26 Сентябрь 2020



Новости Центральной Азии

Исмаил Дададжанов: «Перспектива сидеть в узбекской тюрьме меня не привлекает»

08.01.2007 13:41 msk, Ф.Джани (Фергана.Ру)

Права человека Узбекистан

Политические иммигранты и беженцы из Узбекистана за рубежом испытывают тяжелые трудности и имеют весьма туманные перспективы. Некоторые из них возвращаются в Узбекистан, не выдержав периода адаптации в чужих условиях и подвергаясь пропагандистской обработке, активно ведущейся из официального Ташкента.

По данным Алексея Толкачева, украинского общественного деятеля, принимающего активное участие в судьбе беженцев из Андижана, после известных событий мая 2005 года в Киев прибыло почти четыреста беженцев из Узбекистана. Почти сразу же у узбекистанцев начались проблемы. «Украинское государство не оправдало ожидания мирового сообщества, - говорит А.Толкачев в интервью радиостанции «Голос Америки». - Оно не оправдало и надежд узбеков. Беженцы не получили необходимой помощи».

Узбекистанцы годами ждут, пока УВКБ ООН рассматривает их просьбу о предоставлении статуса и переселения в третью страну. По словам правозащитника, в стране до сих пор не созданы специализированные центры для беженцев. Андижанцы вынуждены жить в неприспособленных помещениях и подвергаться постоянной угрозе депортации. В феврале 2006 года власти Украины уже выдали Узбекистану одиннадцать человек.

С серьезными проблемами на Украине столкнулись не только беженцы-андижанцы, но и узбекские политические диссиденты, оказавшиеся здесь ранее.

Еще в конце декабря 2005 года в Киеве, у здания представительства ООН на Украине прошла первая акция протеста иммигрантов из Узбекистана. Глава Демократического форума Узбекистана Исмаил Дададжанов заявил тогда, что он и его соотечественники чувствуют себя на Украине едва ли не хуже, чем на родине из-за невозможности иметь достойный заработок и получить соответствующий статус вот уже в течение двух лет. По словам И.Дададжанова, отчаяние иммигрантов настолько велико, что они «согласны даже на депортацию в Узбекистан».

О том, что несколько десятков узбекистанцев, уже получивших мандаты беженцев и переселенных в третьи страны, вернулись в Узбекистан, мы уже рассказывали. Над темой «добровольно-принудительного» возвращения беженцев на родину отдел журналистских расследований редакции «Ферганы.Ру» уже работает. Мы посвятим этим вопросам несколько будущих публикаций. А пока предлагаем вниманию читателей интервью Исмаила Дададжанова – узбекского политэмигранта, прожившего на Украине полтора года и теперь обосновавшегося в Швеции.

Напомним, имя И.Дададжанова снова всплыло на лентах информагентств несколько дней назад. Веб-издание Uzmetronom со ссылкой на «зарубежные источники» сообщало, что «семья Исмаила Дададжанова из Коканда и семья Пулата Ахунова из Андижана уже рассматривают вероятность скорого возвращения в Узбекистан».

* * *

Фергана.Ру: - Уважаемый господин Дададжанов, гражданство какой страны Вы имеете?

И.Дададжанов: - Я - гражданин Узбекистана, им был и им останусь.

Фергана.Ру: - Где Вы постоянно проживаете?

И.Дададжанов: - В настоящее время я живу в Швеции, в городе Хельсингборге.

Фергана.Ру: - Подтверждаете ли вы сообщение о том, что в Узбекистан из Украины вернулись тринадцать беженцев?

И.Дададжанов: - После того как в СМИ появилась эта информация, мы сразу связались с активистами расположенного в Украине отделения нашей партии «Бирлик», а также с руководителями общества беженцев и вынужденных мигрантов из Узбекистана. Никто из них не подтвердил, что из Украины в Узбекистан уехали беженцы. Следует учесть, что в Украине живет очень много узбеков, которые являются обычными трудовыми мигрантами, работая там легально или нелегально… Возможно, группа таких узбекистанцев и уехала на родину. Но, по словам моих источников в Украине, никто из политических беженцев из Украины не уезжал.

Фергана.Ру: - Один из интернет-сайтов сообщил, что, по словам представителя Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) в Украине Натальи Прокопчук, еще в августе 2006 года в Узбекистан вернулась группа из тринадцати беженцев, оказавшихся на Украине после Андижанских событий. Это так?

И.Дададжанов: - Да, действительно, в августе 2006 года в Узбекистан вернулись последователи учения «Акромийя», которым правительство и миграционные службы Швеции предоставили статус беженца. Не могу, правда, всех назвать по фамилиям, только по именам. Правда, точное количество не знаю, но тринадцать, наверное, и было. Они жили в Киеве и в Днепропетровской области.

Фергана.Ру: - И все они были причастны к Андижанским событиям?

И.Дададжанов: - Некоторые были причастны, другие находились на территории Российской Федерации еще до «андижанских событий». Потом они приехали на Украину и обратились в УВКБ ООН, где им помогли получить статус беженца в Швеции. Но потом они уехали в Узбекистан.

Фергана.Ру: - Как Вы думаете, почему узбекские политические беженцы решили вернуться домой?

И.Дададжанов: - Я бы не сказал, что возвращаются политические беженцы. Возвращаются люди из числа тех, кто были причастны к андижанским событиям, а дать команду вернуться им мог их начальник или религиозный лидер, как у акромистов, например. А из политических беженцев в Узбекистан никто не возвращается.

Фергана.Ру: - Но ведь недавно были сообщения, что из США вернулись беженцы…

И.Дададжанов: - Да, но эти люди не состояли ни в какой политической организации, а являлись членами религиозного течения «Акромийя».

Фергана.Ру: - Вам известны какие-либо случаи возвращения узбекских беженцев из Швеции?

И.Дададжанов: - Нет. Если только шведы не депортировали кого-нибудь... Вот, например, я знаю, что в позапрошлом году из Швеции депортировали двоих ташкентцев - у них не все в порядке было с документами. Они незаконным образом проникли на территорию Швеции и не смогли доказать, что в Узбекистане они действительно преследуются. А добровольно из Швеции никто из беженцев пока не уехал и не собирается. Я говорил с беженцами, которые состоят в политических партиях – «Эрк», «Бирлик» или других, беседовал с людьми из течения «Акромийя»: никто пока возвращаться в Узбекистан не собирается.

А что касается Пулата Ахунова, который тоже был упомянут в том самом сообщении, – я не удивлюсь, если он на днях поедет в Узбекистан, потому что здесь его семья, а там – мама, родственники, он часто ездит к ним, поживет там некоторое время и потом возвращается.

Пулат Ахунов - заместитель председателя незарегистрированной оппозиционной партии "Бирлик", политэмигрант, живет в Швеции.
Фергана.Ру: - А как относятся к беженцам на Украине, в Швеции местные власти?

И.Дададжанов: - Мы полтора года прожили в Украине, у нас даже были намерения там и остаться. Однако когда и там в отношении нас начались преследования, УВКБ ООН решило переправить мою семью в третью страну. Нам предлагали Америку или Швецию, мы выбрали вторую, потому что Швеция намного ближе к родине. Здесь живем уже почти полгода. В Украине в тысячу раз хуже относятся к беженцам, чем в Швеции. Особенно тяжело стало, когда премьер-министром Украины стал господин Янукович. Никакой поддержки беженцам не оказывается – ни моральной, ни материальной. Они сами находят себе жилье, им приходится работать нелегально, у них отбирают деньги. И мы сейчас думаем над тем, как перевезти из Украины активистов нашей партии в другой регион, потому что там очень трудно. А здесь, в Швеции, мы имеем практически те же права, что и сами шведы, единственное ограничение – мы не можем участвовать в выборах риксдага (парламента Швеции. – прим. ред.), но в выборах на местных уровнях участвовать можем.

К ноябрю 2006 года почти всех беженцев, живущих в Швеции, легализовали. Но гораздо больше беженцев находятся в Украине, и они боятся обращаться в УВКБ ООН после того как в феврале 2006 года несколько человек были депортированы, арестованы, подверглись избиениям. Поэтому девяносто восемь процентов узбеков в Украине не хотят обращаться в УВКБ ООН. Ведь там их заставляют вставать на учет в миграционную службу, которая передает адреса этих беженцев милиции, которая далее действует по своему усмотрению.

Фергана.Ру: - А Вас никто не уговаривал вернуться в Узбекистан?

И.Дададжанов: - Кто может уговаривать нас? Мы уже не такие доверчивые люди...

Фергана.Ру: - В США, по слухам, уговаривают, и вот результат - люди возвращаются…

И.Дададжанов: - Да, товарищи, живущие в Америке, рассказывали, что там есть какая-то группа, члены которой занимаются уговорами людей вернуться в Узбекистан. Но в Швеции такой группы нет.

Фергана.Ру: - Каким именно образом уговаривают беженцев, чем привлекают?

И.Дададжанов: - Самое действенное - беженцам напоминают о родственниках, оставшихся на родине. У многих ведь и дети там остались. Вот, например, в Швеции живет семья – муж, жена и маленький ребенок, а еще четверо их детей остались в Узбекистане. Те, кто занимается уговорами, нащупывают у человека ту грань, на которой он начинает задумываться о возвращении… Вот ведь в чем дело: я, к примеру, живу в Швеции, но каждый день просыпаюсь с ощущением, что я в Узбекистане, а спустя миг понимаю – нет, я в Швеции. И это естественно: там наша родина, там наши друзья, товарищи, родственники, братья, сестры… И, по-моему, у всех беженцев такое ощущение.

Фергана.Ру: - В Швеции вы живете всей семьей?

И.Дададжанов: - Да, в Узбекистане из близких родственников у меня никого не осталось, все здесь - шестеро детей, два внука, жена.

Фергана.Ру: - И чем здесь занимаетесь?

И.Дададжанов: - Пока учим шведский язык. А потом, думаю, найдем чем заниматься. Я инженер-технолог по легкой промышленности и здесь смогу найти себе работу. Главное – хорошо выучить язык, чтобы не было языкового барьера.

Фергана.Ру: - Приезжал ли к вам в декабре 2006 года председатель комитета защиты прав личности Международного общества прав человека Марат Захидов?

И.Дададжанов: - Да. Причем сразу после его отъезда в СМИ появилось провокационное сообщение о том, что я в ближайшее время якобы собираюсь вернуться в Узбекистан. Между тем, Марат Захидов приезжал к нам совсем с другой целью: мы ведь с ним родственники, он погостил у нас день, а потом вернулся в Узбекистан. Я покинул свою страну, спасаясь от преследований. Но обязательно вернусь, когда буду уверен, что в Узбекистане не станут преследовать ни меня, ни мою семью. Но пока еще рано думать об этом.

Фергана.Ру: - То есть Вы лично также рассматриваете возможность возвращения на родину?

И.Дададжанов: - Знаете, по-моему, нет такого узбека, который не рассматривал бы возможность возвращения на родину. Потому что Узбекистан – это наша историческая родина, и нам очень многое надо сделать там. Однако в ближайшее время, в ближайшие месяцы я не планирую возвращение в Узбекистан, потому что считаю небезопасным находиться в этой стране. Но придет время, и оно уже близко, может быть, уже в следующем году мы все приедем в Узбекистан. Это однозначно.

Вопрос «вернуться в Узбекистан или остаться за границей» каждый из нас решает для себя лично. Но, мне кажется, мы все очень нужны там, в Узбекистане. Нельзя, чтобы все оставили родину, этим будут создаваться комфортные условия для диктатора, и он будет чувствовать себя как рыба в воде. Поэтому я жалею, что уехал из Узбекистана. Но в данный момент я не могу вернуться на родину, потому что там против меня возбуждено уголовное дело. Перспектива сидеть в узбекской тюрьме меня не привлекает, живя здесь, в Швеции, я больше пользы могу принести узбекскому обществу.

Интервью записала Феруза Джани (Фергана.Ру)