9 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

В пляжный сезон на Чарваке продается каждый квадратный метр берега

16.08.2005 12:33 msk, Андрей Кудряшов (Ташкент)

ОТ ТРЕХЗВЕЗДОЧНЫХ "ПИРАМИД" ДО ТОПЧАНОВ И ПАЛАТОК

Фото © Фергана.Ру

В августе каждый житель Узбекистана переполнен надеждой на то, что фантастическая летняя жара рано или поздно уступит место долгожданной прохладе. Но и после чилли - сорокадневного периода круглосуточного зноя - происходит лишь небольшой спад температуры по ночам, чтобы хотя бы спалось без кондиционера. И тем сильней начинает тянуть в горы, где первые признаки долгожданной осени порой заметны на полтора месяца раньше, чем она спустится на равнины. По выходным из Ташкента народ толпами рвется за восемьдесят километров к Чарваку, берега которого превращены в сплошную курортную зону с центром в Юсупхане.

Когда в конце прошлого века ниже слияния горных рек Пскем, Чаткал и Коксу возвели плотину Чарвакского водхранилища, чтобы с весны собирать влагу для полива хлопковых полей, вода заполнила глубокое ущелье, образовав озеро объемом два миллиарда кубометров, затопившее брошенные поселки с десятком домов отдыха и пионерских лагерей советской эпохи. Старшее поколение еще помнит Чарвак, Ходжикент, Хумсан, Юсупхану и Бурчмуллу по модному в то время "рюкзачному" туризму с обязательным пением под гитару у костров, тушенкой, разогретой в банках и разбавленным спиртом из алюминиевых кружек. Барды семидесятых воспели эту "сладострастную отраву" студенческих походов и профсоюзных пикников.

Сегодня Юсупхану с ее трехзвездочными отелями в форме треугольных пирамид издали можно принять за настоящий кусочек Ривьеры, конечно, с поправкой на колорит окрестных кишлаков. С 2001 по 2003 год здесь по указу правительства в самых ускоренных темпах были отстроены три современных центра отдыха и развлечений. Два обнесенных глухими заборами ведомственных санатория - "Олтин Олма" и "Горняк" - принадлежат богатейшим в стране Алмалыкскому и Навоийскому горно-металлургическим комбинатам.

В "Горняк", например, каждые 12 дней по путевкам завозят за тысячу километров золотодобытчиков с приисков, находящихся в пустыне Кызылкум. Третий и самый крупный комплекс - "Чарвак Оромгохи" - управляется мэрией Ташкента. Хотя это вовсе не значит, что он открыт и доступен для рядовых жителей столицы Узбекистана. Даже за временный въезд легковых автомобилей на стоянку рядом с километровым песчаным пляжем взимается плата, эквивалентная нескольким долларам, а за пребывание "пеших" купальщиков бдительные секьюрити обязательно возьмут 1500 узбекских сумов (около $2) с человека. Зато позволят пользоваться кабинками для переодевания, душевыми и питьевыми фонтанчиками, дадут раскладные кресла, позволят ютиться под зонтиками и заходить в воду. А за 10 минут катания на водном мотоцикле попросят уже $25. Немногим меньше - за прокат катамаранов или надувных лодок.

Однако, несмотря на явную дороговизну этого пляжа относительно среднего месячного заработка среднего же ташкентца (около $60) тут полным-полно народа и катастрофически не хватает тени. Разве что можно потешить себя соседством с зелеными пирамидами трехзвездочного отеля, суточное житье в "стандартном" номере которого стоит $45 с носа и $65 с пары, включая душ, завтрак и ужин, но без обеда. А проживание в апартаментах vip-класса с ванной и видом на озеро обходится в $200 с персоны. В отеле, конечно же, есть сауны, тренажерные залы, ресторан на 200 мест, ночной бар, дискотека, конференц-зал и бизнес центр с Интернетом. А также бассейны, бадминтонная, волейбольная и баскетбольная площадки и поле для мини-футбола.

Как говорит персонал отеля, в vip-номерах любят погостить сотрудники дипломатических представительств, а вообще-то отель никогда не страдает от избытка от постояльцев, тем более - отечественных и иностранных туристов среднего класса. Относительное увеличение числа гостей случается, когда какая-нибудь правительственная организация проводит здесь представительный форум или крупная фирма договорится о скидках и проведет корпоративное мероприятие.

Основная же масса приезжающих на Чарвак, разумеется, сразу перемещается за пределы официальных курортных зон, туда, где местное население организовало своеобразные кемпинги из топчанов с марлевыми пологами, за аренду которых в течение всего светового дня просят от $15 до $20 с компании. Но если компания не соглашается и на $10, владельцы топчанов с обезоруживающей улыбкой спрашивают: "А сколько дадите? Можно и на ночь остаться!"

За отдельную плату вам приготовят обед или ужин, или, если захотите готовить сами, обеспечат всем необходимым - очагом, казаном и дровами. Предприимчивость окрестных жителей доходит до такой степени, что в одном месте сообразительные парни протянули стальную проволоку от своей мазанки поперек грунтовой колеи и теперь весьма успешно взимают по $1,5 с каждой въезжающей на пляж машины. А после попытки "продать билеты" идущим пешком корреспондентам агентства "Фергана.Ру", так же обезоруживающе улыбнулись в ответ на показанные им кулак и кукиш.

Однако, находиться на подобных людских стойбищах тоже не слишком комфортно и занимательно. Топчаны и машины стоят почти вплотную друг к другу, взрослые в основном пьют и жуют под навесами, а детвора шумно резвится на узкой полоске между землей и водой.

Но всегда остается шанс приобщиться и к настоящему отдыху. В наиболее укромных уголках семидесятикилометровой береговой линии единицы исключительно "диких" туристов и отдыхающих ставят свои собственные палатки. Здесь спуск к воде из пологих пляжей превращается во все более крутые обрывы. Если пройти чуть дальше, то под обрывами открывается полоса совершенно пустынных, безлюдных отмелей, к концу лета из-за спуска воды в водохранилище выступающих из воды длинными каменистыми лентами. Так, наконец, можно добраться до мест, где между тобой и природой больше не останется никого. Все покажется первозданным и нерукотворным - вода, небо, камни и обнаженные корни деревьев, свисающие с глиняных круч. Никем не пуганые, безмятежные косяки рыбьих мальков под лазурной поверхностью и плывущие им навстречу от горных вершин отражения грозовых туч, предвещающих первый шторм пляжного сезона.