12 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Памятник природы Язъяван - внутренняя пустыня Ферганской долины

13.03.2006 08:48 msk, Андрей Кудряшов (Фергана - Коканд)

История

Фото © Фергана.Ру

Ферганская долина относится к самым густо населенным регионам современного мира. На территории в 22 тысячи квадратных километров здесь живет семь миллионов человек, а плотность населения местами превышает 400 человек на квадратный километр. Но уникальные природные условия, некогда послужившие зарождению одного из древнейших очагов азиатской культуры, берегут и множество уголков, до наших дней почти не затронутых цивилизацией.

По мнению краеведа и культуролога из Ферганы Александра Куприна, разнообразие ландшафтов Ферганской долины воспроизводит в миниатюре облик всей Центральной Азии. Горные леса на склонах Тянь-Шаня и Памиро-Алая переходят в возделанные речные поймы адыров и засушливые степные предгорья, оазисы чередуются лоскутами тугайных зарослей по берегам рек. А в самом центре, к югу от русла Сырдарьи лежит кварцевое ядро песков, получившее историческое название Язъяванской и Каракалпакской степей.

Язъяван означает буквально - «песчаная равнина». Еще в середине прошлого века пустыня была обширной и выглядела почти такой же необжитой, как центральные районы Кызылкума. Строительство Большого Ферганского канала, 300 километров которого было прорыто в 1939 году методом массовой народной стройки всего за 45 дней, положило начало десятилетиям тотального наступления хлопковых полей. Но две тысячи гектаров пустыни в Ферганской и Наманганской областях получили от правительства суверенного Узбекистана статус памятника природы.

Это ошеломляющие по красоте места, где немыслимой зыбью застывших волн сталкиваются барханы высотой с пятиэтажный дом, заслоняя линию горизонта. Вид самого песка тоже необычный - в крупицах кварца нет примеси соединений железа и хрома. Поэтому песок, в Кызылкуме имеющий более теплые бежевые, оранжевые, кирпичные или коричневые оттенки, здесь выглядит черно-белым и пепельным. Его тона переходят от цвета ржаной муки к цвету золы, что, в обрамлении кристаллической корки солончаков, создает нереальные картинки инопланетного пейзажа.

Среди барханов нередко бушуют настоящие песчаные бури. Скорость ветра, приходящего со стороны Ходжента, где расположена узкая западная горловина Ферганской долины, часто достигает 35 метров в секунду. Весной этот ветер высушивает поверхностные слои почвы, поэтому привычный даже для пустынь Центральной Азии покров нежной зеленой травы здесь не появляется. Климат в Ферганской долине вообще более засушлив, чем в соседних областях Узбекистана. Высокие горные цепи зимой укрывают котловину от потоков холодного воздуха с севера, но и осадков здесь выпадает меньше, и ветер дует по 45 дней в году.

Внутренние пески Ферганской долины лишены обязательных атрибутов «пустынной экзотики» - верблюдов, колодцев и рощ саксаула. Флора и фауна здешних мест не богата. Но из видов, занесенных в Красную Книгу, здесь еще встречается серый варан, в 70-х годах прошлого считавшийся полностью исчезнувшим из этих мест, но в последствии восстановивший популяцию. А эндемиком, то есть уроженцем ферганских пустынь является один представитель мира насекомых - бабочка ферганская шашечница.

В Язъяванских песках были сделаны уникальные археологические находки. Древнейшее земледелие в Ферганской долине возникло приблизительно во II веке до нашей эры в местах сезонного орошения в поймах рек, сбегающих с горных хребтов. Об этом свидетельствуют памятники знаменитой Чустской культуры. Но кремниевые орудия, найденные археологами вблизи поселка Янги Курган у берегов пересохших озер Узун Кул и Тайпак Кул датируются более ранней эпохой - IV-V тысячелетиями д.н.э. По ним можно судить, что древние люди здесь занимались охотой и рыболовством, возможно с зачатками примитивного земледелия. Александр Куприн считает, что в III веке д.н.э. центральная часть долины представляла собой влажную болотистую низину с цепью мелких озер, на которой речные разливы могли поддерживать небольшой плодородный слой, уничтоженный при изменении климата в следующем тысячелетии. Орошаемого земледелия тут не могло развиться. Зато пустыня на многие века стала надежным прибежищем для кочевых народов. Голова статуи война, найденная в песках близ поселка Шорсув датируется VI веком нашей эры и принадлежит культуре кочевников. По словам Александра Куприна, уже советские ученые, производившие раскопки на юге Наманганской области, неожиданно столкнулись с вышедшим из песков племенем, называвшим себя «саками, не нагибающимися перед летящей стрелой».

Древняя маска

Каракалпакская степь сохранилась небольшими участками песка среди орошаемых полей ближе к Коканду. Племена каракалпаков изначально селились в среднем и нижнем течении Сырдарьи на территории нынешней Кзыл-ординской области Казахстана. В 1722-1729 годах, в истории казахского народа называемых «Годами великого бедствия», этот регион подвергся нашествию воинственных джунгар - предков нынешних калмыков, захвативших Семиречье и в 1725 году дошедших до Ташкента. Казахские роды вели с Джунгарским ханством отчаянную борьбу, а каракалпаки, отступившие сначала на Жандарью, вскоре приняли подданство Хивинского хана, переселившего их в дельту Амударьи, где окончательно сформировался их этнос - сегодняшнее население Каракалпакстана. Но часть племен ушла к югу, вверх по течению Сырдарьи, добравшись до привычных условий жизни во внутренних песках Ферганской долины. Здесь они просуществовали до конца XIX века, даже сыграв заметную роль в народных восстаниях против Кокандских ханов. Однако впоследствии они бесследно растворились среди местных узбекских, кыпчакских и киргизских племен.

Почти исчезла и сама Каракалпакская степь, от которой до наших дней дожило лишь название и редкие вкрапления черных барханов, неожиданно возвышающихся над хлопковыми делянками. Их, например, можно увидеть, проезжая по автомагистрали из Коканда в Ташкент. Удивительно, но и самые малые островки пустыни среди окультуренного пейзажа выглядят органично и живут по своим законам. Мир пустыни вообще очень устойчив и самодоволен, поскольку для Азии он - стихия самая первичная, изначальная.