27 Май 2019



Новости Центральной Азии

Новая идея для узбекской оппозиции: «Перекуем мечи на орала»

05.02.2007 09:41 msk, Пулат Ахунов

Узбекистан Анализ

Фото Ефрема Лукацкого, Андижан, 13 мая 2005 года

Революционный путь бесперспективен для Узбекистана. Такой тезис выдвигает один из руководителей Народного Движения Узбекистана «Бирлик» Пулат Ахунов. Аналитическая статья, предоставленная для эксклюзивной публикации на нашем веб-сайте, не является партийным манифестом, а отражает собственное мнение П.Ахунова. Мы предполагаем, что мнение видного оппозиционного политика вызовет полемику. Редакция ИА «Фергана.Ру» с удовольствием предоставит свою площадку для продолжения дискуссии.

* * *

В кругах узбекской оппозиции объявлено «штормовое предупреждение»: клеймят «предателей», заподозренных в сговоре с «преступным режимом Каримова», создаются временные союзы, комиссии и комитеты, обещают свергнуть Каримова, наказать всех прислужников режима. Вся эта активность - ввиду ожидаемых в этом году президентских выборов.

С кого брать пример

Часть активистов переполняет объединяющая их ненависть: они мечтают о дне возмездия. Радостно проецируя иракские события и судьбу Саддама Хусейна на Узбекистан, себя считают будущими Нури аль-Малики или Джалял Талабани (премьер и президент Ирака). Между тем, Ирак должен стать для нас примером того, как мы не должны действовать.

Об авторе этой статьи:

Пулат Ахунов, бывший депутат Верховного Совета СССР, заместитель председателя Народного Движения "Бирлик", гражданин Узбекистана
К сожалению, строители «нового Ирака» пошли по пути насилия и мести. Казнь Саддама Хусейна, так, как она происходила, говорит о том, что о национальном примирении можно забыть. Начинается пир победителей. Теперь они будут «бросать мечи на чашу весов», и заставят побежденных (сторонников Хусейна, суннитов, противников американской оккупации) силой подчиняться их воле. Методы насилия те же, что при Саддаме, только тогда насилие использовалось против курдов и шиитов, теперь стороны поменялись ролями.

Результат «разборок» между сторонниками и противниками «нового» Ирака налицо – ежедневно гибнет мирное население. При этом каждая из воюющих сторон заявляет, что она действует в интересах Иракского народа. Насилие порождает насилие, месть порождает месть. Такого ли будущего мы хотим для Узбекистана? С них ли мы должны брать пример?

Я считаю, что если с кого и брать пример, то с самого знаменитого и уважаемого политика мира, который двадцать шесть лет просидел в тюрьме за свои убеждения, а, выйдя из заключения, отказался мстить своим врагам. Более того, став во главе страны, сделал все, чтобы примирить враждующие лагеря. Этот политик - Нельсон Мандела, президент Южно-Африканской республики. Созданная по инициативе президента Манделы «Комиссия правды и примирения» удержала страну от насилия и гражданской войны. Один из самых жестоких президентов ЮАР - Бота - остался на свободе и умер своей смертью 30 октября 2006 года в возрасте 90 лет.

У Манделы мы должны учиться тому, что ради благополучия своего народа стоит забыть старые обиды. Я пишу об этом потому, что нынешнее поведение оппозиционных лидеров и активистов напоминает детские игры в песочек. «Я готов на всё ради узбекского народа, но никогда не буду работать совместно с тем-то и тем-то!!!» Или заявления типа «Я никогда не пойду на диалог и компромисс с каримовским режимом». Какой, скажите, прок от такой бескомпромиссности и какая польза от этого узбекскому народу?

Сегодня бескомпромиссность возведена в ранг высочайшей добродетели. Ее выставляют напоказ, ею любуются, носятся с нею, как с драгоценностью. Особо отличается «комфортная бескомпромиссность» оппозиционеров живущих в сытой загранице: им кажется, что они являются центром мировой политики и не могут понять простой вещи, что на самом деле они существуют только виртуально, а в Узбекистане и знать не знают об их существовании. И никто не осмелится дать честный ответ на вопрос: а что принесла эта политика непримиримости, облегчила она жизнь нашему народу, о котором так любят рассуждать оппозиционеры?

Бескомпромиссными должны быть правозащитники. Политика, напротив, предполагает поиск возможных путей для достижения поставленных целей. Настало время, когда ради национального примирения, ради будущего нашего народа надо сломать недоверие и враждебность в самой среде оппозиции. И готовиться к конструктивному сотрудничеству со всеми силами узбекского общества, в том числе, и с правительством.

Мы, демократы, не претендуем на право единолично определять судьбу страны. Но влиять на общество с тем, чтобы продвигать Узбекистан по пути реформ и обновления, мы обязаны. Было бы страшной ошибкой вместо созидания продолжать разжигать враждебность между власть и оппозицией, заниматься конфронтацией и преследованием врагов, раскалывать страну на «своих» и «чужих». Ошибкой, которую вряд ли нам потом простят.

Тактика радикалов

Кроме этого, чтобы не совершать ошибок, нам надо пересмотреть методы работы оппозиции и определить, по какому пути мы пойдем. Но прежде, чем перейти к обсуждению дальнейших путей оппозиции, ответим на вопрос – каковы же ее цели?

Со стратегическими (долгосрочными) задачами как будто вся ясно. Построение демократического, правового государства с рыночной экономикой, разделением властей, свободой прессы и т.п. записано в программных документах оппозиционных партий.

Проблемы встают, как только речь идет о тактике действий. По логике вещей, долгосрочные цели определяют набор тактических средств, с помощью которых достигается поставленная цель. Но вот парадокс: цель заявлена, а какими средствами надо действовать, узбекская оппозиция не имеет представления.

Конечно, она не бездействует. Оппозиция ведет мониторинг нарушений прав человека в Узбекистане. Через средства массовой информации критикует ошибочные действия правительства и президента. Привлекает внимания мирового сообщества к ситуации в республике, оказывая, таким образом, давление на власти. Не без успеха: зачастую власти отступают, для успокоения зарубежной (не своей!) общественности выпускают некоторых заключенных или прекращают сфабрикованные уголовные дела.

Без сомнения, эту работу надо продолжать. Но ситуация напоминает заколдованный круг: они сажают, мы шумим, они отпускают. Затем все повторяется, и так четырнадцать лет подряд. Оппозиция идет вслед за событиями. Приближает ли подобная тактика к стратегической цели – построению демократического правового государства? Сомнительно.

Часть оппозиционеров полагает, что, устав от международного давления, власти вынужденно разрешат деятельность оппозиционных партий. Жизнь показала, что это - пустые надежды. Небольшое ослабление политического режима произошло только однажды, и то в силу причин, к которым оппозиция отношения не имела. Узбекские власти стали сквозь пальцы смотреть на активность оппозиции после присоединения Узбекистана к антитеррористической коалиции и подписания Договора о стратегическом партнерстве с США.

Ослабление дало возможность оппозиционерам провести конференции и съезды. Партия «Бирлик» («Единство») получила возможность собрать требуемые для регистрации количество подписей (но регистрацию все равно не получила). Несмотря на такие скромные результаты международного давления, часть оппозиции продолжает с надеждой смотреть на «заграницу».

Что ж, попробуем представить, что оппозиция вдруг, каким-то чудом, получает возможность вернуться на Родину и легально работать. Естественно было бы ожидать, что оппозиционные партии примутся осуществлять главную цель - приход к власти.

Здесь два варианта действий. Первый путь - через мирные массовые митинги протеста. Лидеры выступают с разоблачением несостоятельности политики руководства страны, которое в результате четырнадцатилетнего авторитарного правления довело население страны до крайней степени обнищания. Акции протеста распространяются по всей стране, и демократическая оппозиция, которую поддержало население страны, выступает с требованием отставки руководства и проведения досрочных парламентских и президентских выборов. На выборах, естественно, побеждают представители демократических сил.

Примерно так часть оппозиции представляют себе дальнейшие действия. Сказав «А», надо говорить «Б». Подобный план действий требует соблюдения некоторых условий:

а) действия оппозиции должны быть согласованны,

б) у демократической оппозиции должен быть единый лидер,

в) народ должен откликнуться на призывы оппозиции о массовых акциях протеста,

д) демократическая оппозиция не должна допустить перерастания мирных акций протеста в насилие,

е) демократическая оппозиция не должна допустить, чтобы инициативу при проведении акций протеста перехватили религиозные экстремисты, и мирные акции не превратились в вооруженное выступление исламской оппозиции против властей.

Но это еще не все. К примеру, как отреагируют власти на действия активистов оппозиции? Позволят ли они проводить в жизнь их планы? Что будут делать власти, у которых, кстати, имеется под рукой милиция, армия и СНБ, когда начнутся акции протеста? Будут ли милиционеры и солдаты мирно наблюдать, как люди будут собираться и проводить акции протеста? Нелишне напомнить, что в Узбекистане сегодня запрещены любые уличные формы протеста.

Список условий можно продолжить. И только оторванные от действительности оппозиционеры могут думать, что таким путем можно добиться результатов. Тем более известно, что:

- у оппозиции нет единого лидера, и многие оппозиционеры ненавидят друг друга больше чем президента,

- демократическая оппозиция неорганизованна, малочисленна и раздробленна,

- за 14 лет демократическая оппозиция и ее лидеры ни разу не проводили совместных акций и не смогли договориться не только о сотрудничестве друг с другом, но и даже о какой-либо координации действий,

- у демократической оппозиции нет программы по выводу страны из экономического кризиса, да и нет ясности, кто придет в правительство, каким кадровым потенциалом обладает оппозиция,

- оппозиционеры практически не участвовали в политической деятельности страны и у основной части оппозиции нет ни политического или другого опыта по участию в управление государственными структурами.

Вывод - этот путь утопичен. Пойти по нему означает толкнуть страну к хаосу и расколу. Этот путь самоубийственен для демократической оппозиции, и гибелен для демократической перспективы страны.

Стоит ли удивляться, что власти страны больше всего опасаются возвращения (легализации) оппозиции именно потому, что предполагают такой исход событий? В таком случае, какой путь должна избрать оппозиция?

Что делать

В сегодняшней ситуации, с учетом нашей слабости, малочисленности и неорганизованности, для нас не может на первом месте быть борьба за власть. Для нас в первую очередь должен стоять вопрос о том, как мы с учетом наших сил можем повлиять на создание гражданского общества в Узбекистане.

Кроме этого для избрания правильного пути нам надо считаться со сложившейся в Узбекистане ситуацией. За пятнадцать лет в стране сложилась система, в которую вовлечены сотни тысяч человек, образовались как региональные, так и республиканские группы со своими финансово-экономическими интересами. Есть достаточное количество богатых людей, которые делают свой бизнес в сегодняшних условиях, выросло новое поколение молодежи, которое никогда не слышало об оппозиции и у этой молодежи другие ценности и идеалы. Будут ли эти люди делать ставку на оппозицию, которая будет их наказывать за то, что они хорошо жили, зарабатывали деньги и служили своему правительству и президенту?

Мы должны признать два факта. Первое: в сегодняшних условиях мы и сами не созрели для управления. И второе: в сегодняшних условиях нас не допустят к власти. Осознав эти факты, мы должны сменить приоритеты и лозунги. От главного приоритета - борьбы за власть - на сегодняшнем этапе придется отказаться в пользу кропотливой работы по созданию гражданского общества.

Главной целью и приоритетом должна стать легализация демократической оппозиции на политическом поле Узбекистана. Становясь легальной политической силой, мы не должны отказываться от оппозиционности к правительству. Сотрудничая с властями по «стратегическим вопросам», оппозиция оставляет за собой право «конструктивно критиковать власть». Главной целью должна стать не дальнейшая борьба против правительства, а работа в сотрудничестве со всеми существующими политическими силами над проблемой вывода Узбекистана из бедности и нищеты.

При этом новая политика демократов поможет избавиться от существующего недоверия и враждебности между властью и оппозицией. Мы получим возможность показать народу и властям, что мы являемся нормальными людьми, а не заговорщиками, которые так и думают, как бы свергнуть и захватить власть. Мы можем доказать что власть и оппозиция могут мирно сосуществовать. Мы можем доказать, что мы не только крикуны и критиканы, которые не довольны всем и вся. Мы можем доказать, что способны конструктивно работать и приносить пользу делом. Мы получим возможность вырастить свои кадры и специалистов. Мы получим возможность ознакомить население с нашими целями. И пусть избиратель решает, может он нам доверять или нет.

Это второй возможный путь для оппозиции. Смена лозунгов и методов работы потребует соответствующей организационной работы. Не секрет, что основные силы сосредоточены в Ташкенте. В областных центрах, не говоря о районах и кишлаках, действующих членов оппозиционных партий можно по пальцам пересчитать. Именно поэтому демократическая оппозиция не может оказать влияние на власть. Из этого следует, что пополнение партийных рядов становится необходимым условием для работы. И здесь новые лозунги могут стать привлекательными для тех, кто, с одной стороны, сочувствовал бы оппозиции, с другой - не был готов жертвовать собой и жизнями своих близких ради конфронтационной и радикальной политики оппозиции.

Я понимаю, что бесполезно призывать следовать моему совету радикальных бескомпромиссных демократов, уже заявляющих о готовности бороться за власть силовыми методами: ненависть ослепила их, и они не услышат моих аргументов. Сегодня наши пути расходятся. Радикалам необходимы потрясения и перевороты. Мы же хотим продолжать работу по строительству демократического Узбекистана.