22 Август 2019



Новости Центральной Азии

Ликвидация исторической безграмотности. Как экспедиция в Бухару прославила молодого ученого

05.02.2007 08:51 msk, Виктор Дубовицкий

История Узбекистан

В 1841 году Бухарское ханство, самое крупное и многонаселенное из всех среднеазиатских государств, уже не было для европейских ученых загадочной территорией: здесь побывали несколько русских и западноевропейских исследователей. И все же результаты экспедиции в Бухару под руководством горного инженера К.Бутенева в 1841-1842 годах были уникальны из-за, как бы мы сказали сейчас, «комплексного характера» исследований. В состав этой экспедиции вошли геологи, специалисты горного и кузнечного дела, востоковед-филолог. В качестве «частного лица» в экспедиции участвовал и ученый-натуралист Александр Леман.

Состав этой миссии определялся исходя из того, что она была организована по просьбе эмира бухарского Насрулло для поисков драгоценных металлов и, если понадобится, для организации их разработки. Кроме того, решались и дипломатические вопросы. Именно поэтому посольство возглавил майор корпуса горных инженеров, один из ведущих русских специалистов по добыче золота на Урале Константин Бутенев. Решение о составе миссии принимал Азиатский департамент Министерства иностранных дел в Санкт-Петербурге, однако отправлялась она из Оренбурга.

Генерал-губернатор Оренбургской губернии Василий Перовский самовольно дополнил состав посольства «в восточных языках весьма сведущим» коллежским асессором Н.Ханыковым и ученым-натуралистом А.Леманом. Перечеркнутый и дополненный список лихой генерал-губернатор отослал «через голову» министра иностранных дел Карла Нессельроде прямо императору Николаю I, с которым был связан личной дружбой с памятного восстания декабристов 1825 года. Тогда, будучи адъютантом самодержца, Перовский загородил его собой и получил «контузию поленом в спину», брошенным из толпы рабочих, сочувствовавших восставшим.

Особые надежды В.Перовский возлагал на сбор сведений о Восточной (Горной) Бухаре, включавшей в себя значительную часть нынешней территории Таджикистана: «Восточная часть Бухары не рассмотрена еще ни одним европейцем, - писал он Николаю I, - и совокупные наблюдения господ Лемана, Богоявленского и Ханыкова дадут, вероятно, средства хорошо узнать ее».

Отправившийся в путешествие в качестве «частного лица» Александр Леман, несмотря на свои двадцать семь лет, был уже известным в России зоологом. Получив блестящее медицинское и естественнонаучное образование в Дерпте, знаменитом не только в России, но и в Европе университете, он вскоре стал учеником академика Бэра, с которым совершил ряд экспедиций, в том числе и за Полярный круг, на Новую Землю. В 1839-1840 годах он принял участие в хивинском походе, организованном В.Перовским для устрашения среднеазиатских ханств, во время которого собрал богатые коллекции фауны и флоры в Северном Приаралье и на Мангышлаке. Способности натуралиста удачно сочетались у Лемана с даром художника, очень ценным для ученого в «догеографическую» эпоху.

В июле 1841 года миссия К.Бутенева добралась до Бухары, а в августе «горная партия», в которую вошли также А.Леман и В.Ханыков, отправилась вверх по долине реки Зеравшан. В сопровождение для них эмир определил своего придворного медика Максум-Джумана - «как человека сведущего во всех науках».

В сентябре 1841 года экспедиция двинулась из Самарканда в Пенджикент и, перейдя на правый берег Зеравшана, занялась обследованием горных пород. Здесь А.Леманом были обнаружены и впервые описаны остатки окаменевших двустворчатых моллюсков. Возле маленькой крепости Фан-Сарвади исследователи впервые встретили бухарских золотоискателей. А.Леман подробно описал промывку золота с помощью стриженой овечьей шкуры (знаменитое «золотое руно» древних греков) и установил, что металл этот приносится водой с верховьев реки Фандарьи.

Исследователей очень заинтересовало Равтское месторождение каменного угля, которое они обследовали несколько дней. Но они тщетно убеждали сопровождавшего экспедицию придворного медика и юз-баши (начальника конвоя) Рамазана, что эта находка для ханства ценнее золота. «Ну, в таком случае, - саркастически заявил Рамазан, - мы пошлем к вам в Россию целых пятьсот верблюдов, нагруженных этим черным камнем, и посмотрим, что вы на это скажете! Нашли ценность!»

Видя, что русские специалисты вместо поисков золота занялись такой «чепухой», как уголь, юз-баши настоял на возвращении в Бухару. Экспедиция повернула назад, не дойдя до верховьев Зеравшана несколько десятков километров.

На обратном пути в Бухару экспедиция на целый месяц задержалась в Самарканде, где А.Леман снова делает множество карандашных набросков исторических памятников.

Несмотря на кратковременность Зеравшанской экспедиции, А.Леманом и его товарищами были собраны богатые сведения по зоологии, ботанике, геологии, этнографии края. По сути дела, эту поездку можно считать первой настоящей исследовательской экспедицией на территории Таджикистана.

Еще один малоизвестный эпизод из деятельности миссии: К.Бутенев безуспешно пытался по заданию правительства России выручить двух английских офицеров – Конноли и Стоддарта, обвиненных эмиром Бухары в шпионаже. Однако, несмотря на все обещания, офицеры после отъезда русской миссии были казнены.

В начале 1842 года миссия Бутенева вернулась в Оренбург. Через два месяца Леман, упаковав все собранные материалы, выехал в Петербург. Однако по дороге почувствовал себя плохо и уже без сознания был доставлен в Симбирск, где скончался в городской больнице от «нервной лихорадки 28 лет от роду». Оставшиеся после Лемана вещи в количестве девяти ящиков и семи пакетов были сданы на хранение в полицейское управление. К счастью, большинство из этих материалов попало в руки коллег А.Лемана в Петербурге и увидело свет в различных научных изданиях России и Западной Европы.

Несмотря на свою короткую жизнь, Александр Леман успел обогатить отечественную ботанику более чем 180 новыми видами и 20 ранее не описанными родами растений. Его имя получили восемнадцать открытых им растений. О размере ботанической коллекции ученого говорит тот факт, что на ее полную обработку Российской Академии наук потребовалось восемь (!) лет. Коллекция насекомых Средней Азии, собранная, в основном, в долине Зеравшана, включала в себя свыше тысячи видов. Огромному вкладу натуралиста-первопроходца отдали дань многие русские ученые-биологи: имя Лемана дано характерному для Средней Азии виду зайца и горной туркестанской ящерице – агаме.

Автор - Виктор ДУБОВИЦКИЙ, доктор исторических наук, действительный Член Русского Географического Общества. Душанбе. Таджикистан, эксперт ИА «Фергана.Ру».