8 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

Кому выгодна межнациональная рознь в Казахстане?

25.12.2006 15:12 msk, А.Омарова, Д.Аркин

Казахстан Общество

«Национализм – очень сильное оружие – и чтобы оно не превратилось из оружия защиты в оружие разрушения, необходимо к его атомной энергии допускать людей, владеющих необходимыми знаниями. Нам не нужен духовный и физический «Чернобыль» ни на чьей земле». Роман Перин, «Психология национализма».

М.Ибрагимов
М.Ибрагимов. Фото "ИА Фергана.Ру"
Провинциальный городок Шелек встретил нас неприветливо. Несмотря на то, что на часах было всего шесть вечера, на улицах городка нам не удалось встретить ни одного человека. После недавнего инцидента, получившего широкую огласку как в республике, так и за ее пределами, решением совета старейшин в Шелеке введен негласный комендантский час. Поэтому опросить жителей городка не представлялось возможным. Случайные прохожие, завидев чужаков, убегали прочь. Все разговоры о массовой драке подростков для них - запретная тема. Глава совета старейшин, узнав, что в городок прибыли журналисты, срочно выехал по своим делам за пределы Шелека. Остальные респонденты, с которыми по телефону была назначена встреча, также неожиданно отказались от каких-либо комментариев.

Немного подумав, мы решили направиться в кафе «Старый замок», где произошли «прославившие» Шелек события. К нашему удивлению, хозяин заведения Мурат Ибрагимов не стал спешно скрываться от глаз назойливых журналистов и обстоятельно рассказал нам, что на самом деле произошло в его кафе в тот злополучный день.

«ДРАКА ПРОИЗОШЛА НА ПОЧВЕ ПЬЯНСТВА, А НЕ НА МЕЖНАЦИОНАЛЬНОЙ ОСНОВЕ!»

М. Ибрагимов: - Это произошло вечером восемнадцатого ноября. В кафе, как всегда по субботам, было много народу, большей частью студенты. За отдельным столиком сидели двое подростков, пили спиртное. Что-то пытались выяснить между собой. Вскоре словесная перепалка переросла в драку. Официантка сразу вызвала меня по мобильному телефону. Я тут же примчался. Увидев дерущихся между собой парней, пытался угомонить их, объясняя им, чтобы они не дрались в кафе, а вышли «на разборки» на улицу. Тут один из них стал по сотовому телефону звать на подмогу своих знакомых, второй поступил так же. Вскоре собралась толпа, завязалась драка. Одного из самых агрессивных потасовщиков я поймал. Объяснил пьяному дебоширу, чтобы тот не дрался в моем кафе. В ответ он полез на меня с кулаками. Я кое-как его успокоил. С пьяного какой спрос? На следующий день узнал его домашний адрес. Найти его не составляло никакого труда. Наш городок небольшой, все знают друг друга. Пришел к его родителям домой и предъявил им счет за битую посуду. И сказал, чтобы те оплатили, иначе я подам на него заявление в полицию. Но родители отказались. Теперь на этого дебошира возбуждено уголовное дело по факту хулиганства.

«Фергана.ру»: - Сколько человек участвовало в драке?

М. Ибрагимов: - Не больше десяти-пятнадцати человек. Участники драки по телефону вызывали на подмогу то своего соседа, то друга, то родственника: мол, «наших бьют», прибегайте скорее.

«Фергана.ру»: - Сколько людей было в тот день в вашем кафе?

М. Ибрагимов: - В выходные дни у нас обычно много народа. Зал вмещает в себя сто пятьдесят человек. Примерно столько в тот день и было. Но не все участвовали в драке. Многие разошлись по домам.

«Фергана.ру»: - В одной из оппозиционных газет автор статьи «Уйгуры Шелека: «Государство ваше, а земля наша» Ерганат Уралбаев в подробностях описывает факт избиения подростка казахской национальности, которому якобы «рассекли ухо и стали мочиться на бесчувственное тело». Так ли это было на самом деле?

М. Ибрагимов: - Я крайне возмущен этой статьей! Ничего подобного не было. Более того, я хорошо знаком с этим журналистом. Он там вообще не присутствовал. Знаете ли, он не в том возрасте, чтобы посещать такие заведения. Прочитав его статью в газете, я не поверил своим глазам, и в то, что это действительно написал мой друг Ерганат. Как профессиональный журналист, прежде чем писать подобное, он должен был приехать ко мне и выяснить все подробности инцидента. Тем более что он меня хорошо знает. Мы живем в одном городке уже много лет, и не раз сидели с ним за одним столиком, беседовали о делах...

Все факты, описанные им в газетной публикации, — ложь. Подростки, которые бывают у меня в кафе, далеки от политики. В нашем баре обычно собирается вся молодежь Шелека в возрасте от 17 до 25 лет. По сути, это вчерашние дети. Никаких националистических лозунгов типа «государство ваше, а земля наша» не выкрикивали, они еще не созрели до таких мыслей. Кстати, после публикации Ерганата в Шелеке и за его пределами стали распространяться всякого рода слухи о жертвах «шелекского инцидента». Цифры назывались нереальные. Кто-то говорил, что в больницу попали сорок человек, кто-то — сто. Чтобы убедиться в этом, я специально объездил все больницы и никого там из участников драки не нашел.

«Фергана.ру»: - В своей публикации Ерганат, как очевидец события, утверждает, что во время драки «обе стороны выкрикивали взаимные оскорбления только на родных языках», унижая другие нации. Что произошло на самом деле?

М. Ибрагимов: - Подростки действительно выкрикивали нецензурную брань. Но вы сами знаете, мат у нас употребляется только на одном языке – на русском! На тюркские языки русскую брань невозможно перевести.

«Фергана.ру»: - Что стало с остальными участниками драки?

М. Ибрагимов: - Их разыскала полиция и теперь каждого вызывают на допрос для дачи показаний. Самого агрессивного, повторяю, я поймал. Это лидер одной из молодежных тусовок. Отъявленный хулиган еще с детства, плохо учился в школе, сейчас нигде не работает, сидит на иждивении своих родителей. Парнишка был уже в подпитии, когда прибежал на помощь своему другу из другого кафе. Кстати, зачинщики драки – двое молодых парней, увидев большое скопление людей, просто сбежали с места происшествия. Так всегда бывает: те, кто начинает драку, убегают первыми. А парнишка-хулиган, который перебил всю посуду, остался крайним во всей этой истории. Конечно, я не собираюсь ломать ему жизнь. Ему всего семнадцать лет, ничего не смыслит в этой жизни. Из тюрьмы он выйдет еще более испорченным человеком. Мне этого не надо. Достаточно того, чтобы он возместил мне материальный ущерб. Как только оплатит, я напишу встречное заявление.

«Фергана.ру»: - Что это за уникальная прослойка уйгуров в вашем Шелеке - гайдуки?

М. Ибрагимов: - Любой город неформально делится на определенные районы. Те, кто живут в центре, называют себя «центровскими», а, к примеру, места проживания турков называют «турчатником». Гайдуки – это выходцы из Китая. Они живут на одной улице. Причем, это могут быть не только уйгуры, но и казахи, проживающие по соседству в этом районе. Почему Ерганат взял на прицел именно их - непонятно. Тем более что мое кафе находится в самом центре Шелека. По идее, ему нужно было написать, что драка произошла между «центровскими».

«Фергана.ру»: - Вы пытались как-нибудь встретиться со своим другом-журналистом Ерганатом?

М. Ибрагимов: - В том-то и дело, что после этой публикации он исчез. Его не могут найти. Хотя многие говорят, что он просто боится выходить из дома и сидит взаперти. Если бы я встретил его, то сказал бы «спасибо» за то, что так «прославил» мое кафе на весь мир.

«Фергана.ру»: - Намерены ли вы лично подать в суд на Ерганата за причинение морального и материального вреда?

М. Ибрагимов: - Наверное, нет. Он сам себя наказал. С Ерганатом никто в селе не хочет общаться. А если я его встречу, то просто посмотрю ему в глаза и уйду.

«Фергана.ру»: - Не считаете ли вы, что данная публикация в газете явилась местью ваших конкурентов или результатом личной неприязни журналиста к вам?

М. Ибрагимов: - Не думаю. Между собой хозяева кафе очень дружат. А с Ерганатом у меня никогда не было никакой ссоры. Я всегда с ним был в хороших отношениях, помогал ему, иногда выручал деньгами.

«Фергана.ру»: - Сегодня в вашем кафе нет ни одного клиента…

М. Ибрагимов: - Опять-таки «спасибо» Ерганату! После его публикации ко мне вообще перестали приходить люди. Благодаря ему у меня колоссальные убытки. Клиентов больше нет. Люди боятся сюда приходить. И не только в мое кафе люди перестали ходить, но и в другие тоже.

«Фергана.ру»: - Говорят, совет старейшин установил новые порядки в Шелеке. Отныне в каждом кафе установлено дежурство аксакалов и молодежь просто боится посещать кафешки.

М. Ибрагимов: - Публикация в газете посеяла сомнения в сердцах людей. Отношения между уйгурами и казахами в нашем городке стали настороженными. Взрослая часть населения понимает, что это была обычная драка между подростками. Мы общаемся друг с другом, несмотря на то, что издание, по сути, выдало это происшествие за межнациональную рознь. Но молодежь после этой статьи разделилась на группировки. Публикацией в газете возмущены как казахи, так и уйгуры. Недавно в Шелеке был организован круглый стол, обсуждали эту проблему. Совет старейшин всерьез решил заняться воспитанием молодежи. Ведь дело не в нации, а в воспитании.

«Фергана.ру»: - До этого инцидента в вашем кафе происходили драки?

М. Ибрагимов: - Вообще-то такие драки между молодыми людьми – обычное явление в любом кафе города. Раньше я болезненно это воспринимал. Думал, что дерутся только в моем баре. Поездил по другим увеселительным заведениям, оказывается, там тоже бывают драки. Выпившие люди всегда между собой выясняют отношения. Если что-то неладное происходит в моем кафе, официантки тут вызывают сразу меня по мобильному телефону. Как хозяин заведения, я несу ответственность за то, что происходит там. В зависимости от ситуации я начинаю действовать, по-своему: разговариваю с клиентом, пытаюсь уладить конфликт, либо выдворяю его на улицу или вызываю полицию.

«Фергана.ру»: - Недавно из Алма-Аты в Шелек приезжали представители различных национал-патриотических движений. Встречались ли они лично с вами, чтобы узнать подробности инцидента?

М. Ибрагимов: - Нет, ко мне никто не обращался.

Кафе «Старый замок»
Кафе «Старый замок». Фото "ИА Фергана.Ру"
«Фергана.ру»: - После 18 часов мы практически не встретили ни одного человека на улицах вашего городка. Что это, комендантский час?

М. Ибрагимов: - Нет никакого комендантского часа. После этого инцидента я принципиально не закрывал свое кафе ни на один день. Видимо, родители стали строже и перестали выпускать по вечерам своих детей на улицы. Молодежь сидит дома. Повторюсь, сегодня страдает не только мой бизнес, но и бизнес моих коллег. Клиентов практически нет. Однако я не стал распускать персонал, сейчас содержу их только на свои сбережения.

«Фергана.ру»: - Сколько всего кафе-баров в Шелеке?

М. Ибрагимов: - Около двадцати. На городок, с общей численностью населения тридцать-тридцать пять тысяч человек, это немало.

«Фергана.ру»: - Лично у вас одно кафе или есть и другие?

М. Ибрагимов: - Нет, только кафе «Старый замок», который я открыл три года тому назад.

«Фергана.ру»: - Сколько человек у вас в персонале?

М. Ибрагимов: - Четверо, причем все разных национальностей.

«Фергана.ру»: - Вы делаете упор только на уйгурскую кухню и национальную музыку?

М. Ибрагимов: - Нет, почему же. У нас в меню имеются и европейские блюда, а восточные клиент заказывает по своему желанию. Музыка, в основном, у нас звучит турецкая.

«Фергана.ру»: - Если клиенты больше не объявятся, закроете ли вы кафе?

М. Ибрагимов: - Я думаю, что это – временное явление. Когда все утрясется, клиенты снова вернутся.

«Фергана.ру»: - Есть ли в Шелеке помимо кафе другие заведения для проведения досуга, к примеру, дома культуры или дискотеки?

М. Ибрагимов: - Да, но и туда сейчас молодежь не ходит. За увеселительными заведениями теперь установлен строгий контроль, они терпят убытки. А ведь драка произошла на почве пьянства, но никак не на межнациональной основе!

«Фергана.ру»: - После так называемого «шелекского инцидента» на барахолках Алма-Аты стали появляться листовки недвусмысленного содержания «Смерть уйгурам!». Распространялись ли такие листовки и в Шелеке?

М. Ибрагимов: - Нет. Я сам уйгур по национальности. И после публикации Ерганата я очень встревожился за судьбу народа. Мы, уйгуры Казахстана, считаем эту страну своей родиной. Здесь мы родились, выросли. Государство не ущемляет нас в правах. Кому было выгодно подать именно в таком ракурсе газетную публикацию, неизвестно. Кто-то, видимо, хочет пошатнуть стабильность Казахстана и преподнести правление Назарбаева не в лучшем свете, разыгрывая национальную карту в своих корыстных целях. Мне обидно, что из-за хулиганских выходок двух подростков такое клеймо навешали на целую нацию. Ведь, как известно, нет плохой нации, есть плохие люди. Национальный вопрос — тонкая нить взаимоотношений между представителями различных диаспор и национальностей, ее нужно беречь. Ведь порваться она может в любую минуту. Хулиган, на которого я написал заявление в полицию, уйгур по национальности. Если бы я был националистом, то не стал бы этого делать. Но он хулиган и должен за свои выходки ответить перед законом, как гражданин республики Казахстан.

«Фергана.ру»: - Считаете ли вы, что драку в вашем кафе специально преподнесли в таком русле, чтобы спровоцировать отношения между уйгурами и казахами накануне празднования двадцатилетия декабрьских событий в Алма-Ате?

М. Ибрагимов: - Я допускаю такую мысль. В Шелеке нет никаких национал-патриотических движений. Мне кажется, что кто-то заказал эту статью Ерганату. Странно, что статья появляется именно в такой газете, которая оппозиционно настроена к существующему конституционному строю в стране.

«Фергана.ру»: - Может, драка все-таки стала поводом для вынесения сора из избы и межнациональная рознь в Шелеке все-таки присутствует?

М. Ибрагимов: - Нет, у нас никогда не было обострений на межнациональной почве. Но ведь когда дерутся дети, разбираться обычно приходится взрослым. Так было и будет всегда.

СЛУЧАЙНОСТЬ ИЛИ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ?

«Шелекский инцидент», умело выданный некоторыми местными СМИ как межнациональный конфликт между уйгурами и казахами, вызвал в обществе большой резонанс. Вкупе с недавними событиями на Тенгизе, где произошла массовая драка между рабочими казахской и турецкой национальностей, это стало очередным поводом для обсуждения национальной политики, проводимой в стране.

Являются ли массовые драки простой случайностью или это все же болезненные симптомы существующей на самом деле межэтнической проблемы в Казахстане? Кому выгодна межнациональная рознь в стране? За комментариями мы обратились к экспертам-политологам и лидерам общественных организаций.

Ахметжан Шардинов, председатель республиканского Уйгурского культурного центра: — Во-первых, обратите внимание, событие в Шелеке произошло 18 ноября, но озвучено оно было в прессе спустя месяц, накануне празднования Дня независимости Казахстана и двадцатилетия декабрьских событий, когда казахская молодежь вышла на площадь республики, чтобы отстоять свои национальные права и независимость. Кому было выгодно выдать обычную ссору за межнациональный конфликт, непонятно. На протяжении трех недель с момента этого ночного происшествия в Шелеке не было никакого социального напряжения. Пока в одной оппозиционной газете не была опубликована статья, в которой конфликт бытового уровня был рассмотрен в рамках национального вопроса. Спрашивается, почему хулиганские действия группы подростков приписывают целому народу?

Во-вторых, конфликт произошел поздно вечером. Откуда появились фотографии дерущихся молодых людей? В-третьих, автор статьи красочно описывает события, хотя его самого там не было. Крайне некорректно, мне кажется, было бы давать преждевременную правовую оценку событиям в Шелеке, в то время как правоохранительными органами ведется по этому делу уголовное расследование. Ведь, как известно, пока суд не состоялся, каждый из участников инцидента имеет право на применение к нему принципа презумпции невиновности. Кроме того, если бы уйгуры были против казахов, то они не отдали бы свои голоса за действующего президента республики Казахстан Н.Назарбаева – символа гаранта прав и свобод. Поэтому утверждение журналиста о том, что уйгуры пытаются захватить земли казахов, абсолютно неверное. У нас нет никаких оснований и предпосылок для притязания на землю.

В Казахстане проживают представители 130 национальностей, по численности населения уйгуры занимают пятое место в республике. На сегодняшний день в республике трудятся более сорока докторов наук, свыше двухсот кандидатов наук, шесть народных артистов, пятнадцать заслуженных деятелей Республики Казахстан. Я не вижу мотивов для недовольства уйгуров существующим в стране конституционным строем. В газете «Свобода слова» попытались не столько расколоть отношения между казахами и уйгурами, сколько посеять вражду между выходцами из Китая и местными уйгурами. Это неэтично с их стороны. Я благодарен тем людям, которые не поддались на провокации этой газеты и с пониманием отнеслись к этой проблеме. Сейчас по факту драки в Шелеке правоохранительные органы проводят расследование. Виновники инцидента будут наказаны по всей строгости закона, независимо от национальной принадлежности.

Андрей Чеботарев, политолог: — Конфликт в Шелеке носит локальный характер. И серьезного резонанса в обществе он не получил, в отличие от событий на Тенгизе, где столкнулись между собой казахские и турецкие рабочие. Но тем не менее, то, что произошло в Шелеке, перечеркивает заявления многих официальных лиц о том, что в Казахстане сложилась стабильная и добродушная ситуация в сфере национальных отношений. Если на Тенгизе конфликт можно было рассматривать как неприязнь казахских рабочих к турецким коллегам, то в Шелеке столкновение между представителями уйгурской и казахской национальностей, проживающих в одном населенном пункте, говорит о критической ситуации в стране. Мне кажется, что нашему государству следовало бы больше уделять внимание национальной политике. Поскольку одной из таких причин является отсутствие четкой концепции в этом вопросе. В принципе, драку в Шелеке никто не организовывал. Но этим конфликтом могут воспользоваться активно действующие в последнее время национал-патриотические организации казахской ориентации с тем, чтобы поднять вопросы, связанные якобы с ущемлением прав казахского народа.

Сабит Жусупов, политолог: — Я думаю, что в Шелеке это был, прежде всего, межэтнический конфликт. Местные органы управления продемонстрировали свою неспособность к руководству общественно-социальными процессами в конкретном населенном пункте. Причины конфликта — многослойные. Но в первую очередь, свою роль сыграла приватизация, когда значительная доля земель оказалась у представителей одной национальности. Местные органы власти упустили ситуацию из-под контроля. И в результате произошло такое столкновение. Сейчас все это локализовано, делаются попытки восстановить статус-кво и прочее. Мне кажется, что сейчас нужно строить в стране институты гражданского общества, чтобы этническая идентификация не была довлеющим фактором. Драка в Шелеке — это индикатор того, что Казахстан разобщен по своей сути. С моей точки зрения, этот конфликт имеет под собой определенную почву.

Досым Сатпаев, политолог: — В этом году в Казахстане было достаточно много конфликтов разного рода и по разным причинам. То, что произошло в Шелеке, я рассматриваю как определенно настораживающую тенденцию. С точки зрения властей, в республике наблюдается межнациональная стабильность и отношения между разными этническими группами достаточно хорошие. И угроза конфликтов на бытовом уровне, особенно в сельских глубинках, где социально-экономическое положение нестабильно, угроза трений на межнациональной почве сохраняется. Получается, что мина замедленного действия в Казахстане все-таки существует. И при определенных условиях она может взорваться. Но что я подразумеваю под определенными условиями? Например, если представить, что в случае смены власти произойдет очень жесткая борьба, то вполне вероятно, что средством для этой борьбы могут быть использованы националистические лозунги. Тем более что большой процент казахского населения, особенно в сельской местности, находится на очень низком социально-экономическом уровне. И националисты могут использовать этот слой населения в своих корыстных целях как политический инструмент. А поводы для таких конфликтов могут быть разными, вплоть до мелкобытовых, перерастающих потом в политический вопрос.

Махамед Жамбакиев, президент общественного фонда «Уйгурский дом»: — Все должно быть по закону. Я считаю, что в каждой нации есть и плохие, и хорошие люди. Я сам законопослушный гражданин и считаю, что все должны соблюдать права. Многие пытаются приписать обычную бытовую ссору между казахами и уйгурами к межнациональному конфликту. Но заметьте, в данной ситуации не были названы ни фамилии, ни имена зачинщиков погромов и беспорядков. Картина предстает в обобщенной форме. Наши казахстанские газеты слишком политизированы и пытаются любое событие преподнести в этом русле. Лично я не уважаю газету «Свободу слова» и считаю, что данной публикацией это издание разжигает межнациональную рознь.

Я сам ездил в Шелек, чтобы разобраться в ситуации, беседовал и разговаривал с жителями городка. Все они очень переживают из-за случившегося. Я считаю, что уйгурский вопрос умышленно не в лучшем свете выносится на всенародное обсуждение. И именно оппозиционная пресса постоянно муссирует эту тему. Я сторонник дружбы между народами, я первый среди уйгуров проводил научно-практическую конференцию о вековой казахско-уйгурской дружбе. И знаю, что никогда между казахами и уйгурами не возникало споров по поводу раздела земель. А подонки есть в каждом народе. Обвинять всю нацию в этом, думаю, неэтично. В бывшем СССР межэтнические вопросы так остро не стояли, быть может, в этом и состояла мудрость руководства прежних времен. Никогда обычные социально-бытовые ссоры не были квалифицированы как межнациональная рознь.

Дос Кошим, председатель ОО «Улт тагдары»: — В составе общественной комиссии мы специально прибыли для расследования этого инцидента в Шелек. Разговаривали с жителями городка. Они уверяют, что это была обычная драка между молодыми людьми уйгурской и казахской национальностей. И категорически отвергли, что во время драки звучали национально-политические лозунги типа «Государство ваше, а земля и воздух – наши». Жители Шелека сказали нам, что сами ищут журналиста и не могут его найти. Но, насколько я знаю, в суд на газету шелекчане подавать не собираются.

Во время круглого стола выступили члены совета старейшин как со стороны уйгуров, так и со стороны казахов. На встречу специально приехала мать избитого подростка, упомянутого в статье. Женщина сказала, что на ухе ее сына есть незначительная царапина. Правда, был ли именно он тем юношей, который описан в материале Ерганата, она не уверена, так как в публикации не указана фамилия человека, который в той драке серьезно пострадал.

«Фергана.ру»: - Даже если это и так, вы не находите любопытным, что событие произошло восемнадцатого ноября, а в газете эта информация появилась в середине декабря?

Дос Кошим: — Это, конечно, очень странно. Разные были слухи. Одни говорили о том, что это была большая драка, участвовало столько и столько-то человек. И слухи вскоре себя оправдали. Я выступил с жестким заявлением, что если такой инцидент произошел на самом деле и подробности этого события пытаются скрыть, то представители власти должны быть тоже наказаны законом.

«Фергана.ру»: - А вам не кажется, что это кто-то инспирирует, в том числе и газета?

Дос Кошим: — У меня, конечно, такое впечатление сложилось. Но массовая драка действительно произошла. Возможно, это были бытовые дрязги на межнациональной почве, я не исключаю этого. Поэтому мы создали специальную комиссию, куда войдут члены национал-патриотических движений и депутаты местного маслихата (совета). Была ли драка провокацией - пока не знаем.

Айгуль Омарова, Дилярам Аркин, специально для ИА «Фергана.ру», Шелек