20 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Историк А.Улунян: «Никаких радикальных изменений в Туркменистане при сохранении у власти ниязовского окружения быть не может»

22.12.2006 08:18 msk, Записал К.Нордонов

Интервью Туркмения

Последствия ухода со сцены правителя одной из республик Центральной Азии по просьбе ИА «Ферганы.Ру» прокомментировал доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории Российской Академии наук Артём Улунян.

Фергана.Ру: - Была ли смерть президента Туркменистана Спарамурата Ниязова неожиданной?

Ар.Улунян: - С точки зрения произошедшего – да, но с учётом известных обстоятельств, а именно ряда фактов, такое развитие событий в ближайшее время было ожидаемо. Помимо многочисленных медицинских осмотров и проведенных операций, таких как кардиологическая и офтальмологическая, несколько событий позволяли говорить о серьезных проблемах со здоровьем у руководителя Туркменистана. В начале октября 2006 г. на встрече с сотрудниками Министерства национальной безопасности он потерял на короткое время сознание. 20 октября на Всемирном конгрессе туркмен Ниязов сообщил о существующей проблеме – болезни сердца. 3 декабря на расширенном заседании кабинета министров ситуация повторилась и некоторое время С.Ниязов не появлялся на публике. На протяжении трёх последних дней, 18-20 декабря, до момента оглашения известия о его смерти 21 декабря туркменское государственное телевидение не показывало президента, что было отмечено экспертами, которые всегда внимательно следят за тем, с какой частотой и по каким поводам ведётся съемка С. Ниязова туркменским телевидением. Отсутствие руководителя страны хотя бы на день в эфире местных телеканалов всегда рассматривалось аналитиками, как чрезвычайно важное событие.

Фергана.Ру: - Перейдём теперь к другому аспекту произошедшего, а именно: политическому. Кончина Президента С.Ниязова рассматривается многими специалистами, экспертами и просто наблюдателями как событие, способное изменить современный Туркменистан. Так ли это?

Ар.Улунян: - Действительно, многие считают, что 21 декабря начинается новый отсчёт времени, пока, правда, не понятно какого, не только в Туркменистане, но и во всём регионе. Однако ситуация не столь проста, как это кажется на первый взгляд. Рассуждения о тех или иных личностях, способных возглавить страну, о борьбе кланов и землячеств внутри правящего слоя, роли и месте внешнего фактора и, разумеется, судьбе газовых проектов пока строятся на предположениях. В данный момент можно лишь говорить о том, что никаких радикальных изменений в Туркменистане быть не может при сохранении у власти ниязовского окружения. Сейчас решается судьба созданного на протяжении полутора десятилетий авторитарно-тоталитарного режима, использующего мощный репрессивный аппарат. 26 декабря пройдёт внеочередное заседание Халк маслахаты (Нардный Совет), который имеет больше полномочий, чем Меджлис (парламент). Кстати, председатель парламента и вице-председатель Овезгельды Атаев, который по закону должен был исполнять обязанности президента, оказался первой жертвой борьбы за власть: он был обвинен Генпрокуратурой в совершении уголовных преступлений и фактически не был допущен до исполнения обязанностей. Зампред Кабинета министров Гурбангулы Мяликгулыевича Бердымухаммедов занял пост исполняющего обязанности президента и Верховного Главнокомандующего. По конституции, тот, кто исполняет обязанности до выборов президента, не может выдвигать свою кандидатуру на пост главы государства. Однако если председатель парламента должен был подчиняться этой формуле, то после произошедшего назначения Бердымухаммедова данная статья закона может, вероятно, не действовать. Далее, среди всех чиновников высшего звена представители спецслужб и силовых структур имеют наибольшее преимущество, так как именно в их руках сконцентрирована военно-командная система соответствующих ведомств, способных взять под контроль гражданскую жизнь страны. Таким образом министр обороны (А.Мамедгельдыев), министр национальной безопасности Г.Аширмухамедов и министр МВД А.Рахманов фактически единственные, кто реально способен влиять на ситуацию внутри страны.

Особое место в этом пасьянсе занимает Акмурад Реджепов – глава Службы охраны Президента, контролировавший, в свою очередь, кадровую политику С. Ниязова и фактически выступавший всегда его самым доверенным лицом. Во многом именно благодаря ему многие из высших чиновников занимают свои места. Однако «силовой блок» хорош для контроля ситуации внутри страны, но что касается внешней политики страны и её представительства на международном уровне, то здесь есть трудности. Ясно, что для успешного позиционирования Туркменистана на международной арене нужны гражданские люди, хотя бы мало-мальски известные внешнему миру. И здесь не исключено использование силовиками соответствующих фигур. Можно сказать, что частью этого сценария и стало назначение Бердымухаммедова, к которому, вероятно, присоединится в различных комбинациях министр иностранных дел Рашид Мередов. Он, кстати, выпускник МГУ и для тех, кто сейчас отстраивает свою систему власти, нужны люди, имеющие связи с отдельными странами внешнего мира и Россией, в частности. Так что можно повторить: ситуация не столь проста.

Фергана.Ру: - Очень много сейчас говорится об оппозиции. Ряд её руководителей сделали заявления о готовности вернуться в Туркменистан, но под международные гарантии. Что можно сказать по этому поводу.

Ар.Улунян: - Да, действительно, многие из тех, кто находится за рубежом сейчас думает, что наступил «час демократии». Это, на мой взгляд, эмоциональное проявление ожидания многих нормальных людей: вернуться на Родину и жить в нормальной демократической стране. Однако есть одно обстоятельство, которое следует иметь в виду: до сих пор не произошла амнистия политзаключенных, Это, возможно, будет сделано, а возможно – затянется. Не надо сравнивать ситуацию 2006 г. с тем, что было в 1953 г. Мир ушёл слишком далеко и те, от кого зависит принятие такого решения, помнят историю. Поэтому реальное участие оппозиции в политической жизни страны может состояться лишь при условии демонтажа системы, созданной за прошедшие полтора десятка лет. Нынешняя система не предусматривает подобного. Если, конечно, оппозиция не получит волшебным образом «всё и сразу». Без амнистии, как показывает исторический опыт, приезд оппозиционеров в страну закончится плачевно для них. Что же касается политических партий внутри Туркменистана, то их влияние там крайне мало, если не сказать большего. Отдельные сочувствующие, находящиеся в глубоком подполье не смогут выступать как политическая сила. В то же время, не исключено, что кто-то из высших эшелонов захочет использовать оппозицию в своих целях. Однако это не будет одномоментным актом.

Фергана.Ру: - В официальных документах, появившихся после смерти С. Ниязова и подписанных различными органами власти и управления Туркменистана многие сейчас пытаются найти ответы на вопросы о том, что происходит в стране и что будет дальше. Есть ли что-либо необычное в них?

Ар.Улунян: - Да, ряд обозревателей заметил, что существуют различия между первым документом – «Обращением» и рядом документов в интерпретации роли С. Ниязова в истории страны и оценка его произведений. На смену «возвышенному» стилю пришёл «уважительный». Вероятно, это имеет значение. Однако, хотел бы отметить, что бросается в глаза, так это список наград С.Ниязова, начинающийся в хронологической последовательности с советских коммунистических времён, которые официально покойный президент жёстко осуждал. Так, в частности, упомянуты Медаль "За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина" (25 марта 1970 г.) ; Почетная грамота Президиума Верховного Совета Туркменской ССР (1971 г.); Медаль "За трудовую доблесть" (18 марта 1976 г.).. Это довольно своеобразный факт. Далее, первое обращение подписано государственным советом нацбезопасности и Кабмином, а последующие включают Халк Маслахаты, но нет упоминания о Демократической партии Туркменистана, которую возглавлял Ниязов. Иными словами, ещё много интересного, судя по всему, узнают историки, но что самое главное, так это то, как может меняться власть в условиях режимов, подобных созданному в Туркмении и существующих в СНГ. Этот процесс, пожалуй, один из самых важных в нынешней ситуации на постсоветском пространстве.