25 Июнь 2019



Новости Центральной Азии

СМИ Узбекистана и России о визите М.Фрадкова в Ташкент

09.03.2007 11:22 msk, Обзор прессы

Россия Обзор прессы

РОССИЙСКИЙ БИЗНЕС ОЗАБОЧЕН ЗАДЕРЖКАМИ С КОНВЕРТАЦИЕЙ

В ходе состоявшихся 7 марта 2007 года в Ташкенте российско-узбекских переговоров в отношениях между двумя государствами выявился ряд нерешенных проблем. Причем, как отмечает сегодня газета «РБК-daily», в первую очередь - для российской стороны. «Есть нерешенные и даже конфликтные вопросы в торгово-экономических отношениях между Россией и Узбекистаном. И практически все эти проблемы были подняты», - заявил в интервью изданию заместитель министра экономического развития и торговли России Андрей Шаронов.

По словам Шаронова, предпринимательский климат в Узбекистане - не самый благоприятный для российских инвесторов. Бизнес выражает озабоченность хроническими задержками с конвертацией и репатриацией выручки в республике. Андрей Шаронов считает, что есть основания говорить о двойных стандартах в области налогообложения в Узбекистане: акцизы на российские товары выше, чем на узбекские, что противоречит существующим договоренностям. Исходя из этой ситуации, автор статьи в сегодняшних «Ведомостях» заключает, что Узбекистану не нужны российские товары. «Надо заметить, что Узбекистан - единственная страна СНГ, которая экспортирует в Россию больше товаров, чем покупает (в 2006 году - на $202 млн.). Торговый оборот с Узбекистаном с 2002 года увеличился вчетверо, достигнув $2,3 млрд., но импорт в Россию растет вдвое быстрее, чем экспорт. Так происходит потому, что Россия не поставляет туда нефть и газ, а наоборот, их покупает, объясняет сотрудник торгпредства в Узбекистане. Кроме того, в прошлом году россияне купили 67.000 автомобилей Daewoo. В Россию продается 86 процентов овощей и фруктов, экспортируемых из Узбекистана».

Не меньше претензий российские компании, работающие в республике, предъявляют к срокам возврата выручки, составляющим от нескольких месяцев до полугода, отмечает «РБК-daily». Узбекская сторона с обвинениями не согласна, утверждая, что задержка не превышает четыре-шесть дней. «Это хорошая мина при плохой игре. В торгпредстве есть списки сотен российских компаний с миллионными долгами», - отметил Андрей Шаронов. «Ведомости» приводят в качестве примера дилера «Восток-Лады», который никак не может получить свои $3,5 млн. Со ссылкой на сотрудника российского торгпредства в Узбекистане издание отмечает, что в узбекском законодательстве нет четких сроков, а по российскому, наоборот, компания должна закрыть контракт в течение 90 дней.

Положение российских экспортеров усложняет проблема с конвертацией выручки, рассказывает сотрудник торгпредства: они поставляют товары, стоимость которых номинирована в долларах, узбекским партнерам, и те кладут соответствующую сумму на блоксчет в местных банках, где выручка зависает на месяцы. На этом зарабатывают узбекские банки, проворачивающие замороженные средства российских компаний, считают в российской делегации. Впрочем, как пишет «РБК-daily», злые языки уверяют, что банки не самовольничают, якобы на этот счет имеются некие негласные установки со стороны правительства страны. На переговорах узбекский премьер Шавкат Мирзияев пообещал лично проконтролировать решение этого вопроса.

УЗБЕКСКАЯ СТОРОНА НЕДОВОЛЬНА «ГАЗПРОМОМ»

Как сообщает «Коммерсант», выслушав претензии от россиян, узбекская сторона выдвинула претензии к «Газпрому» в неисполнении инвестиционных обязательств по вложениям в узбекскую добычу газа, а неофициально - пригрозила отказаться от экспорта газа в Россию. Проблема будет решаться на следующих переговорах в Москве.

Сегодня узбекский газ (около 10 млрд. кубометров в год) экспортируется двумя российскими компаниями - «Газпромом» и ЛУКОЙЛом. По соглашению 2006 года «Газпром» должен на условиях СРП начать освоение газовых месторождений Шахпахты. За счет этого проекта поставки газа в Россию должны в 2007 году вырасти до 13 млрд. кубометров. Однако, как сообщил Андрей Шаронов, реализовать этот проект «Газпрому» пока не удается. По его данным, из запланированных $300 млн. инвестиций в этот проект «Газпром» инвестировал лишь $30 млн. Это и послужило формальным поводом для обвинений, выдвинутых премьер-министром Узбекистана Шавкатом Мирзиеевым.

Однако, как пишет РБК-daily, руководство «Газпрома» обвинений в свой адрес не приемлет, утверждая, что ситуация сложилась из-за промедления с выдачей узбекскими властями лицензий на проведение геологоразведочных работ на месторождениях.

Кроме того, у газовиков на переговорах возникли разногласия по режиму соглашения о разделе продукции. Речь, в частности, идет о совместной реализации узбекского газа в третьих странах. Ташкент хотел бы наращивать объемы добычи, а «Газпром» в качестве обязательного условия выдвигает заключение контрактов на поставки. К общему знаменателю стороны не пришли. Тем не менее, по мнению аналитика Rye, Man & Gor Securities Константина Черепанова, стороны рано или поздно договорятся, поскольку среднеазиатский газ представляет для российской компании стратегический интерес.

Между тем, хотя Узбекистан пока не предпринимал никаких попыток переориентации собственного газового экспорта, по мнению автора сегодняшней статьи в «Коммерсанте», совершенно очевидно, что в условиях быстрого роста цены на газ спрос на него может быть предъявлен как со стороны Украины, так и со стороны КНР и Ирана - последнее требует реверса газопроводов в Узбекистане, которым, судя по всему, и угрожали России и «Газпрому» в Ташкенте.

ВЕРТОЛЕТЫ БУДЕМ ЧИНИТЬ ВМЕСТЕ

Следующей темой переговоров стало соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Республики Узбекистан о создании узбекско-российского совместного предприятия «Узросавиа», учредителем которого являются «Оборонпром» и «Рособоронэкспорт». Как сообщает «РБК-daily», соучредителями «Узросавиа» с российской стороны стали ОАО «Объединенная промышленная корпорация «Оборонпром», ФГУП «Рособоронэкспорт», от Узбекистана - ТАПОиЧ и ГП «Узмахсусимпекс». Соглашением предусматривается, что общая доля российских организаций в уставном капитале создаваемого СП будет не менее 51 процента.

Само «Узросавиа» будет создано на базе Чирчикского авиационного ремонтно-механического завода. «Предприятие займется ремонтом вертолетов Ми-8, Ми-24 и их модификаций, а также агрегатов, узлов и систем преимущественно в интересах Вооруженных сил Республики Узбекистан и в интересах других государств», - отмечается в официальном сообщении Роспрома. По словам гендиректора ОПК «Оборонпром» Дениса Мантурова, «СП будет обслуживать вертолетную технику, эксплуатирующуюся не только в Узбекистане, но и в других среднеазиатских республиках бывшего СССР».

Как в этой связи подмечает ташкентское независимое издание «Uzmetronom», предприятие, о котором так громко сказано, существует в Чирчике с советского времени. Это – всего лишь «небольшое производство, идентичное цеху, где вертолеты и ремонтируют в силу имеющихся материально-технических и интеллектуальных возможностей».

КАК СКОРЕЕ ПОХОРОНИТЬ ТАПОИЧ?

В ходе переговоров по инициативе российского премьера был поднят вопрос о вхождении Ташкентское авиационное производственное объединение им. В.П.Чкалова (ТАПОиЧ) в создаваемую Объединенную авиастроительную корпорацию (ОАК). Главным фактором вхождения станет выполнение уже имеющихся заказов, заключенных с иностранными партнерами, в исполнении которых участвует ТАПОиЧ.

Речь идет, в первую очередь, о российско-китайском контракте на поставку военно-транспортных самолетов Ил-76, которые должны были собирать на ТАПОиЧ. Как «Фергана.Ру» сообщала ранее, контракт был подписан в 2005-м, а в конце прошлого года выяснилось, что авиазавод не укладывается в смету и строительство одного такого самолета стоит уже не $21 млн, а $30 млн. В России этим, естественно, недовольны и даже предлагают перенести строительство части самолетов на ульяновский завод «Авиастар». К тому же скандал поставил под вопрос производство 60-местной модели Ил-114 в Ташкенте. Между тем на этот ближнемагистральный самолет (дальность полета - до 1,5 тысячи км) уже собрался довольно большой портфель заказов от авиаперевозчиков. Узбекистану терять такое производство не хочется. Кроме того, после событий в Андижане (массовых беспорядков в мае 2005 года) США и страны Евросоюза предпочитают не иметь дело с узбекским президентом Исламом Каримовым. В этих условиях потеря Ил-76 и Ил-114 может стать катастрофой для ТАПОиЧ.

Опасения по поводу Ил-114 развеял сопредседатель российско-узбекской межправительственной комиссии, глава Роспрома Борис Алешин: эти самолеты все-таки будут делать в Ташкенте. А вот относительно Ил-76, по его словам, «пока ни о чем не договорились».

Между тем, по мнению директора Центра анализа стратегий и технологий Руслана Пухова, идея включения ТАПОиЧ в ОАК не будет поддержана в России. «ТАПОиЧ находится сейчас в тяжелом состоянии, завод давно уже не работает. В самом Ташкенте не осталось даже русскоязычного населения, бывших сотрудников предприятия. Если Россия откажется от идеи производства на нем даже начальной партии Ил-76, то его положение ухудшится», - отмечает эксперт.

ОБРАТИЛИ ВНИМАНИЕ НА МИГРАНТОВ

В целом, как заключают «Ведомости», в ходе переговоров был только один вопрос, по которому у России и Узбекистана не было разногласий. До мая правительства двух стран подпишут три соглашения о мигрантах - об их реадмиссии, защите прав и борьбе с незаконной миграцией. Соглашения предполагают открытие представительств миграционных служб в обеих странах для обмена информацией. По словам руководителя Федеральной миграционной службы Константина Ромодановского, в России зарегистрировано 102.658 узбеков, но, по неофициальным данным, их работает здесь 1-1,5 млн. человек.

ЧТО В СУХОМ ОСТАТКЕ?

Подытоживая итоги визита делегации высокопоставленных российских чиновников в Узбекистан, заметим, что официальные узбекские СМИ рассказали о встрече Фрадкова и Каримова очень кратко и исключительно в комплиментарных тонах. Сообщения изобиловали словами «эффективно», «перспективно», «развиваются», «расширяются», «надежный партнер», «рост объема взаимного товарооборота» и тому подобным. Истинная суть визита высокопоставленных гостей была завуалирована в заключительной фразе сообщения «В ходе встречи состоялся обмен мнениями по развитию двустороннего сотрудничества и другим интересующим стороны вопросам».

Как замечает по этому поводу независимый журналист Сергей Ежков, «для констатации достигнутых успехов и очередной демонстрации союзнических отношений российскому премьеру вряд ли стоило лететь три с половиной часа. Складывается впечатление, что поездка россиян в Узбекистан все же более носила характер политического PR, нежели изначально была рассчитана на достижение каких-то конкретных и принципиальных подвижек в межгосударственных отношениях. Либо поставленные россиянами задачи были технично блокированы властью Узбекистана, либо задач не существовало по определению. Первый вариант более вероятен. Отсюда и оптимистическая риторика, за которой плохо скрываемое раздражение союзников».

Сергей Ежков достаточно скептически отзывается о прошедших переговорах, отмечая, что некоторая настороженность российской стороны понятна, так как «до сегодняшнего дня доподлинно неизвестно, кто станет у руля Узбекистана в январе будущего года и, как этот «кто» отнесется к уже достигнутым ранее договоренностям. Не будет ли он их менять по ходу дела, посчитав, к примеру, что соглашения не отвечают государственным интересам Узбекистана».