэтому меня не воспринимают как человека, приносящего пользу своему непосредственному окружению.

В третьих, мне было невозможно сосредоточиться на одном языке (больше всего приходится пренебрегать узбекским), потому что я изучал киргизский в ПСТ (?), для общения со своей приемной семьей мне нужен русский, узбекский нужен для общения со своим окружением, а для работы в университете мне нужны как киргизский, так и русский. Сейчас я одинаково подкован в киргизском и русском, и продолжаю изучение русского (самого межкультурного языка в университете и в Узгене).

Волонтеры - это добровольцы. Они оставили свою семью и работу, родной город и знакомое окружение для того, чтобы помочь людям на другом конце света или просто в поисках острых ощущений и экзотики.

Сегодня в Киргизии иностранными волонтерами работает 181 человек, включая 44 волонтера ООН, 120 волонтеров Корпуса Мира и 17 волонтеров JICA. Волонтеры ООН реализуют программы ПРООН по сокращению бедности и совершенствованию системы местного самоуправления в Кыргызстане. Три волонтера работают также в УВКБ ООН. Волонтеры Корпуса мира преподают английский язык в кыргызских школах и университетах, помогают в развитии местных НПО и бизнеса. Волонтеры JICA преподают физическую культуру, музыку, японский язык. Иностранные волонтеры в Кыргызстане получают денежные выплаты в качестве компенсаций за транспортные издержки, а также получают деньги на питание и проживание, но не получают зарплаты. Между тем, это не мешает гражданам Соединенных Штатов Америки, Японии, Италии и других стран работать здесь в качестве волонтеров. Работа волонтером даже в течение короткого времени - одного-двух лет - является престижной деталью резюме, послужного списка.

Вот примеры инцидентов, которые происходят со мной в Узгене. Все в офисе (а также, возможно, и за границей) знают подробности того, как на меня напали двое мужчин на лошадях. Я думаю, что это был отдельный случай, который меня больше не волнует, помимо напоминания о том, что пешие прогулки по Узгену не всегда безопасны. Более тревожные инциденты носят общий характер. Во-первых, словесные оскорбления, которые были общими и были направлены против меня как "русского". Сейчас меня узнают и оскорбляют как американца (многие любят выкрикивать слово "террорист"). Во-вторых, в меня бросают камни (пока только мелкие), чтобы привлечь мое внимание и крикнуть "террорист". В-третьих, меня бесцеремонно разглядывают и плюются - думаю, это люди, все еще считающие меня русским... Русских в этой местности не жалуют. И, последнее: время от времени за мной ходят следом, чтобы (как я предполагаю) узнать, чем я занимаюсь и куда иду.

Но мне страшно в Узгене отнюдь не по этим причинам. Я могу приспособиться и найти возможность сгладить оскорбления; я думаю (и надеюсь), что со временем это пройдет, и я уверен, что другие волонтеры сталкиваются с такими же вещами, и даже на таком же уровне. Я боюсь напряженной атмосферы, которая временами возникает в этом городе. Я видел русских из соседних городков, которые говорили, что они больше не появляются на узгенском базаре, потому что боятся этого города и отношения местных к ним. Я видел, как в центре города вспыхивали драки, в нескольких из них участвовали десятки людей. Банды молодежи ходят по улицам (включая улицу перед моим домом), дерутся и орут далеко заполночь. Я не выхожу по ночам (и не собираюсь), как и члены семьи, которая меня принимает.

События четырнадцатилетней давности до сих пор у всех на устах (я узнал такие подробности резни, от которых большинство людей побледнеют). Несколько недель назад, ранним вечером, мой друг, водитель миниавтобуса, был забит насмерть одним из своих соседей, пока несколько мужчин стояли рядом и наблюдали. В этом городе странное культурное восприятие возмездия - я даже видел милиционеров, просто наблюдающих за дракой.

Я упоминаю эти подробности только потому, что они характеризуют отношение к насилию в этом городе. Отношение к женщинам особенно агрессивно (спросите у Н. или Э. об этом, они с большой неохотой приезжают в Узген). Кроме того, здесь явная напряженность между узбеками и киргизами, усугубленная реальной или надуманной дискриминацией против узбеков при приеме на работу в профессиональном и частном секторах (банки, государственная служба, строительство и т.д.).

Мои рекомендации по поводу будущих волонтеров "Корпуса мира" в Узгене - будьте избирательны и осторожны по поводу вашего сюда назначения. Если вы размещаете волонтера в одной из киргизских школ, обязательно поселите его рядом со школой. Если вы размещаете волонтера в узбекской школе, убедитесь, что вы обучите его УЗБЕКСКОМУ языку, чтобы облегчить его переход в новую среду. Для размещения волонтера в моем университете обучите его/ее русскому - языку преподавания и межкультурного общения в этом очень разнородном институте - чтобы он или она могли эффективно работать и (хотя бы частично) общаться с узбекским и киргизским населением. Не говорите волонтерам, что узбекский и киргизский настолько схожи, что у них не будет проблем с пониманием обоих языков (если они обучены только одному из них). Образованный киргиз или узбек, проживший жизнь на фоне обоих языков, может, и понимает оба с легкостью (в чем я сомневаюсь), но волонтер - нет. Просто спросите любого волонтера, хорошо освоившего узбекский язык, и он скажет вам то же самое. Будьте осторожны с отбором волонтеров для отправки сюда (выбирайте самых выносливых) - думаю, что легко запугиваемый волонтер захочет домой, насмотревшись на обычные здесь оскорбления и насилие.

Что касается меня, я знаю, что если я останусь здесь (и преуспею в роли волонтера), мне нужно будет сосредоточиться на поиске новых путей безопасной интеграции (через проекты и друзей). В настоящее время я совершенно не чувствую себя в безопасности в центре Узгена, или на базаре, или по дороге между моим домом и моими подопечными. Тем не менее, я чувствую полнейшую безопасность, находясь с моей приемной семьей, и я питаю к ним глубочайшее уважение (я не останусь в Узгене за пределами их дома, их поддержки, и я даже не мечтаю переехать в отдельную квартиру). Я никогда не подвергался оскорблениям со стороны моих студентов (и именно среди своих студентов я видел лучшие примеры межкультурного общения в Узгене - на узбекском, киргизском и русском).

Спасибо за ваше время и внимание."

Примечания:

"Через университет"* - имеется в виду школа, в которой, по всей видимости, этот волонтер работал.

Сайт по теме:

История Узгена