13 Август 2020



Новости Центральной Азии

После событий в Андижане Ислам Каримов спешно меняет экономическую политику

22.06.2005 11:36 msk, Алексей Волосевич

Президент Узбекистана на днях объявил, что в ближайшее время будут пересмотрены несколько десятков законодательных и нормативных актов, регламентирующих деятельность частного бизнеса. Причем изменения будут направлены не в сторону усиления контроля над сферой частного предпринимательства, а совсем наоборот: бизнесмены получат больше свободы и будут избавлены от узаконенного рэкета государственных структур.

Следует признать, что столь решительных шагов по реорганизации национальной экономики, ныне пребывающей в состоянии глубокой стагнации, мало кто ожидал. Точнее, их не ожидали от Ислама Каримова, за годы своего правления ухитрившегося довести экономику страны буквально до ручки, превратив Узбекистан в одно из беднейших государств в постсоветском пространстве. Последняя крупномасштабная реформа в направлении либерализации экономического законодательства произошла здесь примерно полтора года назад, когда Каримов под давлением международных финансовых институтов согласился на введение конвертируемости национальной валюты.

Всякие преобразования являются либо плодом осмысленной экономической политики либо шагом вынужденным, временным отступлением от генеральной линии, на которое приходится идти, чтобы не потерять большее. Классический пример – новая экономическая политика 20-х годов (НЭП), вызванная небывалым разорением страны в результате гражданской войны и большевистских экспериментов, и, как следствие этого, ростом народного недовольства и крестьянскими восстаниями. Сходство между новой экономической политикой большевиков и заявленной новой экономической политикой Каримова видно невооруженным глазом. Обе они вынужденные, введенные в порядке уступки, и направлены на то, чтобы выпустить пар из закипающего котла.

О том, что народное терпение в Узбекистане достигло своего предела, стало ясно еще в минувшем году, когда по стране прокатились массовые выступления, направленные против продолжающегося ограничения сферы торговли. Особенно яростными они были в Коканде, где многотысячная толпа сожгла две милицейские машины и забросала камнями стражей порядка. В этом году аналогичные волнения наблюдались уже в Джизакской области, где также были сожжены несколько автомобилей, принадлежащих милиции. А в самой столице была предпринята попытка проведения беспримерной акции протеста возле здания американского посольства, когда несколько десятков человек, прибывших из Кашкадарьинской области, установили там свои палатки.

Все эти выступления пока еще вспыхивают спорадически, а протестующие выдвигают не политические, а социальные требования. Но инстинкт самосохранения у действующей власти силен: она осознала опасность того, что эти выступления могут распространиться на всю страну, приняв опасную для нее политическую форму протеста. Поэтому еще год назад власть пошла на беспрецедентные уступки, закрыв глаза на то, чтобы кокандские торговцы продолжали работать, игнорируя новый порядок, утвержденный президентом.

Последним звонком грянул Андижан. События в этом городе с предельной ясностью высветили для всех то, о чем в Узбекистане было известно каждому: народ, доведенный до отчаяния проводимой экономической политикой, готов на любые крайности. Шквал критики, обрушившийся на руководство республики, показал: если режим хочет сохраниться, то продолжение прежней политики для него смерти подобно.

И узбекские власти в авральном порядке пошли на то, что они должны были сделать еще десять-двенадцать лет назад: принять законы, направленные на защиту частного бизнеса. Начиная с четырнадцатого июня, буквально в течение нескольких дней были изданы несколько президентских указов и постановлений, поистине революционных для современного Узбекистана. Впервые в них говорится, что не частные предприниматели кому-то что-то должны и в случае чего будут сурово караться, а напротив - что в случае необоснованного вмешательства в их деятельность будут караться те, кто до сей поры имел над ними неограниченную власть. Отдельным пунктом значится то, что ответственность за нанесение ущерба этим предпринимателям будет лежать на чиновниках контролирующих органов, которые его нанесли, и что возмещать ущерб им придется из собственного кармана.

Конечно, не стоит переоценивать значимость этих указов. Сложившейся системы в целом они не изменят, а значит, по большому счету, все останется на своих местах, изменятся лишь кое-какие частности. Однако в нынешних условиях, когда страна задыхается от пагубного вмешательства государства в экономику, важны и частности. Ведь даже ничтожные проценты экономического роста - это тысячи и десятки тысяч семей, которым жить станет чуть-чуть легче.

Остаются и вопросы. Например, такой: кто будет компенсировать вред, нанесенный предпринимателям экономически безграмотными указами и постановлениями, которые издает сам президент? Ведь ни для кого не секрет, что главная помеха узбекскому бизнесу не чиновники-исполнители, будто бы неправильно трактующие правильные законы, а непосредственно Ислам Каримов и его коррумпированное окружение, регулярно издающие губительные для бизнеса, но выгодные для себя законы, и настаивающие на их исполнении.

За примерами ходить не надо. Вспомним кампанию трехгодичной давности по «упорядочению торговли», а на деле по ограблению десятков тысяч предпринимателей, с которой и началось удушение сначала торгового бизнеса, а затем бизнеса вообще. Без всякого предупреждения власти ввели 90-процентные таможенные пошлины на ввоз потребительских товаров, и отвели несколько месяцев на распродажу товаров, ввезенных ранее. У тех, кто в течение этого срока не успел это сделать, товар изымался и передавался в спешно открытые магазинчики для продажи конфискованных вещей. Процесс массового грабежа напоминал экспроприацию собственности во времена революции, однако пытался маскироваться под форму законности. Придравшись к мелочам, сотрудники налоговой инспекции изымали в магазинах вещи на десятки тысяч долларов. Когда хозяин в предынфарктном состоянии обращался в суд, то получал стандартный ответ: «Вы абсолютно правы, но что поделать – ваш товар уже продан, а деньги поступили в казну. У нас указания «сверху» - не принимать решений в вашу пользу…»

Подобных историй, в результате которых оказались полностью разоренными или понесли огромные убытки сотни тысяч человек – тьма. Итогом всего этого стало то, что в течение короткого времени обнищала если не половина, то четверть населения страны.

Так что вовсе не по причине осознанной необходимости в проведении реформ власти сегодня пытаются реанимировать угробленную ими экономику. Еще одно восстание, подобное андижанскому, и они будут вынуждены громко объявить об отмене запредельных таможенных пошлин или даже об открытии границ с соседними странами. Жаль только, что каждую уступку с их стороны приходится оплачивать либо массовыми волнениями, либо человеческими жизнями.

От редакции ИА «Фергана.Ру»:

Предлагаем вашему вниманию президентский указ «О мерах по дальнейшему совершенствованию системы правовой защиты субъектов предпринимательства». Наиболее существенные, на наш взгляд, пункты мы выделили полужирным шрифтом.

Указ президента Республики Узбекистан «О мерах по дальнейшему совершенствованию системы правовой защиты субъектов предпринимательства»

В целях реализации важнейших приоритетов по демократизации и обновлению общества, реформированию и модернизации страны, дальнейшей либерализации судебно-правовой системы, сокращения вмешательства контролирующих органов в деятельность субъектов предпринимательства, обеспечения защиты их прав и законных интересов, недопущения необоснованных ограничений предпринимательской деятельности, а также безусловного соблюдения статьи 53 Конституции Республики Узбекистан:

1. Ввести с 1 июля 2005 года порядок, в соответствии с которым меры правового воздействия, согласно приложению, применяются к субъектам предпринимательства только в судебном порядке.

2. Установить, что:

Проверки финансово-хозяйственной деятельности субъектов предпринимательства (ревизии) осуществляются в установленном порядке только органами государственной налоговой службы, а при выявлении ими в ходе проверок признаков налоговых и валютных преступлений – Департаментом по борьбе с налоговыми и валютными преступлениями при Генеральной прокуратуре Республики Узбекистан;

руководители и должностные лица контролирующих органов несут персональную ответственность, вплоть до уголовной, за проведение любых проверок субъектов предпринимательства по вопросам, выходящим за рамки их полномочий и сферы контроля;

встречные проверки допускаются исключительно в предусмотренных законом случаях только в части взаимоотношений субъекта предпринимательства с проверяемым хозяйствующим субъектом при наличии постановления о назначении проверки по возбужденному уголовному делу либо решения специально уполномоченного органа по координации деятельности контролирующих органов об их проведении.

Запретить при проведении встречных проверок посещение субъектов предпринимательства и истребование у них финансово-бухгалтерской или иной документации, не относящейся к предмету проверки.

3. Определить, что:

вред, причиненный субъекту предпринимательства в результате незаконных решений государственных органов либо незаконных действий (бездействия) их должностных лиц, подлежит возмещению в полном объеме на основании решения суда непосредственно этими государственными органами, в первую очередь за счет средств их внебюджетных фондов;

решением суда возмещение убытков может быть возложено на должностных лиц государственных органов, по вине которых причинены убытки, в порядке и размерах, установленных законодательством;

рассмотрение хозяйственных споров между субъектами предпринимательства осуществляется хозяйственным либо третейским судом.

Кабинету Министров, Министерству юстиции, Высшему хозяйственному суду и Торгово-промышленной палате Республики Узбекистан в месячный срок в установленном порядке внести в Законодательную палату Олий Мажлиса Республики Узбекистан проект Закона Республики Узбекистан «О третейских судах», предусмотрев в нем образование третейских судов самими субъектами предпринимательства и их объединениями.

4. Генеральной прокуратуре Республики Узбекистан усилить надзор за безусловным исполнением законодательства о гарантиях свободы предпринимательской деятельности, обеспечив неотвратимость наказания, вплоть до уголовной ответственности, должностных лиц контролирующих органов за нарушения прав и законных интересов субъектов предпринимательства.

5. Кабинету Министров Республики Узбекистан подготовить и внести в установленном порядке проекты соответствующих решений:

до 1 июля 2005 года – о совершенствовании системы назначения и проведения проверок деятельности субъектов предпринимательства, имея в виду резкое сокращение их количества и усиление ответственности должностных лиц контролирующих органов, вплоть до уголовной, за несанкционированные проверки;

до 1 августа 2005 года – о сокращении числа и упрощении разрешительных процедур для занятия отдельными видами деятельности, в том числе внедрение системы выдачи лицензий (разрешений) на осуществление предпринимательской деятельности без ограничения сроков, распространив их в том числе на действующие лицензии (разрешения).

6. Министерству юстиции, Высшему хозяйственному суду и Верховному суду Республики Узбекистан совместно с Генеральной прокуратурой, Министерством финансов, Государственным налоговым комитетом Республики Узбекистан, другими заинтересованными министерствами и ведомствами внести в Кабинет Министров до 1 июля 2005 года предложения:

по дальнейшему совершенствованию и упрощению процедуры рассмотрения категории дел, предусмотренных пунктом 1 настоящего Указа;

по унификации ставок государственных пошлин в иностранной валюте, уплачиваемых при предъявлении исков в хозяйственные суды, с действующими ставками государственных пошлин в национальной валюте;

об укреплении состава и материально-технической базы судов с учетом дополнительных категорий судебных дел и организовать работу по переподготовке судей по вопросам применения к субъектам предпринимательства мер правового воздействия;

об изменениях и дополнениях в законодательство, вытекающих из настоящего Указа.

7. Контроль за исполнением настоящего Указа возложить на Премьер-министра Республики Узбекистан Мирзиёева Ш.М. и Государственного советника Президента Республики Узбекистан Худайбергенова Т.А.

Президент Республики Узбекистан И. Каримов.

гор. Ташкент 14 июня 2005 года.

Приложение к Указу Президента Республики Узбекистан от 14 июня 2005 г. № УП-3619

Перечень мер правового воздействия, применение которых к субъектам предпринимательства производится только в судебном порядке

1. Прекращение деятельности.

2. Приостановление деятельности, за исключением случаев приостановления на срок не более десяти рабочих дней в связи с предотвращением возникновения чрезвычайных ситуаций, эпидемий и иной реальной угрозы жизни и здоровью населения.

3. Приостановление операций по счетам в банках, за исключением выявленных случаев легализации доходов, полученных от преступной деятельности и финансирования терроризма.

4. Применение финансовых санкций, за исключением начисления пени за просрочку уплаты налогов и сборов, а также случаев признания субъектом предпринимательства вины в совершенном правонарушении и добровольной уплаты финансовых санкций.

5. Обращение в доход государства предметов правонарушений.

6. Приостановление на срок более десяти рабочих дней или прекращение действия и аннулирование лицензий (разрешений) на занятие отдельными видами предпринимательской деятельности (за исключением лицензий, выдаваемых комиссиями Кабинета Министров Республики Узбекистан и Центральным банков Республики Узбекистан).