12 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

«Там, где чума и лихорадка». Из истории создания медицины Восточной Бухары

26.02.2007 11:35 msk, В.Дубовицкий

История Россия

На фото: Лаборатория по исследованию чумы в форте «Александр I»

В начале двадцать первого века достаточно сложно представить себе жизнь на территории нынешнего Таджикистана, которую вели наши деды и прадеды. К сожалению, после 1991 года таджикская медицина не стала лучше (во всяком случае - для большинства граждан), но, сетуя на сегодняшнее несовершенство отечественной системы здравоохранения, мы совершенно не задумываемся над тем, в каком печальном положении находилась медицина сто лет назад. А ведь, к примеру, первая и единственная аптека в Душанбе появилась в 1912 году и …была благополучно закрыта уже в 1915-ом! А что собой представляла «скорая помощь» в Восточной Бухаре в начале XX века?..

* * *

Описание жизни на той территории Восточной Бухары, где расположен сейчас Южный Таджикистан, принадлежит перу замечательного русского военного писателя, автора первых научно-популярных и художественных книг о Средней Азии - полковнику Отдельного корпуса Пограничной стражи России Дмитрию Николаевичу Логофету.

В 1901-1902 годах он проехал по нынешней Туркмении, Узбекистану и Таджикистану и оставил нам три великолепных книги путевых очерков под общим названием «На границах Средней Азии». Острый взгляд писателя не упустил и деятельности тогдашних табибов - врачей. Вот как он описывает врачевание и фармацевтику в кишлаке Сарай, на берегу р. Пяндж. Ныне - это город Пяндж на юге Республики Таджикистан, где до лета 2005 года размещался гарнизон одного из российских погранотрядов, «Пянджского».

Д.Н.Логофет в третьей книге своих очерков, названных «Бухарско-афганская граница», описывает прием в местной «поликлинике»:Туземный хирург, разложив тут же рядом на небольшом столике перед своей лавчонкой несколько самых примитивных инструментов по своей специальности, ожидает посещения пациентов.

«Как все просто у них, - невольно удивился я, видя, как хирург запускает в рот огромный инструмент - щипцы, предназначенные для выдергивания зубов.

- Да, действительно, приходится часто поражаться: ведь антисептических средств они никогда не используют, а производят иногда очень рискованные операции, - подтвердил наш доктор, с которым мы бродили по базару. - Представьте себе, - продолжал он, - я был очевидцем, когда после тяжелого ранения в живот вот такой же «хирург», даже не смыв крови, зашил рану обыкновенной иголкой с простой хлопчатобумажной ниткой! Раненый с полчаса метался, а потом… стал пить чай! Я все- таки предполагал, что он умрет потом, наверное, но представьте мое удивление, когда месяца через три я встретил страдальца на базаре совершенно здоровым?! Какова натура… Здесь ведь все по простоте…»

Перо Д.Н.Логофета сохранило для нас и описание местной аптеки в том же кишлаке Сарай:

«- Зайдем, кстати, в эту лавку, ведь здесь не только хирургический кабинет, но и аптека.

В лавке, поджав под себя ноги, сидели среди товаров несколько сартов, распивая чай. Вокруг, в деревянных ящиках, банках и сильно проржавевших жестянках были разложены какие-то медикаменты, краски, пучки трав и кореньев.

- Вот, не угодно ли посмотреть: это мышьяк, - указал мне доктор на один из ящиков, наполненный кусками какого- то белого минерала.

- А это- стрихнин, - добавил он, встряхивая стеклянную банку. - Тут же и опий. И все эти яды отпускаются каждому желающему без всяких рецептов или каких-либо формальностей: нужно тебе - давай деньги и бери!»

«Здесь все ведь по простоте!» - сказал доктор, но эта восхитившая врача-европейца простота оборачивалась для жителей страны страшными эпидемиями чумы, холеры, злокачественной лихорадкой, десятками других болезней, о которых мы можем узнать разве что из специальной медицинской литературы! Так, например русский исследователь Бухарского ханства А.Галкин, побывавший в Гиссарской долине в 1887 году, упоминал, что в этих краях часто встречаются пустые селения, совершенно вымершие от лихорадки и других эпидемий.

Незаразная легочная чума в Анзобе вспыхнула в 1897 г. в горном кишлаке Анзоб (Таджикистан) находящемся в непосредственной близости от открытого только в 1970-х гг. Гиссарского природного очага чумы. По подсчетам Я.М. Финкельштейна (1906), из 400 человек населения кишлака, чумой заболело 250 жителей (62%), из них выжили только 13. По окончанию эпидемии общая смертность составила 85%. Путем опроса родственников погибших он установил, что из 204 (93%) заболевших легочной чумой (кашель, кровохарканье, отсутствие бубонов), не выжил никто (смертность 100%); из 14 анзобцев, заболевших бубонной чумой, выжили 8 (смертность 43%); один житель, у которого отмечали и бубоны и кровохарканье, погиб.

Русские врачи появились в крае в конце 1860-х годов, после присоединения территории нынешнего Северного Таджикистана к России. Первоначально это были военные врачи в гарнизонах и на пограничных заставах, но вскоре появились и первые больницы для гражданского населения. Характерно, что как военным врачам, так и медикам гражданских русских лечебных учреждений предписывалось оказывать помощь всему населению, независимо от национальности и вероисповедания: русская медицина не знала апартеида, что очень удивляло тех же англичан в соседней Британской Индии.

В конце августа - начале сентября 1899 года в глухом кишлаке на южном склоне Гиссарского хребта - Анзобе, расположенном рядом со знаменитым одноименным перевалом, началась какая-то тяжелая болезнь. Местные бухарские власти спохватились, когда болезнь начала «косить» жителей десятками и сотнями. Для выяснения причин в Анзоб из Самарканда был направлен врач К.М.Афрамович. В октябре, когда он вернулся в город с собранными сведениями, консилиум самаркандских врачей пришел к выводу, что в крае бушует бубонная чума. Русские власти предприняли экстренные меры по изоляции зоны эпидемии: Анзоб лежал на пути из Туркестанского генерал-губернаторства в Душанбе и Гиссарскую долину, откуда легко можно было попасть в другие районы Восточной Бухары. По настоянию врачей эту дорогу закрыли.

В различные районы горного края были посланы противочумные отряды врачей. Благодаря энергичным усилиям русских властей, очаг страшной эпидемии в Анзобе был ликвидирован довольно быстро. Для проведения профилактической работы на местах были организованы специальные врачебно-наблюдательные пункты и «летучие» медицинские отряды. Один из таких отрядов (под номером 8) в числе других населенных пунктов обслуживал Душанбе. Отряды эти были укомплектованы опытными врачами и фельдшерами, причем в них обязательно включались медики- женщины, проводившие лечение представительниц местного слабого пола. Восьмой отряд возглавлял доктор Пальцев, а фельдшером здесь была Юрковская.

Совершая в высшей степени трудные и опасные в зимнее время конные и пешие переходы по заснеженным горам, они обследовали санитарное состояние Душанбе и окрестных кишлаков, давали рекомендации по части гигиены и оказывали помощь больным. Так, например, медики настоятельно рекомендовали местным бухарским властям и жителям мощение улиц, постройку мостов, очистку ирригационных каналов и осушение болот.

Скупые строки официальных отчетов, к сожалению, не сохранили даже инициалов этих самоотверженных людей, но их труд – в жизнях тысяч и тысяч местных жителей, чьих предков они спасли почти сто десять лет назад!

История сохранила для нас имена других русских врачей - ученых- бактериологов, разработавших вакцину, которой были спасены от чумы жители Таджикистана. Это чудодейственное по тем временам лекарство было разработано за тысячи километров от Анзоба, в Петербурге, а точнее в маленьком форте «Александр I», затерянном на острове среди свинцовых волн Финского залива.

Бубонная чума является инфекционным заболеванием, разносчиками которого являются блохи. Ее жертвами за историю человечества стали как минимум 200 млн человек.
Чума относится к классу самых опасных инфекций. При ее обнаружении противоэпидемические меры предусматривают закрытие населенного пункта, в котором возникла вспышка болезни, на карантин.
Эпидемии чумы за последние столетия унесли двести миллионов жизней. Одна из самых страшных пандемий началась в 1347 году. Тогда за пять лет она унесла 25 миллионов жизней в Европе и 13 миллионов на Ближнем Востоке и в Китае.
Всемирная здравоохранительная организация сообщает, что ежегодно на планете заболевают бубонной чумой от 1 до 3 тысяч человек. В США ежегодно заболевают от 10 до 15 человек.
Последняя вспышка чумы в городе произошла в 1924-1925 годах в Лос-Анджелесе.
Петербуржцы давно забыли название некогда грозно вооруженного форта, прикрывавшего от вторжения вражеского флота северную столицу, и называли его попросту, - «Чумной». Так его назвали из-за расположенной здесь противочумной станции. Именно здесь в самом конце XIX века начальником станции Владиславом Ивановичем Турчиновичем-Вышникевичем, была разработана вакцина Хавкина, к моменту начала анзобской эпидемии уже успешно испытанная в Индии. Именно применение этой вакцины вместе с карантинными мероприятиями на месте спасло Восточную Бухару, да и другие регионы Средней Азии от страшной эпидемии. К сожалению, сам доктор В.И.Турчинович-Вышникович, как и его коллега М.Ш.Шрайбер погибли от чумы в «Чумном форте» зимой 1900 года, заразившись по неосторожности во время экспериментов...

Благодаря самоотверженности русских врачей к лету 1900 года работы по созданию противочумной сыворотки были закончены.

В течение нескольких десятилетий, вплоть до открытия антибиотиков, сыворотка, созданная в форте «Александр I», оставалась единственным надежным средством лечения чумы в мире. Ее успешно применяли не только в Средней Азии, но и в Индии, Китае, в странах Африки, в Южной Америке.

После ликвидации эпидемии чумы в Анзобе передовые представители русской общественности Туркестана подняли вопрос о строительстве лечебных учреждений в Бухарском ханстве. Осенью 1909 года Эмир Бухары Абдулахад-хан обратился к Туркестанскому генерал- губернатору с просьбой о постройке в ханстве больницы и обеспечении ее медицинским персоналом. Первую в Бухарском ханстве больницу для местного населения было решено построить в Гиссарской долине. Но первоначальное намерение строительства больницы в Гиссаре, в центре бекства, было отвергнуто: «город лежит у склона гор и со всех сторон окружен болотами и рисовыми полями, подходящими к самому городу. По словам жителей, огромное большинство их страдает упорными, тяжелыми лихорадками», - писалось в официальном отчете. В итоге было решено построить первую больницу в Душанбе, отстоящем от Гиссара на 30 верст вьючного пути.

Ссылка по теме:
Лаборатория в форте «Александр I»
Исследовавший место доктор Войцеховский писал в пользу Душанбе следующее: «Городок расположен в долине, на высоком берегу быстрой большой речки. Месторасположение города сухое, лето прохладное и благодаря открытой долине постоянно проветривается». В заключение он отметил, что население охотно обращается за помощью к русским врачам. Строительство больницы решено было произвести на пожертвования населения России, и по их сбору, в 1912 году, был заложен первый камень.

Строительство продолжалось до 1915 года, когда в готовые кирпичные корпуса было завезено все медицинское оборудование. Доставлять его приходилось с большим трудом, вьючным транспортом из Термеза. Но первая мировая война помешала открытию первой в Бухарском ханстве больницы: ее двери открылись для пациентов только в годы Советской власти, в 1925 году. Многие годы жители Душанбе называли больницу просто «Русский дом».

Весной 1921 года во время осады города формированиями басмачей больница стала центром обороны маленького красноармейского гарнизона. Интересно, что одно из зданий больницы сохранилось до сих пор: оно расположено на территории Душанбинской городской больницы №1, и на его фасаде до сих пор заметны следы пуль после памятных событий 1921 года.

Деятельность русских врачей в первые годы Советской власти - это отдельный рассказ, а скорее, героическая поэма о сотнях самоотверженных людей в белых халатах, бросивших вызов жаре, лихорадке, тифу, чуме и малярии и выигравших, подобно своим коллегам в Анзобе, этот бой ради нас, сегодня живущих на этой земле.

Об авторе: Виктор Дубовицкий - доктор исторических наук, действительный член Русского Географического Общества, эксперт ИА «Фергана.Ру», живет в г.Душанбе, Таджикистан.