19 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Арестами лидеров светской оппозиции узбекские власти провоцируют повторение андижанских событий

25.10.2005 16:19 msk, Сергей Ежков, независимый журналист

Анализ

УЗБЕКИСТАН: КТО ИГРАЕТ ПРОТИВ ИСЛАМА?

Арест лидера Солнечной коалиции, последовавший буквально через несколько часов после отлета из Узбекистана российского министра иностранных дел, был явно неожиданным и для его сторонников, и для тех, кто наблюдал динамику действий оппозиционера со стороны.

Что же произошло? Почему власть, еще вчера достаточно индифферентно относившаяся к существованию в стране незарегистрированного оппозиционного движения, решила вдруг проявить жесткость, и заведомо умышленно спровоцировала очередной, явно нежелательный для нее скандал? Неужели она настолько неумна и недальновидна, что не просчитала реакции международного сообщества в целом, и международных организаций, в частности?

Почему арест предпринимателя, рискнувшего открыто выступить против губительного для Узбекистана экономического курса правительства и президента, осуществили работники Генеральной прокуратуры, а не МВД или СНБ?

Чтобы попытаться хоть как-то объяснить происшедшее, позволю себе вернуться к визиту Сергея Лаврова в Узбекистан.

Судя по его выступлению перед студентами и преподавателями местного университета международной экономики и дипломатии, принципиальная позиция России во взаимоотношениях с государствами Содружества, на сегодняшний день состоит том, что только строительство гражданского общества позволит странам постсоветского блока избежать серии "цветных революций". Естественно, тем, что до революций еще не дошли.

Не исключено, что, обсуждая с узбекским лидером перспективы сотрудничества двух государств в области экономики, науки, культуры и образования, глава внешнеполитического ведомства России в той или иной форме затронул и проблему необходимости либерализации общества.

Основания для подобного предположения есть. Россия не может до бесконечности поддерживать авторитарные режимы даже при постоянном тиражировании все возрастающей угрозы международного терроризма. Да, она рискнула выразить солидарность с действиями Ислама Каримова в дни андижанского противостояния, однако в дальнейшем подобная реакция чревата изоляцией и для самой России.

Вопрос, как отреагировал президент Узбекистана на подобный пассаж, если таковой состоялся в действительности. Скорее всего, И. Каримов согласился с выводами российского визави, однако это вовсе не означает, будто он тоже придерживался аналогичного мнения.

Вспомним, на момент пребывания главы МИД России в Ташкенте, в Азербайджане проходили митинги, а затем аресты оппозиции, замыслившей государственный переворот. Оппозиции, замечу, действовавшей легально и не скрывавшей своих намерений в части низложения существующей в стране власти в лице президента страны.

Ислам Каримов был в курсе азербайджанских событий и, конечно же, мысленно проецировал подобную возможность на себя. Помнил он и о том, что со дня на день должен завершиться суд над так называемыми организаторами андижанского мятежа, якобы поголовно принадлежащими к некоей религиозной экстремистской группировке.

Далее. Как человек опытный, он видел, что процесс над "террористами", по версии следствия, только и мечтающими о строительстве халифата, идет отнюдь не так, как бы хотелось власти. Слишком примитивно и крайне непрофессионально подготовлен, а потому не вызывает доверия и у большей части населения Узбекистана, и у тех, кто следит за его ходом из-за пределов республики. Не помогает и массированная пропагандистская атака, организованная скромными силами узбекских журналистов и примкнувшими к ним российскими коллегами. По существу, и это Ислам Каримов безусловно понимает, сегодня в Ташкенте идет суд над событием, а не его предполагаемыми участниками.

Более того, каждая новая деталь, так или иначе высвечивающаяся в ходе судебного разбирательства, и не вписывающаяся в прокрустово ложе материалов следствия, порождает все большее неверие в официальную версию происшедшего в Андижане в середине мая этого года.

Масла в огонь подливают и зарубежные СМИ, добросовестно и регулярно ставящие под сомнение доводы Генеральной прокуратуры, представляющей на суде государственное обвинение.

К чему это может привести в конечном итоге? Не повторится ли андижанский сценарий, но уже в масштабах республики, допустим, в день оглашения приговора суда? Автору могут возразить, дескать, силовые структуры достаточно хорошо зачистили оппозиционное поле республики, что делает подобную перспективу практически нереальной.

Ой ли? На момент мартовских событий в соседнем Кыргызстане узбекские спецслужбы даже гипотетически не предполагали, что огонь разрушения, вызванный недовольством населения действиями власти, может перекинуться на территорию Андижанской области. Косвенно это подтверждается тем, что силовые ведомства Узбекистана, включая и те, что призваны стоять на страже национальной безопасности, оказались совершенно не информированными о предполагаемых и планируемых беспорядках в областном центре. В противном случае, и в городе, и в области непременно были бы произведены превентивные аресты всех, кто мог противостоять власти даже теоретически.

Оперативной информации действительно не было, и сегодня об этом можно говорить со всей определенностью. Так почему же нельзя предположить, что нет ее и по тем акциям, что готовятся в эти дни?

Или все-таки есть? Такой факт: с минувшей недели во всех банках республики введена новая система пропуска внутрь - только по удостоверениям личности или по предъявлению паспорта. Причем, это касается любого, даже того, кто пришел сюда, чтобы обменять 10 долларов на соответствующий эквивалент в национальной валюте.

Казалось бы, обычная мера безопасности, коих в Узбекистане предостаточно. Но может быть все не так примитивно? Возможно, Ислам Каримов имеет информацию о стремлении неких "деструктивных сил" срочно, с учетом завершения судебного процесса, преобразовать свободно конвертируемую валюту в ту, которую население использует в повседневной жизни. Преобразовать для организации беспорядков с последующим свержением власти в целом и президента конкретно.

Быть может, отсюда и страх, и арест Санжара Умарова и иные превентивные меры, к проведению которых подключена Генеральная прокуратура?

Почему именно она? Генеральному прокурору Узбекистана Рашиту Кадырову уже терять нечего. Его фамилия, как и фамилии некоторых других чиновников силового блока республики, в списке персон, чье присутствие в странах ЕС и США без наручников полностью исключается. В отличие, допустим, от шефа СНБ Узбекистана Рустама Иноятова, чье непосредственное участие в подавлении андижанского мятежа зарубежными экспертами пока еще ставится под сомнение.

И Рашита Кадырова, и его заместителя Анвара Набиева, непосредственно курирующего следствие по факту андижанских беспорядков, отец узбекского народа, похоже, уже списал в тираж. Оба, в силу обстоятельств, стали заложниками системы, олицетворением насилия, а значит, от них необходимо непременно избавиться. Принятие административного решения на сей счет, уверен, вопрос времени, причем, очень незначительного по продолжительности.

Знают ли об этом те, кто сегодня осуществляет репрессии без оглядки на вполне реальную перспективу собственного положения во власти? Думаю, догадываются.

Понимают ли, что, выдавая санкцию на арест (будем говорить откровенно) не особо известных широкой общественности оппозиционеров, сами того не желая, способствуют созданию вокруг них ореола мучеников?

Впрочем, быть может, именно эту задачу прокуратура заведомо умышленно и решает? Откровенно играя против Ислама Каримова, верхушка этого самого влиятельного в стране ведомства, не исключено, стремится заранее отмыться именно перед теми, на кого сегодня демонстративно надела терновый венец и кто реально претендует на власть в будущем.

Если это действительно так, то становится понятна и объяснима допущенная "утечка информации" в виде тайно переданной на волю записки лидера Солнечной коалиции.

Авось, вспомнит при случае...

Сергей Ежков, независимый журналист (Ташкент)