20 Сентябрь 2020



Новости Центральной Азии

Марат Захидов: «Лидеры «Солнечной коалиции» предрешили свою судьбу, сделав ставку на иностранное вмешательство во внутреннюю политику Узбекистана

01.02.2006 09:54 msk, Андрей Кудряшов (Ташкент)

Интервью

В связи с началом судебных процессов в Ташкенте над лидерами «Солнечной коалиции» Санджаром Умаровым и Нодирой Хидоятовой Комитет защиты прав личности (КЗЛП) Узбекистана на днях распространил заявление, в котором говорится, что привлечение оппозиционеров к уголовному суду имеет явную политическую подоплеку. По словам председателя КЗЛП и лидера незарегистрированной Аграрной партии Марата Захидова, в нынешней ситуации, когда из-за несовершенства законов, коррупции и произвола чиновников, заниматься контрабандой или укрывательством доходов гораздо легче и прибыльнее, чем быть законопослушным налогоплательщиком, большинство предпринимателей страны могут быть обвинены в экономических преступлениях. Но Умаров и Хидоятова, много лет бывшие успешными бизнесменами, пошли под суд именно после того, как занялись активной политической деятельностью, выступив с резкой критикой существующей власти и требованием кардинальных реформ в обществе. Они не успели завоевать большое число сторонников внутри страны, население которой остро ощущает необходимость перемен, но навлекли на себя репрессии со стороны действующей власти, открыто обращаясь за поддержкой своих идей к политическим кругам за рубежом - в США и России.

Корреспонденты агентства «Фергана.Ру» попросили Марата Захидова подробно прокомментировать его отношение к делу «Солнечной коалиции», с которой его «Аграрная партия», не считающая себя оппозиционной, но также официально не зарегистрированная в Узбекистане, вела длительные переговоры и консультации.

Марат Захидов: - Аграрная партия пошла на переговоры с «Солнечной коалицией», созданной Умаровым и Хидоятовой в апреле 2005 по приглашению лидеров коалиции, которые после андижанских событий призвали все «здоровые силы» страны объединиться для осуществления срочных политических и экономических реформ. Мы согласились на диалог, поскольку коалиция не выдвигала никаких экстремистских лозунгов и выступала за действия в рамках Конституции Узбекистана. Однако отсутствие у лидеров коалиции политического опыта и прагматизма подтолкнуло их на непродуманные шаги, вызвавшие трагическое столкновение с властью. Санджар Умаров, как известно, был арестован 23 октября, спустя двое суток после того, как вернулся в Ташкент из очередной поездки в США, где презентовал свою программу реформ перед американскими конгрессменами. В это время Генпрокуратура Узбекистана уже начала расследование экономической деятельности фирм, принадлежащих ему и его родственникам. Непосредственно перед арестом он выступил с обращением к Министру иностранных дел России Сергею Лаврову, находившемуся тогда с официальным визитом в Ташкенте, а также обратился с предложением о сотрудничестве к депутатам Олий Мажлиса (парламента страны). На мой взгляд, эти действия были демонстративными, исходили из неверной оценки реальной геополитической конъюнктуры и настроений внутри узбекского общества. Нодира Хидоятова, в свою очередь, попала под арест в январе 2006 года по возвращении из Москвы, где пыталась завязать контакты среди политической элиты, устраивала пресс-конференции в СМИ.

«Фергана.Ру»: - Мир был потрясен и напуган майской трагедией в Андижане. США и ЕС приняли санкции против Узбекистана. Поворот внешней политики правительства Ислама Каримова к союзу с Россией многими политологами и сейчас рассматривается как поиск срочной поддержки пошатнувшейся власти…

М.З.: - Наверное, «Солнечной коалиции» не стоило полагаться на мнение таких политологов и переоценивать влияние иностранных держав на политическую ситуацию внутри Узбекистана. Поведение президента Каримова в отношениях с зарубежными партнерами иногда может ввести в заблуждение. В свое время, в ходе визитов в Узбекистан Госсекретаря США Раска или супруги американского президента Клинтона знаки уважения, оказанные им, могли выходить даже за рамки общепринятого в мире дипломатического протокола. С первым президент Каримов, помнится, совершил совместную поездку в Самарканд, а Хиллари Клинтон лично встречал в аэропорту Ташкента. Но подобные проявления «восточного гостеприимства», как и неизменно дружелюбный тон официальных речей и посланий, вовсе не означают угодливости или признания зависимого положения. Не исключают жесткого прагматизма в отстаивании своих позиций, как, например, по вопросу о сроках пребывания авиабазы в Ханабаде. Кстати сказать, поворот во внешней политике от США к России начался вовсе не после андижанских событий. Скорее, он был обусловлен сменой власти в Москве. Ислам Каримов и Борис Ельцин вряд ли смогли бы когда-нибудь в серьез договориться о тесном сотрудничестве. Зато политика Владимира Путина, как и сама его личность, открыли такую возможность. И при завязывании союзнических отношений с Россией узбекским оппозиционерам тем более наивно было рассчитывать, что первые лица Кремля в обход президента Узбекистана начнут завязывать контакты с неофициальными политиками, заявляющими себя в качестве некоей альтернативы действующей власти. Заявление же Санджара Умарова о том, что у «Солнечной коалиции», будто бы, набралось немало сторонников во властных структурах и политической элите, вообще выглядело самоубийственным. «Солнечная коалиция» повторила типичную ошибку оппозиционеров прошлых лет: не заручившись реальной поддержкой массового электората внутри страны, не овладев даже скрытым «административным ресурсом», поспешила провозгласить себя партией, готовой принять власть, и обратилась за поддержкой к Западу. Но действующая власть попросту «смахнула» новых оппозиционеров с политической сцены, притянув их к суду по обвинениям в экономических преступлениях, которые им, как бизнесменам, было очень легко предъявить.

«Фергана.Ру»: - Как Вы прокомментируете недавний призыв лидера партии «Эрк» Мухаммада Салиха к мировой демократии поддержать «мирную революцию» в Узбекистане?

М.З.: - Со стороны Мухаммада Салиха это тем более беспочвенный призыв. Движения «Эрк» и «Бирлик», поднявшиеся с ростом национального самосознания накануне обретения Узбекистаном государственного суверенитета, уже в начале 90-х годов потеряли реальные шансы на власть, проиграв в борьбе более опытной политической элите, сложившейся еще во времена СССР. Когда Мухаммад Салих в 1991 году проиграл Исламу Каримову президентские выборы, на которых он набрал больше 50 процентов голосов только у себя на родине - в Хорезме, победившая власть воплотила в законы большинство лозунгов «эрковцев» и «бриликовцев». «Эрк» и «Бирлик» могли тогда уйти в длительную оппозицию, продолжая борьбу за электорат. Но они создали альтернативный парламенту коалиционный орган «Миллий Мажлис», в уставе которого содержались уже не только прежние требования возрождения национальной культуры и узбекского языка, а прямо говорилось о том, что Узбекистан должен быть исламским государством. В последствии столкновения государственной власти с исламскими фундаменталистами позволили обвинить лидеров оппозиции в причастности к политическим преступлениям; они эмигрировали и за минувшее десятилетие утратили остатки влияния внутри страны, растеряли последних членов своих организаций… Недавно я прочитал на вашем сайте воспоминания очевидцев студенческих волнениях в январе 1992 года, непосредственным свидетелем которых я был, призванный студентами как бывший депутат парламента от Вузгородка. Во время этого стихийного бунта, возникшего из-за того, что цены резко выросли, а стипендию вовремя не подняли, действительно были убиты два студента, восемнадцать ранены и очень многие жестоко избиты. Милиция из оцепления без приказа открыла беспорядочную стрельбу во все стороны, а из окон общежитий в ответ летели кирпичи, пустые бутылки и банки с вареньем. Оппозиция в этих событиях уже не играла никакой роли. Лидеры «Бирлика» и «Эрка» появились на месте событий только на второй день, причем Мухаммада Салиха, который прежде был настоящим кумиром молодежи, как национальный поэт и радикальный политик, толпа студентов не стала слушать, прогнав и закидав камнями. Надо заметить, что и во всех последующих случаях массовых возмущений властью в Узбекистане партии, называвшие себя оппозиционными, фигурировали в качестве… наблюдателей, появляющихся на месте уже произошедших событий и могущих только делать политические заявления по их следам.

«Фергана.Ру»: - Таким образом, вы утверждаете что реальная, светская политическая оппозиция правящей власти в Узбекистане никогда не существовала, не сложилась за 14 лет государственного суверенитета, и практически не возможна сейчас?

М.З.: - К сожалению, новейшая история Узбекистана сложилась так, что на политической арене реально действуют только две силы - правящая власть и подполье исламских фундаменталистов. Религиозная «оппозиция» хорошо организована, не малочисленна, обладает четкой структурой и программой действий. Это очень опасная ситуация, с которой власть рискует однажды не справиться. Если не развивать в Узбекистане гражданское общество, в том числе светскую оппозицию, способную реально выражать интересы слоев населения так или иначе недовольных правящей властью, влияние фундаменталистов будет развиваться. Но оппозиция не развивается по многим причинам. С одной стороны в Узбекистане сейчас невозможны массовые движения, по типу «цветных» или «бархатных» революций, как на Украине и даже в Кыргызстане. Узбекские дехкане не поднимут оранжевых флагов. С другой стороны, попытки организовать декоративную оппозицию из числа нынешних парламентских партий выглядят еще менее серьезно. Так, провозглашение старейшей Национально-демократической партии Узбекистана оппозицией по отношению к новой партии власти УзЛиДеп, получившей большинство мест в Олий Мажлисе после выборов в январе 2004 года, по-моему, вызвало плохо скрытую усмешку у самого Ислама Каримова. Многопартийная система, больше десяти лет существующая в условиях жесткого авторитаризма, может только профанировать видимость политической жизни и политической борьбы. И, скорее всего, на президентских выборах 2007 года победит Ислам Каримов или указанный им преемник. Но напряжение в обществе продолжает накапливаться. Принимается много новых государственных решений, постановлений и законов, направленных на развитие экономики, социальной сферы, рыночных отношений, особенно в аграрном секторе. Но они не работают, так же, как большинство прежних, по причине произвола и коррупции чиновников на местах, отсутствия общественного контроля, гласности и свободы слова. Без возможности открыто говорить правду о существующем положении вещей массовое сознание питается слухами, что на руку только исламистам. Что бы сегодня ни произошло - поднялись цены на сахар или снесли дома при строительстве автомагистрали - молва во всем обвиняет лично президента Каримова или его старшую дочь Гульнару, которой приписывается контроль уже почти над всеми сферами жизни. Хотя на деле свои корыстные интересы обслуживает целая армия самовластных начальников. Аграрная партия в таких условиях не только не претендует на участие во власти или выдвижение кандидатур на президентских выборах, но потеряла надежду получить официальную регистрацию. Тем не менее, мы выдвигаем идею создания хотя бы профсоюза дехкан, который мог бы реально защищать интересы мелких собственников и производителей большей части национального продукта. Без этого даже союз с Россией, который действительно приветствует абсолютное большинство населения, особенно на селе, не сможет оказать существенного позитивного влияния на дальнейшее развитие Узбекистана и, в частности, предотвратить расползание религиозного экстремизма.