24 Август 2019



Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Обстановку в южном регионе обостряют миссионеры

18.10.2006 08:26 msk, Алла Пятибратова, Ош

Кыргызстан Религия

На юге Киргизии растет напряженность в межрелигиозных отношениях. Об этом уже сообщало в своих выпусках даже Радио Ватикана. И хотя прямых случаев проявления нетерпимости к "иноверцам" произошло немного, а в разных изданиях приводятся одни и те же примеры, следует признать, что ситуация складывается не простая. Однако стоит уточнить: конфликты случаются не между представителями ведущих мировых религий - ислама и христианства, а между мусульманами и представителями всяческих ответвлений от христианской религии. И виной всему - прозелитизм последних.

В Государственном агентстве по делам религий при правительстве Кыргызстана отмечают, что в южном регионе страны, особенно в Ошской и Джалалабадской областях, миссионерская деятельность в последнее время активизировалась.

- К нам почти ежедневно поступает несколько заявлений от граждан Германии, Польши, Англии с просьбой о регистрации своих миссий, - рассказывает советник директора агентства Шамшибек Закиров. - Все они приезжают сюда с целью пропаганды своих религий, точнее, религиозных течений и направлений, в основном, христианского толка.

Однако, как отмечает Закиров, далеко не все миссионеры торопятся зарегистрироваться и заниматься своей деятельностью на законных основаниях. К примеру, недавно в Оше правоохранительные органы по заявлению жителей улицы Степная выявили очередную нелегально действующую религиозную организацию - "Элдос", которая проповедует протестантизм. Выяснилось, что ее глава - гражданин Южной Кореи.

- Много миссионеров приезжает именно из Южной Кореи, - говорит советник директора агентства по делам религий. - Они работают у нас под видом преподавателей корейского и английского языков, владельцев компьютерных залов, врачей, но цель у них иная. При этом корейцы применяют разные способы, чтобы найти общий язык с местным населением и привлечь их в свою организацию. Даже свои имена переделывают на киргизский лад.

Организация "Элдос" в Оше нелегально действует уже три года, даже открыла молитвенный дом. Еще один южнокорейский гражданин, легализовавшись в таджикском городе Худжанде как предприниматель, занимался миссионерством на территории Киргизии, в городе Сулюкте. В том же Оше многочисленные представители организации Свидетели Иеговы ходят по домам, раздают прохожим свои печатные издания, пытаются заводить беседы прямо на улицах и даже на базарах. И таких примеров достаточно.

- Наши законы не запрещают подобную деятельность, - говорит Шамшибек Закиров, - но только при условии, если религиозная организация или отдельный человек зарегистрируются и будут работать здесь официально, не нарушая нашего законодательства и никому не причиняя вреда. Однако, как я уже сказал, далеко не все следуют закону, некоторые даже игнорируют его. И когда они начинают насаждать среди населения иную веру, то это не может в определенный момент не обострять обстановку.

Позвольте привести пример из жизни автора этих строк. Всю свою жизнь я живу в регионе, где большинство жителей - мусульмане. Но ни разу меня никто не пытался обратить в мусульманскую веру, и никто никогда не запрещал мне быть здесь христианкой. Мои соседи даже никогда не интересовались, какой я веры и верю ли вообще, хожу ли в церковь. Мы многие годы живем рядом вполне мирно и не спорим о том, чья религия "лучше и правильней". Конституция страны дает нам возможность свободы вероисповедания. Или атеизма. Как кому угодно.

Как-то на первом этаже нашего дома сняла квартиру супружеская пара из Бишкека. У нас завязались приятные соседские отношения. Но когда они однажды пришли ко мне как проповедники и стали читать места из Библии, давая им совершенно чуждую мне трактовку, это вызвало у меня протест. Пусть вежливый, но - протест. В наших добрососедских отношениях обозначилась трещина. Мне не хотелось, чтобы они снова приходили ко мне со своей миссией: боялась, что теперь жестко придется указать им на дверь, пойти уже на открытый конфликт. И я вздохнула с облегчением, когда мои соседи перебрались в другой район.

То, что действия миссионеров вызвали у меня протест, я считаю вполне естественной реакцией на вмешательство в личную жизнь. И я могу понять мусульман, протестующих против стороннего вмешательства в их взаимоотношения со своей религией, к которой они относятся с трепетом и святостью. Но, хочу особо подчеркнуть, ни в коей мере не могу оправдать насилия в ответ на такое вмешательство.

Говоря о насилии, я имею в виду те события, что произошли недавно в Ошской области, в селе Каракульджа. В христианский молитвенный дом ворвались около ста прихожан мечети, которые избили пастора Зулумбека Сарыгулова, сломали ему пальцы и вышвырнули на улицу с криками "Убьем, если не уберешься из нашего села!" Погромщики спалили на костре всю найденную у Сарыгулова христианскую литературу, в том числе, несколько десятков Библий, а на воротах дома написали "Продается".

Такое же резкое обострение отношений к представителям других религий проявляется в Таш-Кумыре и некоторых других городах и районах южного Кыргызстана. К примеру, ухудшились отношения местного населения с представителями баптистских общин.

В прессе не раз появлялись истории о проявлениях негативного восприятия мусульманами своих земляков, принявших другую веру. Доходит даже до того, что в некоторых селах на мусульманском кладбище отказываются хоронить умершего иноверца. Случаются не только избиения "переметнувшихся", но и убийства.

Но хочу заметить, что у этих явлений две стороны. В Оше и Джалалабаде у меня есть несколько знакомых киргизок, принявших христианство. Одна из них даже прошла обряд крещения, и не где-нибудь, а в турецком городе Анталья, в водах Средиземного моря. Эти женщины ни от кого не скрывают своей веры. Но я не замечала гонений на них, они спокойно живут и работают в своих коллективах, где есть приверженцы разных религий.

Агрессия, как известно, сильнее проявляется там, где у людей больше проблем, например, нет работы. Малообразованное население склонно винить в своих бедах чужаков, и неважно, иной ли они национальности, иной веры или просто умнее и удачливей. В такой среде острее ощущается "чужеродность". Если на улице живут одни узбеки и на ней появляется молитвенный дом организации протестантского толка, как "Элдос", и в него начинают активно зазывать мусульман, то ропот последних, в конце концов, может перерасти в нечто большее. И тогда они, как жители ошской улицы Степная, могут вознегодовать и выставить ультиматум - "Уходите!".