26 Август 2019



Новости Центральной Азии

Российские СМИ о вчерашней встрече Владимир Путина и Ислама Каримова

15.11.2005 11:40 msk,

Обзор прессы

Газеты России активно комментируют вчерашнюю встречу президентов России и Узбекистана. Так как текст подписанного лидерами двух стран союзнического договора пока остается тайной, о многих подробностях высоких переговоров московским изданиям приходится лишь догадываться. Версии некоторых журналистов заслуживают особого внимания.

УЗБЕКИСТАН ГОТОВ ОТКРЫТЬ РОССИЙСКУЮ ВОЕННУЮ БАЗУ («Газета»):

«Глава Узбекистана Ислам Каримов, получив желаемую подпись на союзническом договоре, не скрывал своего ликования. "Когда кто-то нуждается в помощи, Россия проявляет принципиальность и благородство. Мы это высоко ценим, такие вещи не забываются", - растроганно сообщил Каримов, выйдя к журналистам. Российский лидер, напротив, демонстрировал прагматичный подход к новому союзнику, напирая на хозяйственную ценность договора. "Экономические связи развиваются, товарооборот растет. Договор о союзнических отношениях создаст хорошую правовую базу для развития нашего сотрудничества", - заметил Владимир Путин.

Фактически союзнический договор лишь закрепил и так уже несколько месяцев

Впрочем, узбекское руководство, ведущее непрекращающуюся борьбу со внутренней оппозицией, одним договором ограничиваться не собирается. "Нам необходимо рассмотреть вопросы, связанные с ОДКБ", - заявил вчера в ходе кремлевских переговоров Ислам Каримов, намекая на возможное вступление своей республики в военный блок, объединяющий Армению, Белоруссию, Казахстан, Киргизию, Россию и Таджикистан.

Эксперты "Газеты" сомневаются в том, что Россия в случае очередного восстания в Узбекистане будет действовать на манер СССР, вводившего свои танки в Прагу 1968 года. " В Кремле вряд ли хотят получить очередной Афганистан. Дело ограничится информационным обменом и сотрудничеством в области антитерроризма", - полагает замгендиректора Центра политтехнологий Алексей Макаркин. По его мнению, подписание союзнического договора вряд ли негативно скажется на имидже России. "Запад привык к тому, что права человека для России - второстепенный фактор, при этом многие в Европе и США признают за Москвой право доминировать в регионе", - отметил эксперт.

В ХАНАБАДЕ МЕСТО АМЕРИКАНЦЕВ ЗАЙМУТ РОССИЙСКИЕ СОЛДАТЫ («Труд»)

Очевидно, что Ташкент хотел бы поставлять свой газ в Европу. Ему нужны "газодоллары", которые позволят стране продолжить амбициозные начинания по модернизации коммуникаций, связи, наращиванию экспортного потенциала.

Но реально попасть на газовый рынок Запада Ташкент сегодня может лишь по российской "трубе". Подписание союзнических соглашений наверняка еще больше "подогреет" интерес "Газпрома" и "ЛУКойла" к этому региону. Ведь общие прогнозные запасы газа Бухаро-Хивинского региона оцениваются в 250 миллиардов кубометров, при этом уже подтвержденные запасы достигают 90 миллиардов кубометров, газового конденсата - до 10 миллионов тонн.

Неплохо может заработать Узбекистан и на торговле хлопком. Недавно там было объявлено, что годовой план (3600 тысяч тонн) успешно выполнен и даже перевыполнен. И, как объявили узбекские представители, большая часть выращенного "белого золота" отправится в этом году на дальнейшую переработку в Россию.

Но есть перспективные совместные дела и помимо традиционного хлопка и "вечно актуальных" нефти и газа. Узбекистан, например, занимает четвертое место по запасам золота и седьмое - по его добыче. Поэтому, например, российский бизнес проявляет интерес к Алмалыкскому ГОКу, выражает готовность инвестировать в его развитие: там и золото, и уран, и другие металлы.

Хорошие перспективы вырисовываются и в сфере самолетостроения. Ташкентский авиазавод был хорошо известен еще в советские времена. Там, в частности, производились транспортные Ил-76 - "воздушные грузовики", очень нужные и российской экономике вообще, и нашей армии в частности.

Что делать с этим заводом после развала Союза, Ташкент долго не знал. Правда, в последнее время там получили ряд зарубежных заказов. Но проблемы они никак не решали. Не исключено, что теперь они будут решены: Москва, похоже, готова списать узбекские долги в размере около полумиллиарда долларов, получив взамен Ташкентский авиазавод и в придачу Чирчикское авиаремонтное предприятие.

В целом динамика российско-узбекских отношений показывает: Ташкент осознал, что внешнеполитическая конструкция, основанная на постоянном балансировании между Россией и США, между Западом и Востоком, в конечном счете не очень отвечает национальным интересам республики и активному развитию ее экономики.

ПОДПИСАНИЕ РОССИЙСКО-УЗБЕКСКОГО ДОГОВОРА О СОЮЗНИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЯХ МЕНЯЕТ СИТУАЦИЮ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ («Независимая газета»)

Многие российские эксперты считают, что подписание договора станет реальным шагом к созданию в Узбекистане российской военной базы. Судя по тексту получившего огласку проекта договора, там прямо записано: "В целях обеспечения безопасности, поддержания мира и стабильности стороны в необходимых случаях на основе отдельных договоров предоставляют друг другу право использования военных объектов, находящихся на их территории". Ясно, что возможность появления узбекских военных на российской территории - это из области фантастики. А вот российское военное присутствие в Узбекистане становится вполне реальным.

Впрочем, узбекская сторона такую схему развития отношений с Россией категорически отрицает. Как заявили вчера "НГ" в посольстве Узбекистана в РФ, ничего подобного обсуждать в ходе нынешнего визита президента Каримова в Москву "даже не планировалось".

Однако переговоры по размещению российских военных на территории Узбекистана действительно идут. В Москве никогда не скрывали, что заинтересованы в более тесном военном сотрудничестве с Ташкентом, которое заключалось лишь в поставках военной техники и модернизации имеющейся. И если в июне, посещая Москву с визитом, Ислам Каримов не стал подписывать такого договора, заметив, что Узбекистан пока не готов на постоянное российское военное присутствие, то сегодня узбекский лидер сделал главную ставку на Россию. По мнению ряда экспертов, отныне российские военные могут не только использовать около 10 узбекских аэродромов, но и заняться поиском "площадки" для постоянной дислокации.

Как сказал "НГ" член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко, "подписание Договора о союзнических отношениях - это, безусловно, победа российской дипломатии". "Достигнута главная цель последних месяцев или даже последних лет - восстановление позиций России в Узбекистане", - сказал политолог. В то же время он выразил сомнение в том, что будущая российская военная база может быть каким-то образом использована при событиях, аналогичных андижанским. "Думаю, что это невозможно, - сказал Алексей Малашенко. - Но, возможно, сам фактор присутствия неподалеку такой базы может сыграть эффект некоего предупреждения для противников Каримова".

Сомневаются в реальности скорого размещения какой-либо базы Минобороны РФ в Узбекистане, а тем более - в каком-либо военном вмешательстве Москвы в кризисную ситуацию в этой стране и опрошенные "НГ" военные эксперты. "В самой России, вне зависимости от политических пристрастий, никто не поймет, почему российские солдаты и офицеры должны умирать за Каримова", - сказал "НГ" заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. Эксперт полагает, что это может привести к кризису внутри самой России. К тому же у России, несмотря на все оптимистические заявления ее руководства, нет и ресурсов, чтобы развернуть в Узбекистане полноценную военную базу. "Достаточно вспомнить, сколь мала российская база в киргизском Канте, - сказал он, - с десяток боевых самолетов, которых даже толком охранять некому".

В общем, по содержанию российско-узбекского договора пока вопросов больше, чем ответов. Несомненно одно: подписание этого договора повлияет на ситуацию в Центральной Азии, в частности на отношения внутри треугольника Казахстан-Узбекистан-Россия. До последнего времени главным союзником Москвы был Казахстан. Не исключено, что президент Назарбаев ощутит некоторый "укол ревности" в связи с переносом российского внимания на Ташкент. Учитывая эксклюзивный характер отношений Астаны с Москвой, обида такого рода может привести к последствиям, о которых сегодня в Кремле скорее всего не задумываются.

ВОЕННАЯ БАЗА РОССИИ В УЗБЕКИСТАНЕ МОЖЕТ СТАТЬ ЕЕ ГОЛОВНОЙ БОЛЬЮ («Новые известия»):

- Россия и Узбекистан стремятся к стабильности в двусторонних отношениях. Кроме того, эти страны заинтересованы, опираясь друг на друга, обеспечить и свою внутреннюю стабильность. Так, Ислам Каримов с помощью Москвы стремится не допустить в Узбекистане "цветную революцию". Но вместе с тем в политике России есть и противоречие: как так получается, что мы поддерживаем те режимы, которые на Западе считаются изгоями и не вписываются в демократические стандарты Европы? Мы дружим с режимами в Белоруссии и Узбекистане, для которых дорога в Европу закрыта. Это, конечно, наносит ущерб международному имиджу России. Но у Москвы есть свой выбор, который связан с ее закономерными интересами в Центральной Азии. Поддерживая узбекский режим, Россия хочет добиться стабильности и реальной защиты собственных интересов в этом регионе, а также обезопасить свои южные границы. Что касается возможного размещения российской военной базы в Узбекистане, то в этом есть двоякий смысл. Считается, что наличие военной базы меняет геополитическую ситуацию в регионе, он становится форпостом той страны, база которой здесь размещается. Очень часто военная база является знаком политического влияния. Но это не всегда так. Как только политический режим в той или иной стране меняется, военная база сразу же становится головной болью того государства, которому она принадлежит. Примером этого является Грузия, с которой Москва долгие годы болезненно решает проблему военных баз. (Сергей ОЗНОБИЩЕВ, директор Института стратегических оценок)

РОМАН С КАРИМОВЫМ МОЖЕТ ВЫЙТИ КРЕМЛЮ БОКОМ («Московский комсомолец»):

Очередную безумно рискованную политигру затеял Кремль. С прибывшим вчера в Москву узбекским лидером Исламом Каримовым должен быть заключен договор о союзе. Этот документ способен дать Москве немало очков в неофициальном соревновании с Вашингтоном за влияние в бывшем СССР. И он же может сделать Россию невольным участником кровавой азиатской драмы.

В свое время Каримов был членом Политбюро ЦК КПСС. Но после провозглашения независимости он начал проводить подчеркнуто независимую политику. Узбекский лидер играл на противоречиях Москвы, Вашингтона и Пекина и стремился сделать свое государство региональной супердержавой. Еще несколько лет тому назад Каримов был политически гораздо ближе к Белому дому, нежели к Кремлю. Не случайно одна из главных авиабаз Америки в Центральной Азии размещалась именно в Узбекистане. Но после кровавых столкновений в Андижане запад решил: Каримов - отыгранная фигура.

У лидера Узбекистана остался один-единственный шанс на политическое выживание - броситься в объятия Москвы. Еще недавно Ташкент не хотел становиться полноправным членом созданного под эгидой Кремля экономического союза Евразэс. Сегодня он на это идет. Ходят даже разговоры о возможности появления в Узбекистане российской военной базы вместо американской.

Но радоваться "громкому триумфу российской дипломатии" было бы верхом наивности. Республика находится в состоянии бурления. Местная экономика почти разрушена. В стране царит чиновничий произвол. Общество отреагировало на это ростом популярности исламских экстремистов. В ответ власти начали новую волну репрессий.

В результате исключительно жестких мер Каримову удалось восстановить в республике некое подобие стабильности. Но вот долго ли продлится это состояние равновесия? Никто из экспертов в этом не уверен. Новые масштабные вылазки исламистов или народные бунты могут случиться в любой момент.

Конечно, обвинять Кремль в склонности к авантюризму в данном случае было бы натяжкой. Приемлемой альтернативы Каримову в Узбекистане сейчас нет. Либо он, либо исламские фундаменталисты.

Найти выход из узбекского лабиринта возможно лишь с помощью исключительно тонкой политической игры. Но вот способны ли на это нынешние хозяева Кремля?

РОССИЯ БЕРЕТ НА СЕБЯ НЕПРОСТУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ДЕЙСТВИЯ УЗБЕКИСТАНА («Время новостей»)

Вчера Россия и Узбекистан связали друг друга "союзническими отношениями". (…) Пожалеет ли об этом Россия - вопрос будущего. Но что касается Каримова, то он знает, что говорит. Кому, как не ему, знать о "сожалениях", которые он испытывал, выходя в 1999 году из ориентированного на Россию Договора о коллективной безопасности СНГ и вступая в проамериканский ГУУАМ, а затем с "сожалением" выходя в этом году и из этой организации...

Согласно ст. 2 подписанного вчера договора, "в случае совершения акта агрессии против одной из сторон... другая предоставляет ей необходимую помощь, включая военную..." Согласно ст. 3, "в случае возникновения ситуации, которая, по мнению одной из сторон, может создать угрозу миру, нарушить мир или затронуть интересы ее безопасности... стороны незамедлительно приводят в действие механизм соответствующих консультаций... для координации практических мер по урегулированию таких ситуаций". Обращает на себя внимание отсутствие здесь обычных в таких договорах упоминаний "об угрозе суверенитету", который требуется защищать. Вместо них - "угроза миру" или, как следует понимать, внутренней стабильности. Теперь это главная угроза узбекскому режиму.

И наконец, о главном. Статья 4 оговаривает возможность "...в необходимых случаях на основе отдельных договоров предоставлять друг другу право использования военных объектов на ее территории". Вряд ли теперь приходится сомневаться, что такой "случай" вскоре представится и постоянное военное присутствие России в Узбекистане станет фактом. Таким же, как отсутствие военного присутствия США.

Этот "узбекский" размен великих держав в регионе стал серьезнейшим геополитическим сдвигом в пользу России. Но главное - теперь Россия берет на себя непростую ответственность за все последствия, к которым могут привести действия ее нового центральноазиатского союзника по консервации своего режима. Еще одна мера, подобная "андижанской", поставит Москву в крайне деликатное положение, в котором проявлять так высоко оцененное Каримовым "благородство" будет чрезвычайно затруднительно.

Вчера же, по удивительному совпадению, как раз за час до встречи Путина и Каримова суд в Ташкенте вынес приговор первым 15 андижанским мятежникам. Все они, разумеется, оказались виновными и приговорены к срокам от 14 до 20 лет заключения. Узбекское правосудие оказалось щадящим и отказалось удовлетворить просьбу некоторых обвиняемых подвергнуть их "смертной казни дважды".

БЕСПРЕЦЕДЕНТНЫЙ УРОВЕНЬ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ТАШКЕНТОМ И МОСКВОЙ СТАЛ ВОЗМОЖНЫМ ПО СТЕЧЕНИЮ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ («Бизнес»)

Беспрецедентный уровень отношений между Ташкентом и Москвой стал возможным не благодаря взаимным дипломатическим усилиям, а, скорее, по стечению обстоятельств. До событий мая этого года, когда узбекские власти утопили в крови народный бунт в Андижане, Ислам Каримов, мягко говоря, не мелькал в кремлевских коридорах, а, напротив, старательно игнорировал усилия Москвы по интеграции в рамках СНГ. Каримов вошел в число раскольников, которые создали альтернативный блок ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдавия). Каримов фактически открыл дорогу военному присутствию США в Средней Азии, заключив договор о создании военной базы в Ханабаде.

Вряд ли внешнеполитический курс Ташкента претерпел бы изменения, прояви Вашингтон терпимость к диктаторским замашкам узбекского лидера. Но Белый дом не только не промолчал, но и потребовал международного расследования. В этой ситуации Каримов вынужден был искать других союзников. В Москве приняли его версию "о заговоре исламистов в Андижане" и пообещали поддержку. Спустя несколько месяцев Узбекистан попросил американских военных покинуть свою территорию и согласился вернуться в Организацию договора о коллективной безопасности. Теперь вот дошла очередь и до нового уровня в отношениях.

Что сулит это сближение России, непонятно. В довесок к Сирии и Ирану Москва получает еще одного одиозного партнера. О создании военной базы в Узбекистане и допуске российских компаний к разработке нефтегазовых месторождений еще надо договариваться. А вот защищать новоиспеченных друзей от нападок Запада придется уже сейчас. Вчера Евросоюз ввел запрет на продажу оружия Узбекистану, а также запретил въезд на территорию Евросоюза 12 узбекским официальным лицам, которые, по их мнению, ответственны за смерть до 700 человек в ходе беспорядков в мае. В этом списке глава МВД, Минобороны и глава Национальной службы безопасности Узбекистана.

МЕТОДЫ ПРАВЛЕНИЯ ИСЛАМА КАРИМОВА МОГУТ БЫТЬ ПРИМЕНЕНЫ И В РОССИИ («Коммерсантъ», Валерий Панюшкин, специальный корреспондент)

Довольно глупо и довольно несмешно называть суд над андижанскими мятежниками трагическим фарсом и сравнивать его со сталинскими показательными процессами. Разумеется, это трагический фарс и, разумеется, ничем не отличается от сталинских показательных процессов.

Довольно несмешно и довольно банально замечать и тот факт, что начало суда над андижанскими мятежниками совпало с визитом в Ташкент министра обороны и теперь уже вице-премьера российского правительства Сергея Иванова, а вынесение приговора совпало с визитом узбекского президента Ислама Каримова в Москву. Ну разумеется, для российского руководства Андижан - это положительный пример того, как надо поступать с мятежниками, в отличие от отрицательных примеров Грузии, Украины и Молдавии.

Дело не в этом. Дело не в том, что люди, подозревавшиеся в организации мятежа, судимы были не за мятеж, а за терроризм, который неизвестно что такое, и за убийство, которого сами чуть не стали жертвами. Дело даже не в том, что они были осуждены без сколько-нибудь достоверных доказательств. Дело не в том, что они практически не имели защиты. Дело в другом.

Предположим, эти люди таки выходили на площадь в Андижане. Это значит, они люди довольно решительные и смелые. При этом человек не может быть настолько глупым, чтобы не понимать, что ждет его в Узбекистане в случае провала мятежа. И вот мятеж провалился. И случилось ровно то, что должно было случиться: невероятные обвинения, подученные свидетели, адвокаты, вторящие прокурорам.

Вопрос: почему андижанские мятежники, кроме того чтобы просто понести причитающееся им азиатское наказание, должны были еще унизиться и стать предателями? Почему обязательно было, чтоб эти и так уже заведомо обреченные на бесконечную тюрьму люди просили себе дважды смертной казни? Почему обязательно было им зачитывать по бумажке имена своих якобы сообщников, которые завтра или при первом удобном случае тоже будут арестованы и осуждены? Почему, наконец, некоторые из андижанских мятежников, успевшие бежать в Киргизию, вернулись, сдались властям и обрекли себя на заключение, унижение и предательство?

Вероятно, в руках президента Каримова, его прокуратуры и его суда есть некий инструмент страшнее смерти, унижения и предательства. Вероятно, этот инструмент может быть применен и был применен, если смелые люди молили о пощаде, предавая товарищей и просто незнакомых людей, а бежавшие вернулись, чтобы унижаться и предавать.

Вероятно, этот могущественный инструмент, примененный узбекской прокуратурой и судом, чтобы превратить андижанских мятежников в блеющий скот, одобряется и российским руководством, раз оно одобряет в целом подавление андижанского мятежа и суд над андижанскими мятежниками. Вероятно, стало быть, этот инструмент может быть применен и в России. Про себя лично я знаю, что может превратить меня в блеющий скот.

Дети.