20 Май 2019



Новости Центральной Азии

Тяжкая доля трудовых мигрантов в России не останавливает узбекистанцев от поездок на заработки

14.04.2006 10:09 msk, Дильдора Ахмеджанова

Миграция 

Приговор по делу об убитой два года назад в Санкт-Петербурге девятилетней таджички взбудоражил не только российское общество, но вызвал резонанс и далеко за его пределами. Последовавшие сообщения о нападении на девочку-мулатку, которую били ножом в подъезде, об убийстве студента из Сенегала и прочих преступлениях против иностранных граждан у многих узбекистанцев вызвали тревогу. Ведь не секрет, что сегодня в РФ работают немало жителей нашей страны. И, естественно, оставшихся здесь родственников и друзей не могут не беспокоить тенденции, наметившиеся в российском обществе.

КАРТ-БЛАНШ НА УБИЙСТВО

Напомним, девятилетняя Хуршеда Султонова погибла во дворе своего дома в центре Санкт-Петербурга. Девочка вместе с отцом и братом возвращалась домой с прогулки, когда на них набросилась группа подростков, вооруженных ножами и кастетами. Хуршеда скончалась от многочисленных ножевых ранений, а ее родные получили тяжелые травмы. Вердикт присяжных шокировал общественность - семь обвиняемых осуждены за «хулиганство», а восьмой, главный подсудимый был полностью оправдан.

В связи с этим процессом зазвучали сомнения в компетентности института присяжных выносить решения по ряду преступлений. На достаточно высоком уровне – Общественной палаты и мусульманского духовенства России - отмечалось, что система правосудия в стране не готова адекватно оценивать преступления, связанные с национальным экстремизмом и ксенофобией. А руководитель Тюменского казыята Фатых Гарифуллин заявил, что приговором убийцам таджикского ребенка «присяжные выдали карт-бланш на дальнейшие убийства людей с темным цветом кожи». Подтверждение последовало на следующий день после объявления приговора – на почве этнической ненависти была тяжело ранена наполовину русская девочка...

ЧТО ПРОПОВЕДУЮТ СМИ?

Тема неонацизма сегодня - одна из активно обсуждаемых в мире и, в частности, в российском обществе. Примечательно, что у представителей влияющей на общественное сознание четвертой власти, т.е. средствах массовой информации России, нередко проскальзывают отрицательные нотки и целые заявления против присутствия в стране иностранных граждан. Если послушать выпуски новостей и некоторых аналитических программ, создастся впечатление, что Россия кишит фашистами и ксенофобами. Чего стоит, к примеру, сюжет в одной из воскресных передач «Время» с Петром Толстым, в котором в очередной раз прорекламировали скинхедов во главе с их предводителем. Бритоголовые толстошеие отморозки, рисуясь, весьма вольготно чувствовали себя перед камерой. А в репортаже Жанны Агалаковой из Парижа о творившихся там недавно беспорядках за несколько минут из уст спецкора Первого канала неоднократно прозвучало слово «мигранты» с негативной интонацией. Тем самым словно подсознательно давая российским телезрителям установку «мигранты – это опасность». Между тем, президент «МедиаСоюза», известный тележурналист Александр Любимов призвал СМИ освещать межнациональные отношения не с точки зрения возникающих противоречий, а как вполне обыденное явление. И обозначил тему для одного из исследований: «Вот, например, почему азербайджанцы хорошо торгуют, а армяне хорошо строят?» От того, прислушаются ли к нему коллеги, возможно, будет зависеть судьба всей России.

По интернет-форумам, посвященным теме мигрантов, четко видно, что российское общество раскололось сегодня надвое. Одни активно нападают на гастарбайтеров, нажимая на необходимость чистоты нации и страны, другие столь же энергично вступаются за людей, ищущих работу за пределами своего государства, упирая на то, что России без привлечения рабочей силы извне в будущем не справиться со своими проблемами. Причем, говорящая деталь: ответы первых изобилуют нервными восклицаниями, грамматическими ошибками, зачастую – матом, ответы вторых выглядят более взвешенно, грамотно и - с уважительностью к мнению собеседника, в чем проявляется их толерантность – то, чего так не хватает сегодня ни части туземцев, ни части приезжих.

ТАК ЛИ СТРАШЕН ЧЕРТ?

Несмотря на все опасности, люди продолжают приезжать в Россию на заработки. Вот и Мадина Д. с мужем на днях улетают в Москву. Прошлогодний опыт работы в белокаменной показал: есть смысл в том, чтобы отправиться туда на заработки.

- Конечно, страшно в чужой стране, - говорит Мадина, 30 лет, – особенно если находишься на нелегальном положении, как мы. Все бывает, нападают и на своих, и на чужих. Но что бы ни говорили, люди там в основном – хорошие, приветливые, отзывчивые. А может, мне повезло…

Первым год назад, не найдя себе применения в родном городе, в Москву отправился муж нашей героини. Узнав, что супруг соседки присылает домой ежемесячно по 200 долларов, Мадина ожидала того же и от собственного мужа. Первый перевод от него поступил лишь спустя два месяца – 1000 российских рублей, что было эквивалентно немногим более 30 тысяч сумов. Так продолжалось полгода. Сама Мадина не работала – муж запретил, но ее с двумя детьми такая сумма не устраивала: «И стоило ему ехать в такую даль!» И Мадина решила отправиться в Москву сама, несмотря на все протесты мужа и собственное слабое здоровье. Оставила детей у своей матери и улетела. Муж встретил поначалу неласково, затем смирился. Вскоре Мадина поняла причину маленьких переводов: муж приехал в Москву жить, а не зарабатывать, и даже мысли о детях не останавливали его от покупки дорогих сигарет или оплаты очередного развлечения… И хотя он сначала запретил ей работать, Мадина впервые настояла на своем.

Поначалу Мадина хотела жить в Москве легально, однако найти человека, который согласился бы ее прописать, оказалось делом нелегким и дорогим. Фальшивая регистрация – это пожалуйста, и какое-то время она прожила спокойно, пока однажды милиция не вгляделась в печать попристальнее.

- Если у тебя есть регистрация, ходишь по Москве с поднятой головой, - рассказывает Мадина. – в противном случае приходится постоянно озираться, нет ли поблизости милиции. Хотя если с собой есть деньги – милиция не страшна. Мой муж вообще ее не боится. Как подойдут к нему в форме, так он сразу спрашивает: «Ну и где ваша машина? Куда садиться?» Посадят его в милицейскую машину, покружат немного по городу, затем тормознут: «Ну че, сколько денег есть?» Муж всегда при себе старается рублей 50-100 держать отдельно от остальных денег, чтобы отдать и сказать «Больше нет». Иначе все заберут. Хотя был такой случай. Однажды его забрали, а у него, как назло, с собой была только тысячерублевая купюра. Но повезло – милиционер совестливый попался (смеется): подошел к ближайшему киоску, разменял купюру, 400 себе оставил, 600 мужу вернул.

Гастарбайтеры понимают, что, находясь на нелегальном положении, нарушают закон и заслуживают негативного к себе отношения со стороны властей. Но сложности с оформлением необходимых бумаг отбивают у них желание легализоваться, заставляя идти на всяческие ухищрения, дабы не привлекать к себе внимания. Многие мигрантки стараются слиться с общей массой москвичей: брюнетки превращаются в блондинок, вместо национального платья – блузки и брюки. Тем не менее, милиция мгновенно вычисляет «иных». Правда, не обходится и без ошибок.

- Несколько раз слышала, как те, кого милиция попросила показать документы, начинали возмущаться: «Чего, мол, на своих тянешь, мы же коренные москвичи, какие документы?!», - рассказывает Мадина. - Из-за таких моментов любви к гастарбайтерам у местного населения, естественно, не прибавляется. Но милиция тоже не ко всякому пристанет. Если заискиваешь и сразу лезешь в карман – всё, просто так тебя не отпустят. А если ведешь себя уверенно – могут оставить в покое: неспроста, мол, человек так спокоен, видимо, есть основания.

В их четырехкомнатной квартире жили такие же, как они, гастарбайтеры, – 20 мужчин и 5 женщин вместе с Мадиной. Платили за жилье каждый по 70 долларов в месяц. Причем своему же земляку, который снимал эту квартиру за 700 баксов и втайне от хозяйки сдавал ее, неплохо при этом зарабатывая. Раз в месяц, после звонка квартирной хозяйки, предупреждавшем о ее визите за арендной платой, вся компания вместе с вещами исчезала из квартиры. В доме оставался лишь непосредственный квартиросъемщик. Правда, вскоре хозяйка узнала от соседей, что в ее квартире проживает не один, а 25(!) человек, и приказала срочно освободить ее. И нашим героям пришлось искать новое место жительства, что, впрочем, оказалось, делом недолгим – ввиду их непритязательности.

Работать Мадина устроилась в торговую палатку, к одному азербайджанцу. И за продавца, и за грузчика. По 12 часов в сутки.

- У меня слабое здоровье, и домашние меня отговаривали от поездки на заработки, - рассказывает Мадина. – Но в Москве ни разу ничем не болела! Хотя «пахала» как вол. Моя работа мне даже нравилась. За честность и трудолюбие меня ценил хозяин, за вежливость и приветливость - покупатели. Некоторые из моих постоянных клиентов относились ко мне чуть ли не по-родственному: то домашними пирожками угостят, то конфеты купят у меня и мне же оставят. В морозы одна бабуля принесла мне теплую шубу, а другой покупатель – сапоги своей дочки. Кто-то приходил просто пообщаться. Когда уезжала домой, мои постоянные покупатели просили обязательно вернуться: мало, говорят, таких душевных и расторопных продавцов. Но при всей своей теплоте и доброте ни один из них не согласился сделать мне временную регистрацию. И я их понимаю: очень часто случалось, что временную регистрацию приезжие превращали в постоянную, а хозяев выкидывали на улицу. Были среди моих московских знакомых и такого рода бомжи…

По словам Мадины, к присутствию в городе гастарбайтеров москвичи, во всяком случае, те, с кем ей пришлось там встречаться, относятся терпимо, даже участливо, в основном видя в них только рабочую силу, готовую работать за маленькую, по московским меркам, оплату.

- Как-то одна покупательница поинтересовалась, сколько я получаю за свое вкалывание, - вспоминает Мадина. – 350 долларов, говорю. «Да ты что! – фыркнула она, - Я за такие копейки из дома не выйду!». А я после всех вычетов за квартиру и еду умудрялась по 150- 200 долларов в Самарканд детям высылать.

Хотя известно, что очень многие мигранты заняты на непрестижных работах, в тех сферах занятости, куда не идут россияне, тем не менее, принято считать, что они отнимают рабочие места и способствуют снижению уровня заработной платы местных работников: «мигрантам меньше платят и они сбивают оплату труда местного населения». По мнению специалистов, приток неквалифицированных рабочих выгоден для квалифицированных работников, так как способствует снижению цен на товары и услуги, но невыгоден для неквалифицированных, так как снижает их заработки. А квалифицированным трудом в России заняты не более пятой части нелегалов.

«Труд гастарбайтеров, безусловно, востребован, поскольку рабочей силы в стране не хватает», – считает заместитель председателя комитета по труду и социальной политике Госдумы РФ Олег Шеин. По его мнению, без «свежей крови» не обходятся даже страны с высокой европейской безработицей. Поскольку есть рынок труда со специальностями, малоинтересными для коренного населения: строительный комплекс, торговля на улице, уборка территории. «В столицах эти профессиональные ниши заняты в основном приезжими. И живется им несладко. Когда мы полтора года назад проводили проверку по московской фирме «Домстрой», выяснилось, что 60 тысяч работников этой корпорации, которая строит огромные жилые комплексы по всей столице, в том числе и элитарные, вообще не имеют трудовых книжек. Эти люди не платят никаких налогов. Они лишены каких-либо прав и, как правило, вынуждены существовать в невыносимых условиях. Работодатели не несут перед нелегалами никакой ответственности, зачастую удерживают зарплату, а при получении гастарбайтером травмы просто выгоняют его с работы. Случаи гибели нелегалов (а происходят они не так уж и редко, особенно в строительной сфере), обычно тщательно скрываются, и никакой компенсации их семьи не получают».

Но опасность явления «нелегальная миграция» заключается не только в бесправности приезжих. Оно неизбежно усиливает и коррупцию, и преступность в России.

- А не страшно снова ехать, сейчас столько разговоров о том, что мигрантов убивают, – интересуюсь у Мадины.

- Да, когда посмотришь телевизор, становится страшно, но я уже там побывала. Убить могут и своего, и чужого – как и везде. В принципе, я не жалею, что поехала: мир посмотрела, других людей, поработала, поняла, что и сама смогу детей прокормить, если надо. Правда, чувствуешь там себя человеком второго сорта, опять же милиция проблемы создает. Но мне главное - на квартиру заработать, чтобы от свекрови отделиться. Ради этого готова и потерпеть.

СО СВОИМ УСТАВОМ ДА В ЧУЖОЙ МОНАСТЫРЬ

Судя по материалам в российской прессе, мигранты зачастую ведут себя не лучшим образом, чем и вызывают соответствующее к себе отношение, которое затем распространяется и на всех приезжих. Так, по сведениям газеты «Комсомольская правда», директор одной из школ Москвы – грузинка, предпочитающая видеть в стенах вверенного ей учебного заведения представителей своей национальности. В связи с чем возникла конфликтная ситуация и представители других наций, в т.ч. и русские, стали переходить в другие школы. В Санкт-Петербурге, по данным городского комитета по образованию, сегодня до половины первоклассников – дети мигрантов. Как считают школьные психологи, дети мигрантов уже в 7-8 лет начинают воспринимать общество, в котором они вынуждены находиться, как отвергающее, унижающее и дискриминирующее, что в будущем чревато нежелательными последствиями для страны. А, к примеру, в районе Таганского ряда г. Екатеринбурга, где расположен большой рынок и преобладающий состав школьников - «чужеземцы», ситуация развивается в обратном направлении: изгоями себя чувствуют россияне...

На мельницу противников присутствия мигрантов в России льет воду и тот факт, что в Москве, как сказано в одном из официальных документов мэрии российской столицы, происходит быстрое изменение национальной структуры населения, что «в ближайшее время может привести к нарушению сложившегося этнического равновесия и снижению терпимости совместно проживающих в городе людей. Москвичам уже сейчас не нравится в мигрантах неадекватность их поведения традициям Москвы…»

МИГРАЦИЯ - ЯВЛЕНИЕ ПОЗИТИВНОЕ

Исследования Международной организации по миграции (МОМ) показывают, что трудовая миграция - проблема общемировая. Ежегодно в мире мигрируют около 100 миллионов работников. Россияне едут, к примеру, в Португалию, португальцы - во Францию, французы - в Германию и Швейцарию, немцы - в США, а американцы - в Европу. Как говорится, "рыба ищет где глубже, а человек - где лучше". Сегодня Россия по количеству въехавших в страну мигрантов уступает только США, на третьем месте - Германия. Как сообщил генсек ООН Кофи Аннан на заседании сессии комиссии по народонаселению и развитию, в США насчитывается 38,4 млн. или 20% всех мигрантов мира, в России - 12,1 млн. (6%), в Германии - 10,1 млн. (5,3%).

Миграция населения (прежде всего трудовая) считается позитивным явлением, способствующим более равномерному распределению трудовых ресурсов. К тому же она позволяет восполнить естественную убыль числа трудоспособных лиц в результате объективно происходящего процесса старения. Подтверждением тому - заявление спикера Госдумы Бориса Грызлова на заседании парламента, посвященному проблемам миграции, о том, что "за прошедший год численность населения России уменьшилась на 735 тыс. человек, и благодаря международной миграции было компенсировано почти 13% наших демографических потерь".

Но если, к примеру, в США 51% жителей считает, что мигранты приносят пользу, а две трети опрошенных уверены, что незаконные мигранты выполняют ту работу, от которой сами жители США отказываются, то, по данным опроса российского ВЦИОМ, лишь 21% россиян относятся к приезду большого числа мигрантов в Россию положительно, а большинство респондентов (69%) оценивают это явление отрицательно. Определенный процент из числа последних настроен весьма радикально, свидетельство чему - нападения на иностранцев и демонстрация профашистских настроений.

ПАТРИОТИЗМ И ФАШИЗМ - ГРАНИ СТИРАЮТСЯ?

Судя по происходящему в мире, сегодня эти два понятия подменяются друг другом. Казалось бы, все просто: основа патриотизма - любовь, а фашизма - ненависть. Если патриотизм - это гордость за свой народ и страну, уважение к своим корням и, как следствие, уважение к другим народам (ведь негатив по отношению к другим вызывает ответную реакцию), то фашизм - это идеология, основанная на человеконенавистничестве, на презрении к людям другой национальности, попытка решить проблемы одной нации путем насилия над людьми другой нации; разжигание ненависти к людям по национальному, религиозному и другим признакам. Однако на деле многим трудно разграничить, где заканчивается патриотизм и начинается фашизм. Что очень удобно для пропагандистов коричневой чумы, завлекающих в свои сети недорослей, готовых идти на убийство и в тюрьму за высокопарные слова тех, кто никогда в тюрьме не окажется.

Председатель российской правозащитной организации "Гражданский контроль" Борис Пустынцев считает, что "рост ксенофобии, расизма - это побочный продукт деятельности власти. Несколько лет назад некоторая категория граждан почувствовала, что власть не возражает против присутствия откровенных расистов на политической арене". Лидер российского молодежного движения "Наши" Василий Якеменко приводит несколько примеров того, как политики помогают легализации фашизма. Так, например, руководитель демократической партии "Яблоко" в Санкт-Петербурге Резник повесил фашистское знамя у себя в офисе. Хакамада публично поддержала Национал-Большевистскую партию и ее лидера Э.Лимонова, у которого в книге "Анатомия героя" так и написано: "Я фашист. Мне очень светло и радостно от того, что я фашист". Кроме того, НБП, по словам председателя Комитета Госдумы по труду и социальной политике Андрея Исаева, выбрала стилистику фашизма: «Взяла соответствующее знамя, а руководители ее региональных отделений называются гауляйтерами!». На путь фашизма, полагает политик, вступила и «Родина», выпустив предвыборный ролик, в котором «люди другой национальности названы мусором». «И пусть господа из «Родины» испугались собственных слов и начали от них отнекиваться, но подлость, совершенная ими, достаточно очевидна для всех», - отмечает Исаев.

В западных странах, где угроза неонацизма не менее реальна, чем в России, ей противостоит мощное общественное движение. На нацистские марши в той же Германии отвечают массовыми демонстрациями протеста, а в уличных стычках с бритоголовыми бьются так называемые "красные" скины. Они так же, как и их противники, любят ходить в высоких ботинках с массивными носками, брить головы и слушать тяжелую музыку, но своей идеологией как раз считают борьбу с расизмом и национализмом.

В России сейчас предпринимают попытки создать антифашистские сообщества. Первым шагом в этом направлении стало создание в недрах партии "Единой России" Соглашения о противодействии национализму, ксенофобии и религиозной розни. Его подписали 12 федеральных партий и более 500 общественных организаций во всех российских регионах. Объявило о своем создании и Объединение гражданского сопротивления фашизму.

Эти факты подтверждают мысль о том, что в российском обществе, несмотря на всю многонациональность страны, пронацистские настроения достаточно сильны и представляют определенную угрозу. Причем не только для мигрантов. Лозунг "Россия - для русских!" задевает и интересы других жителей Российской Федерации, в составе которой - 21 республика плюс другие автономные образования, а титульное население в них - представители разных наций и народностей. Однако это, похоже, мало осознает та часть населения, которая поддерживает профашистские лозунги. Ведь говорящая деталь, о которой было сказано выше, отражая малограмотность и агрессивность авторов расистских высказываний, в определенной степени, свидетельствует и об их неспособности совладать со своими проблемами и готовности в собственной неустроенности обвинить других. Личный кризис объясняется вмешательством «иных». И когда личный кризис наблюдается у массы людей, обретая значимые масштабы, приходится задумываться о кризисе государства, в частности, в духовной плоскости. Меньше всего желания подозревать в этом Россию, страну с богатейшим духовным наследием, страну, победившую фашизм. Но если учесть, что основную массу российских скинхедов составляет молодежь, которая в пору перестройки ходила пешком под стол или родилась в первые, смутные годы постсоветской эпохи, когда страны бывшего СССР стремительно теряли прежние ценности и не успели обзавестись новыми, когда многим жителям было не до воспитания детей, а лишь бы выжить и пережить, становятся понятными сегодняшние результаты.

МИГРАНТЫ ВЗДОХНУТ СВОБОДНЕЕ?

К счастью, выше речь шла лишь о некоторой части молодежи, неправомерные действия которой общество старается пресечь. Хотелось бы, конечно, чтобы внимание к этой проблеме усилилось на самом высоком государственном уровне. И сегодня Россия демонстрирует изменение отношения к мигрантам на более приветливое, официально признав, что стране действительно нужны рабочие руки, а привлечение иностранных работников дает возможность государству, особенно такому большому, решать свои народно-хозяйственные задачи более эффективно и с меньшими затратами. Снижается количество необходимых документов для легализации, упрощаются разрешительные процедуры. Но все это пока в основном - на официальном, законодательном уровне. А в реальной жизни мигранты остаются со своими проблемами один на один, поэтому стараются держаться вместе, создают диаспоры, общественные центры и фонды по поддержке собратьев по проблеме. В Москве даже выходит газета для мигрантов на узбекском языке - "Узбегим"…

Дильдора Ахмеджанова (Самарканд)