22 Сентябрь 2020



Новости Центральной Азии

Мигранты в Пермском крае: Таджикский ученый, занимаясь торговлей, продолжает писать и издавать свои научные труды

18.12.2006 09:14 msk, А.Черных (Пермь)

Миграция  Таджикистан

Шомат Хайдаров
Шомат Хайдаров. Фото "ИА Фергана.Ру"
В последние несколько лет, занимаясь изучением миграционных и этнокультурных процессов таджикского сообщества в Прикамье, нам многократно приходилось встречаться с таджиками-мигрантами, работающими на стройках и рынках Перми и Пермского края. Ведь без общения с людьми почти невозможно полноценное этнологическое исследование, а за всеми процессами миграции, социальной и культурной адаптации, сохранения этнической культуры народа стоят конкретные люди – со своими судьбами, размышлениями относительно прошлого, настоящего и будущего своего народа. На конкретных примерах и судьбах несколько сложнее и глубже раскрываются многие этносоциальные и этнокультурные процессы.

Нам приходилось встречаться с учителями и врачами, строителями и специалистами в области сельского хозяйства, представителями многих других профессий. Во время опросов пермские таджики отмечали, что есть у них и свой ученый. Он живет в Кунгуре, торгует на рынке фруктами, иногда приезжает в Пермь. Этим ученым оказался Шомат Хайдаров, кандидат филологических наук, в прошлом – научный сотрудник Института языка и литературы Академии наук Таджикистана. О нем говорили многие, что и создало впечатление о его высоком научном авторитете в таджикском сообществе.

Мое знакомство с Ш.Хайдаровым состоялось в январе 2006 года за чашкой чая в одном из кафе. Тогда мы и узнали историю Шомата Хайдарова. С одной стороны, обычную - таких «своих» историй немало мы слышали и от других мигрантов. Но лично меня история коллеги-ученого, волею судеб оказавшегося вдалеке от родины и своих научных интересов, очень «задела».

- Родился я в Аштском районе Согдийской области, - рассказывает Ш.Хайдаров. - Кандидат филологических наук, до приезда в Россию я работал в Институте языка и литературы Академии наук Таджикистана. Когда распался Советский Союз, я оставил свою работу в Академии наук, приехал в Россию, где и начал торговать. Мы стали привозить сухофрукты и свежие фрукты в разные города. Я начал заниматься такой работой с 94-го, побывал и в Нижнем Новгороде, в Уфе, Челябинске, Свердловской области, Тюмени, затем приехал в Пермь.

Наши предки торговали сухофруктами во всех городах бывшего СССР, в послевоенные годы мой отец также возил сухофрукты из Аштского района. Когда нам тяжело стало, вспомнили об этом, и в какие города он ездил, где и как его принимали. Здесь, в Перми, чуть раньше меня торговлей начал заниматься мой брат. Сначала он привозил и продавал на рынке пух, потом перешел на сухофрукты. И я за ними тоже сюда приехал. Мы ездили по разным городам, развозили товар по Пермской области, начиная с Перми до Кизела: Кунгур, Лысьва, Чусовой, Гремячинск, Губаха, Кизел. Вот так распродавали один «КамАЗ». Потом на Кунгурском рынке стал работать мой сын, купил киоск, поработал один год, затем я его сменил. Поработаю два года, потом он продолжит. Сейчас я оформил документы на частное предпринимательство, принял на работу дочку и зятя. Они живут в городе Добрянка, тоже в Пермской области. А когда сам получу российский паспорт, может быть, найду работу по специальности, чтобы продолжать заниматься наукой. Потому что она меня очень интересует.

Жена и еще двое младших детей остались в Таджикистане, в Аштском районе. Там я дом строил, и вся семья там живёт, переехали в начале 1990-х годов. Жена не хочет сюда приезжать, не хочет. «Всё, - говорит, - хватит далеко от родителей, от родственников жить, я в Душанбе больше тридцати лет прожила». Вот и переехали из Душанбе на родину.

Когда в Таджикистане начинается сезон работы, из России все возвращаются: абрикосы собирать, за огородом ухаживать. Летом поеду на родину, на три месяца. Я каждый раз так делаю: поживу несколько месяцев здесь, потом месяца два-три - на родине. Сейчас у меня есть вид на жительство. Но я уже приготовил документы, чтобы получить российское гражданство. Сказали, ждать надо в течение шести месяцев, - заключил Ш.Хайдаров.

После первой встречи последовали и другие. Во время полевой работы в г.Кунгуре мы наблюдали Шомата за работой на продуктовом рынке. Побеседовали и о торговле, других занятиях таджиков в Кунгуре. Оказалось, занятие торговлей способствует активному сохранению и воспроизведению комплекса культурных традиций, связанных с покупкой и продажей товара: «Такая примета есть: когда первый товар продаешь, у своего первого в этот день покупателя берешь деньги и по каждому товару ими проводишь, чтобы торговля хорошо шла. А еще есть примета, что в торговле нельзя обманывать. Если обманешь - потеряешь много. Только Бог знает, сколько ты потеряешь. Мой отец так говорил: всегда на торговле точно работай, не обманывай. Но если кому-то больше взвесишь, чем надо, скажешь, что, мол, я вам подарил вот столько, чтобы он знал. И специально побольше даешь - на 20-30 граммов, а говоришь «вот, 15 граммов вам в подарок». Мне мама, когда товар в Пермь отправляли, всегда туда складывала пчелиные соты, ячейки маленькие-маленькие. Кусочек положит, чтобы торговля хорошо шла, чтобы побыстрее товар распродать. Это символично. Вот так делают».

Занятия торговлей, в первую очередь, торговлей сухофруктами, в целом, характерны для выходцев из Аштского района Таджикистана: «Часть фруктов привозим с родины. Частные предприниматели регулярно организуют вагон. И я могу, например, две-три тонны отдать им дома, а здесь, в России, затем их получить, - рассказывает Ш.Хайдаров. - Приедут, позвонят сообщить, что товар привезли, еду получать. В основном везут сухофрукты. А орехи - миндаль, орешки, фисташки, финики, кедровые, - такие вещи ребята из Москвы привозят.

Сюда, в Россию, приезжают зарабатывать трудоспособные люди, мужчины в основном. Мать, жена, дети остаются на родине, - продолжает Шомат. - В основном, занимаемся строительством и торговлей. Но есть те, кто врачами, учителями работают, но таких мало. У меня здесь, в России, и родственники торговлей занимаются. В Нижнем Новгороде живет старший брат, тоже кандидат исторических наук, на родине в университете преподавал. А здесь торговлей занимается. Двое младших братьев работают в Перми. Почти весь народ в России, кто постоянно, кто на лето приезжает. У вас хорошо работать: день длинный, ночь короткая».

Научная работа

Несмотря на все бытовые стороны жизни ученого наука по-прежнему остается одним из его главных занятий. Шомат Хайдаров продолжает писать книги, собирает материал и осмысляет особенности антропонимики иранских народов. Как-то он пошутил о своих занятиях наукой в Кунгуре: «У вас зимой хорошо - темнеет рано, холодно, благодать для ученого, вечером можно много наукой заниматься, читать, писать». Уже в Перми ученым были подготовлены и выпущены в пермских издательствах книги: в 2002 году – «Пажухиши лакабхои мардуми нохияи Ашт» («Исследование прозвищ жителей Ашта»), которая посвящена исследованию современных прозвищ жителей Аштского района Республики Таджикистан - родины ученого. Вторая книга Ш. Хайдарова – «Маколахои номшинсой» («Статьи по антропонимии», Пермь, 2001) включила 24 статьи ученого по антропонимике иранских народов. Среди них и те, что написаны на русском языке, например – «Динамика женской антропонимии таджиков в 1921—1980 гг.», «Лингвогеографическое изучение дифференциальных признаков женских и мужских имен таджиков Ферганской долины», «Иранизмы в системе антропонимии тюркоязычных народов Поволжья», «Актуальные проблемы исследования антропонимии таджиков Узбекистана», «Антропонимия узбеков — жителей Северного Таджикистана». Одним из существенных изданий, подготовка которого была завершена в Перми, стал именник иранских народов «Номвожахо: Кариб 38000 номхои халкхои эронизабон» («Именник: Около 38000 имен ираноязычных народов». Пермь, Форвард-С, 2003). Материал для этой книги собирался в Таджикистане, Узбекистане, Афганистане. Имена извлекались из исторических, литературных, документальных, как опубликованных, так и архивных1. Данная работа получила высокую оценку в Таджикистане, в периодической печати республики было опубликовано несколько отзывов на книгу2.

Одна из последних на данный момент работ ученого - книга «Следы арийской цивилизации в Прикамье (Историко-сравнительное изучение проблемы)». Подготовка и выход книги именно в 2006 году не случаен: этот год по инициативе президента Таджикистана Эмомали Рахмонова был назван Годом арийской цивилизации. Главной задачей исследования авторов книги было «выявить следы арийской цивилизации в Прикамье, общие родственные черты у ариев и народов, населяющих Пермский край в древности и сейчас, и показать, что история их взаимоотношений имеет глубочайшие корни». Авторами предложены гипотезы о том, что ряд топонимов Прикамья (Кунгур, Аспа, Ирень и другие) имеют иранское происхождение». Выход подготовленной таджикским ученым книги о древних и современных связях таджиков и Пермского края имеет большое значение для таджикской диаспоры Прикамья в целом. Осмысление истории Пермского края в контексте взаимодействия с культурой ираноязычных народов, предпринятое проживающим ныне в Кунгуре Ш.Хайдаровым совместно с журналистом В.Одеговым, в подготовленной книге стало одним из показателей процессов начала формирования пермского регионального пласта этнокультурной идентичности таджиков, рефлексии таджикской интеллигенции по поводу современных этнокультурных процессов.

В честь Года арийской цивилизации Ш.Хайдаровым подготовлено еще несколько научных работ, которые ожидают публикации. К примеру, работа «Из истории изучения антропонимии ираноязычных народов», указатель «Ономастика ираноязычных народов: Библиографический указатель литературы с конца XIX в. до 2006 года». К юбилею древнего города Куляб, который в 2006 году отмечает свое 2700-летие, Ш.Хайдаров подготовил к изданию «Частотный словарь антропонимии таджиков Хатлонской области». Однако главный труд, над которым исследователь работает уже несколько лет, это «Толковый словарь личных имен ираноязычных народов», составляющий 1500 страниц. Работа над ним также уже завершается и, надеемся, в скором времени и он будет издан.

Несколько публикаций подготовлено Ш. Хайдаровым и для местной прессы3. Несмотря на то, что Шомат Хайдаров работает в Кунгуре, он сохраняет научные связи с родиной. Его статьи печатаются в прессе Таджикистана, в научных сборниках.

Как и большая часть мигрантов, ежегодно в конце осени-начале зимы он возвращается на родину, а затем вновь приезжает в Кунгур. Во время поездок на родину Хайдаров успевает собрать новый материал, поработать в библиотеках, пообщаться с таджикскими коллегами. В аэропорт Шомат Хайдаров всегда отправляется с большими и тяжелыми сумками, в которых лежат книги: по пути в Таджикистан - те, что были изданы в Перми, а отправляясь в Пермский край – те, что понадобятся ему для дальнейшей работы. И по понедельникам, когда на рынках выходной, Шомата Хайдарова можно увидеть в пермской областной библиотеке.

Даже перечень того, что подготовлено и издано Ш.Хайдаровым в Пермском крае, удивляет, ведь и его основное занятие здесь – торговля - требует немало усилий, а наука сегодня стала для ученого лишь хобби. Что ж, именно в таких ситуациях зачастую и проверяется верность своему призванию.

* * *

При подготовке статьи использовались материалы интервью с Ш.Хайдаровым, а также книги: Хайдаров Ш., Одегов В. «Следы арийской цивилизации в Прикамье (Историко-сравнительное изучение проблемы)», Пермь, 2006.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1Хайдаров Ш., Одегов В. Следы арийской цивилизации в Прикамье (Историко-сравнительное изучение проблемы). Пермь, 2006.

2 «Шухрати Ашт», 9.08.2003; «Сугд» — 13.08.2003; «Хакикати» Ленинобод» — 29.11.2003.

3 Хайдаров Ш. «Здравствуйте! Меня зовут Январь…» // Искра (г. Кунгур), 30.12.2004; Он же. «Что в имени твоем?» // Искра, 30.12.2004.