23 Февраль 2020



Новости Центральной Азии

Обыкновенное скотство. Столицу Узбекистана оккупируют стада коров и баранов

20.12.2005 13:52 msk, Алексей Волосевич

Узбекистан Общество

Периодически вспыхивающие в мировой прессе разговоры о беспробудном азиатском варварстве не столь уж безосновательны. Во всяком случае, сторонники этой точки зрения легко нашли бы ей подтверждение, окинув взглядом улицы узбекской столицы. Кажется, что двухмиллионный город захватили полчища кочевников-скотоводов: на газонах и клумбах непринужденно пасутся коровы, лошади, бараны, козы, ослы. Скот бродит всюду совершенно свободно, будто столичные улицы – это большое пастбище.

К примеру, без коровы, этого «священного животного», представить себе столичный пейзаж сегодня уже невозможно. Приходится признать: Ташкент XXI века – это город человека с коровой. Они буквально повсюду - в садах, парках, скверах, на обочинах дорог, во дворах многоэтажных домов. Они расхаживают по улицам столицы, словно у себя дома, мирно соседствуя с автомобилями, автобусами и прочими атрибутами современной цивилизации. Они пасутся и на школьных стадионах, и на детских площадках, словом, везде, где можно отыскать клочок травы или цветочную клумбу.


Впрочем, то же самое относится и к прочему крупному и мелкому рогатому скоту. Рассказывают, что несколько лет назад отары баранов паслись прямо на газонах перед новым зданием Олий Мажлиса (парламента Узбекистана), пока там не установили металлическое ограждение. Сегодня я регулярно вижу их на газонах перед ташкентской телебашней. Зрелище толстозадых баранов, жующих зелень на фоне суперсовременного сооружения, помогает совместить прошлое с настоящим и пережить момент экстаза от ощущения преемственности поколений. Вот, дескать, воочию образ жизни далеких предков, а вот пример и наших скромных достижений… Правда, остается неясным - то ли скотоводческий образ жизни уходит в прошлое, то ли, наоборот, он распространяется…


Так или иначе, но присутствие на улицах большого количества рогатого и безрогого скота причиняет горожанам немало неудобств. Животные обрабатывают немногочисленные участки зелени со скоростью хороших газонокосилок. Уже одно лишь их присутствие порождает жуткую антисанитарию, поскольку, не считая объеденных газонов, они оставляют после себя поверхность, обильно усыпанную навозом, который никто не торопится убирать.

Но это лишь часть проблемы. Бывает и такое, что обладатели рогов и копыт нападают на тех, кто по каким-то причинам им не понравился. Один из подобных случаев произошел осенью этого года в Яккасарайском районе столицы Узбекистана. Семнадцатилетняя Наташа Золотарёва стояла перед кассой студии кабельного телевидения, когда из ближайшей улочки неожиданно выскочил бык. Он бросился на девушку и боднул ее рогами в бок, после чего ускакал. К счастью, рога только скользнули по коже, оставив царапины, но от сильного удара девушка упала и потеряла сознание. После этого в течение нескольких месяцев у нее наблюдались проблемы со слухом (сейчас уже всё проходит).


Еще одна история, тоже произошедшая в этом году, и тоже связанная с быком. В грузовой машине перевозили большого быка. Когда машина остановилась у светофора возле нового здания Государственной консерватории, бык выпрыгнул и убежал. Очевидно, с перепугу, он добежал почти до Окружного дома офицеров (ОДО), там успокоился и стал пастись на газоне. Мимо проходил пьяный, вообразил себя тореадором, снял пиджак и стал размахивать им перед животным. Бык бросился на него и поднял его на рога... Пришлось вызывать наряд для его отстрела…


Но самое интересное, что все эти проблемы в Узбекистане ровно никого не волнуют. Официальные власти относятся к этому более чем лояльно: по-свойски. Во всяком случае, именно такое впечатление создается, когда наблюдаешь, как вольготно располагаются бесчисленные стада и отары на свеженастланных зеленых газонах. Надо сказать, что ежегодно столичные благоустроители покрывают землю дёрном, подводят к нему фонтаны-распылители, высаживают цветы. На этот-то зеленый ковер и загоняют на откорм свою скотину жители близлежащих махаллей [махалля – квартальная община. – прим. Ред]. Однако присутствие баранов, общипывающих свежие насаждения, абсолютно не является раздражителем ни для официальных властей, ни для блюстителей правопорядка. Странное дело: стоит паре граждан встать возле хокимията с плакатом: «требую реформ», как сотрудники милиции вырастают, словно из-под земли. А стоит кому-нибудь запустить на клумбу табун лошадей – ноль внимания. Все в порядке, ничего не случилось…


Следует отметить, что на выпас скотину выгоняют исключительно жители махаллей – кварталов частных домов, которые хоть и вкраплениями, но имеются во всех районах города. Жизнь в Узбекистане нелегкая, зарплата мизерная, бизнесом заниматься власти не дают, поэтому разведение скота зачастую является единственной возможностью заработать какие-то деньги или обеспечить прибавку к зарплате. Но есть и другая причина повального скотоводства – вложение денежных средств. Вкладывать деньги в коров и баранов сегодня намного выгоднее, чем в банки. Пока на вкладе еще набегут эти проценты – а здесь за один сезон вложенная сумма удваивается, а то и утраивается. Впрочем, считайте сами. Маленький трехмесячный ягненок стоит примерно 20 тысяч (18-19 долларов). За год он превращается во взрослого курдючного барана, который весит 50 килограммов и стоит уже 180-200 тысяч (чуть меньше 200 долларов; – 1 доллар – 1240-1250 сумов). Корова стоит 350-550 тысяч, бык – 700-800. Дешевле всех оцениваются козы (по 25 тысяч), которых держат только ради молока.


В общем, понятно, что разводить скотину имеет смысл. И чем больше – тем лучше. Так что переизбыток скота стал проблемой общегосударственного масштаба. В республике не простаивает впустую ни один кусочек земли – везде торчит пастух со своей животиной. Конечно, для большинства из них это единственная возможность прокормить семью, но вызывает сожаление, что государство устраняется даже в тех случаях, когда обязано вмешаться – например, когда скот пасут в заповедниках, или когда перевыпас грозит необратимой экологической катастрофой – бараны и козы оставляют после себя абсолютно голую землю, без единой травинки. Это часто бывает в горах, и в будущем грозит селевыми потоками. Но, как я уже говорил, государству до этого нет ровно никакого дела: заповедники - это же не хлопковые поля, на которые можно загнать учителей, врачей, студентов и школьников и потом положить в карман реальную прибыль...


Впрочем, в этой области мы не особенные, у наших соседей по региону дела обстоят схожим образом. Правда, на днях в Интернете появились сообщения, что городские власти Душанбе решили, что пасти скот в столице – это всё же варварство, и собираются запретить – даже не выпасать, а вообще держать скот в столице Таджикистана.

В Ташкенте же пока наблюдается обратная картина. Мест, куда еще не проникли скотоводы, осталось совсем мало. Это центральная площадь Мустакиллик (ах, какие там газоны! – мечта каждого чабана), несколько обнесенных решетками парков и скверов, а также кладбища. И, разумеется, территория президентской резиденции Дурмень. Вот, собственно, и все места, пока еще свободные от присутствия КРС и МРС. Впрочем, если нынешние тенденции сохранятся, то не исключено, что вскоре и там будут обитать ишаки да бараны…