20 Июнь 2019



Новости Центральной Азии

Гавхар Джураева: «Новые поправки в миграционном законодательстве снимают часть вопросов дискриминационного характера»

10.04.2007 09:18 msk, Интервью взяла Наталья Зотова

Миграция  Россия

После вступления в силу новых законов в сфере миграции в январе 2007 года, а с 1 апреля – постановлений об ограничении доли иностранных граждан в розничной торговле, ситуация значительно изменилась. Об изменениях, позитивных и не очень сдвигах в области регулирования миграции и других вопросах корреспондент ИА «Фергана.Ру» беседует с Гавхар Джураевой, президентом Фонда «Таджикистан», о деятельности которого наше издание уже рассказывало.

Фергана.Ру: - Гавхар, расскажите, пожалуйста, как реализуются новые миграционные законы? Что действительно изменилось? Какие процессы происходят в таджикской диаспоре?

Г.Джураева: - Поправки к миграционному законодательству стали ответом власти на тринадцатилетние попытки правозащитников упростить механизм легализации тех людей, которые по разным обстоятельствам были вынуждены искать убежище и работу в России. С начала 1990-х годов мы ставили вопрос об изменении схемы легализации беженцев, которые не вписывались в правоприменительные миграционные нормы и ограничения. И, как это ни странно, международный опыт становился для чиновников косвенным тормозом, сдерживающим введение армии беженцев в какие-то правовые рамки.

Практически многолетнее отсутствие гибкой миграционной политики, ориентированной на условия, возможности и интересы России, привело к ощутимым экономическим и политическим потерям. Оно воспитало самую безынициативную формацию представителей власти, для которых приоритетом было не решение накапливающихся проблем, калечащих судьбы конкретных людей, а следование запретительно-карательным мерам. Они думали, что тем самым сдерживают миграционные потоки. В действительности такая позиция, не уменьшая число беженцев, мигрантов (в том числе трудовых мигрантов), просто выдавила их за рамки правового поля. Огромные денежные потоки в течение более десяти лет стабильно шли мимо бюджета России, в частный карман отдельных представителей коммерческих, общественных, государственных структур. Сейчас же в сфере трудовой миграции, наконец-то, с большим опозданием, приняты поправки к закону, которые существенно упрощают процедуру легализации гражданина, пересекающего границу России. А для работодателей, которые будут нанимать трудовых мигрантов из стран с безвизовым режимом, отменена крайне длительная процедура получения лицензии на право привлечения иностранной рабочей силы. То есть громадная уродливая железобетонная конструкция, какой ситуация представлялась мне раньше, теперь становится мостом для законного взаимодействия субъектов миграционного процесса. Позитивные перемены в миграционной политике начались, и руководство ФМС (Федеральной миграционной службы. – Ред) создает почву для конструктивной практики обмена информацией и своевременной коррекции негативных тенденций.

Вместе с обнадеживающими изменениями в законодательстве изменились и многие руководители различных служб ФМС, которые занимаются миграционной политикой в России. Причем они изменились в буквальном смысле, поскольку на федеральном и на региональном уровне работают профессионалы, которые теперь могут принимать своевременные оперативные решения для того, чтобы закон действовал как можно более продуктивно. Мне сейчас не хотелось бы говорить о тех руководителях и сотрудниках миграционной службы, которые годами замораживали этот процесс по собственной инициативе. Им сегодня приходится бороться с собственным менталитетом. Они несут свою долю ответственности за те действия или бездействие в ту пору, когда механизм принятия решений по миграции был максимально усложнен, а местами ситуация была просто абсурдна. Миллионы людей оставались за рамками правового поля в России, что приводило к катастрофическим изменениям в области межнациональных отношений, выражалось в росте криминала, провоцировало распространение радикальных политических и религиозных идей. Новые подходы в миграционной политике открывают широкие возможности представителям гражданского общества, ученым, правозащитникам участвовать в ее становлении и выработке тех эффективных рычагов борьбы с нелегальной миграцией, которые, не нарушая классических, общих форм мировой практики, тем не менее, закладывают основы нашей «суверенной», местами эксклюзивной политики в области миграции и интеграции. Сохранение своеобразия народов России и реализация миграционных и интеграционных программ позволят понемногу свести на нет проявления крайних форм национализма и дискриминации. Когда говорят о дискриминации, особенно в прессе, чаще всего упоминают таджиков. Я напомню только убийство маленькой Хуршеды в Санкт-Петербурге и выстрел милиционера метрополитена в Рустама Байбекова, который чудом остался жив.

Таджикская диаспора, пожалуй, самая молодая в России. Земледельческая культура таджикского народа, так же как и российского, моделировала и защищала ценности оседлого образа жизни. Нам особенно тяжело отрываться от родины, происходит своеобразная катастрофа сознания. Тем не менее, хотя это и парадокс, именно эти исторические токи создают благоприятные возможности для интеграции в близкую этнокультурную среду. Таджикские общины практически по всем регионам России становятся частью межнационально-культурного взаимодействия и, в отличие от других среднеазиатских диаспор, более активны и организованны, потому что формировались без поддержки в условиях ускоренного развития.

Фергана.Ру: - Что происходит в области разработки программ интеграции со стороны государства?

Г.Джураева: - Я бываю на межнациональных собраниях, концертах, это потрясающее общение людей разных национальных культур. Но проблемы миграции там стоят как-то особняком, хотя все согласны, что они оказывают огромные влияние на межнациональный климат в России и за ее пределами. Я думаю, что структуры, которые курируют национальные вопросы в России, до сих пор работают по старым отработанным моделям. Изменений здесь я, например, пока не почувствовала. Казалось, тревожные признаки проявления по всему миру, в том числе и в России, болевых точек в миграционных, межнациональных процессах, которые провоцируют столкновения и бунты, рост ксенофобии и преступности, должны были бы подтолкнуть нас всех к серьезному обсуждению возникающих проблем. Есть ощущение кризиса миграционной политики в разных странах, где интеграционные программы не стали частью нормализации межнациональных проблем настолько, чтобы избежать политических выступлений с поджогами и насилием.

Пока же создается впечатление, что подавляющее большинство национальных общин России продолжает при поддержке власти выполнять в большей степени культурно-просветительские программы. По-видимому, пришло время скорректировать направления деятельности национальных общин с учетом обсуждения миграционных и интеграционных факторов.

Фергана.Ру: - Что можно было бы реально сделать в сфере информационной помощи мигрантам?

Г.Джураева: - Создавать новые Центры по типу нашего или еще лучше, где юристы будут оказывать информационно-правовую помощь легальным и нелегальным мигрантам. Использовать уникальный опыт и поддержать информационно-правовую сеть «Миграция и право» Светланы Алексеевны Ганнушкиной, максимально задействовать структуры Форума переселенческих организаций Лидии Ивановны Графовой. Л.И.Графова поднимала проблемы переселенцев задолго до того, как парад независимых государств на разваливающемся пространстве СССР привел, местами, к вытеснению русскоязычного населения. И сейчас она продолжает биться за каждую конкретную семью переселенцев, поднимает проблемы, которые способны привести к коренным изменениям в миграционной политике. Я принимала участие в судебном заседании, когда чиновники пытались закрыть Форум переселенческих организаций, а молодая уставшая судья его защитила. Тем не менее, морально ослабить организацию чиновникам удалось, и бесценный архив бездомного Форума приютила в подвале другая организация.

У нас нет отечественной системы поддержки НПО, имеющих информационно–правовую составляющую. А между тем, в настоящий момент эти НПО, при тех сложностях, которые возникают в связи в реализацией нововведений в миграционной политике, очень востребованы. Сейчас миграционные службы часто даже технически не готовы к приему огромного количества людей, которые рвутся легализоваться. Отсутствие некоммерческих информационных центров становится причиной стремительного развития часто сомнительных по сути посреднических услуг, куда вовлекаются представители общественных, коммерческих и государственных структур, частные лица. Плата за информацию и «помощь» в оформлении документов за легализацию варьирует от трех до пятнадцати тысяч рублей. При этом те мигранты, которые не могут себе позволить оплату таких услуг, стоят в бесконечных очередях, теряя нервы и время, а легализация становится для них «хождением по мукам».

Обработка документов требует определенного времени. Выдача карточки, подтверждающей право на работу, – это и фотография, и определенный формат. На оформление права на работу после подачи всех документов должно уходить десять дней, а получается так, что уходит до полутора месяца и более. Тем не менее, нормализация ситуации в этой области - просто вопрос времени. Потому что в практике работы руководства ФМС развивается очень позитивная тенденция – это максимальная открытость и деловое взаимодействие с заинтересованными представителями практически всех субъектов миграционного процесса. Например, на одном из заседаний экспертов в ФМС возник вопрос о целесообразности требования миграционными службами нотариально заверенного перевода паспортов с национальных языков на русский. В ходе обсуждения Вячеслав Михайлович Поставнин предложил отменить это требование миграционных служб в тех случаях, когда данные паспорта практически читаемы, ибо там используется кириллица. Это относится и к паспортам граждан Таджикистана. До этого толпы людей мотались между миграционными службами с их очередями и переводческими конторами, тратили большие деньги за перевод и нотариальное заверение, что отнимало массу сил и времени. Таких примеров немало, и на «переговорных площадках» власти и представители гражданского общества обсуждают решения, могущие заложить основу эффективной российской модели регулирования миграционных процессов, которая сможет применяться не только в России, но и за ее пределами.

Фергана.Ру: - Как технически происходит процедура легализации мигрантов?

Г.Джураева: - Легализация начинается с пересечения границы. К сожалению, сейчас в правовое поле могут войти только те граждане, которые только что приехали, или те, которые находились в России на законных основаниях ранее. А вот у остальных, а их миллионы (порядка 80 процентов от общего числа трудовых мигрантов), проблем не убавилось. Им нужно искать возможность выезда, формально пересекать границу России, чтобы затем вернуться обратно. Мы эту ситуацию считаем пережитком старой миграционной политики, которая защищала в большей степени интересы теневого частного капитала, криминального по сути. Здесь действовал принцип, что, чем мутнее вода и абсурднее ситуация, тем больше улов.

Мы представляли себе следующую романтическую картинку. «Нелегал» сам приходит в миграционную службу, и чистосердечно заявляет о себе, платит штраф за нарушение режима пребывания в стране и получает легальный статус. Он не платит никому, кроме государства, и выпадает, наконец, из системы взимания поборов.

Первая стадия легализации сегодня – это постановка на миграционный учет. Самый потрясающий эффект, который дали поправки к миграционному законодательству, это ликвидация проблемы, которую мы называли «эффектом бабушки». Далеко не всякая хозяйка квартиры, зачастую пожилая, соглашалась идти в отделение милиции, потом в домоуправление, и снова в милицию; стоять в очередях для того, чтобы зарегистрировать у себя жильцов. Теперь любое физическое или юридическое лицо может пойти с приезжим в отделение миграционной службы или просто на почту, и бесплатно (не считая оплаты за почтовый перевод - 118 рублей), заполнить уведомление. После заполнения уведомления оно делится на две части, одна отправляется в банк данных ФМС, другая выдается мигранту. Таким образом, первый документ мигранта - это паспорт, второй – миграционная карта, и третий – уведомление; вот и все. Три месяца никто не имеет права придираться к нему по поводу незаконного пребывания в России. Если человек приехал работать, то следующим этапом является получение разрешения на работу. В общей сложности гражданин потратит всего около двух с половиной тысяч рублей (тысяча рублей госпошлины, около полутора тысяч – оплата медицинского обследования). После этого трудовой мигрант находит работу, а работодатель ставит в известность соответствующие службы. При этом у работодателя, если он нанимает гражданина из страны с безвизовым режимом, может не быть лицензии на привлечение иностранной рабочей силы, она не нужна.

Еще одна поразительная новость для трудового мигранта - если он приезжает стабильно работать на год или два по трудовому договору, он платит 13 процентов налога, как и российский гражданин. Вместе с тем, мы считаем очень важным начать обсуждение условий защиты права на труд российского гражданина. Может быть, он должен иметь более высокую зарплату, чем иностранец, приоритетное право на занятие рабочего места. Если это не будет законодательно закреплено, то трудовая миграция будет продолжать восприниматься определенной частью общества как некая негативная сила, отбирающая у россиян места работы.

Фергана.Ру: - Это будет прямая дискриминация.

Г.Джураева: - Есть вопросы социального характера, медицинское обслуживание трудового мигранта и его семьи, возможность детей учиться в школе и так далее, которые могут быть обязательными к исполнению, чтобы не было дискриминации. Что касается рыночных отношений и интересов государства, то мне кажется, что оно должно, прежде всего, заниматься своими гражданами. Это необходимо для снижения уровня безработицы и мигрантофобии, которые и приводят к дискриминации. Насколько я знаю, за рубежом достаточно жестко регламентируется получение права на работу иностранцами.

Другое дело, что полицейские там не выступают в роли охотников на людей, и нелегалы при виде их не бегут, не ждут обреченно унижения или ограбления, неправомерного наказания. Новые поправки в миграционном законодательстве снимают часть вопросов дискриминационного характера.

Фергана.Ру: - Что происходит на рынках после принятия известных постановлений об ограничении доли иностранных граждан в розничной торговле?

Г.Джураева: - Рынки начали приводить в порядок. Безусловно, как во всяком новом деле, есть элементы перегиба, их нужно будет постепенно корректировать. Меня очень удивила местами истеричная реакция общественности: «Какой ужас, все уезжают, все закрывается, всех выгоняют» и тому подобное. На самом деле оказалось, что права работы на рынках и в палатках были лишены только продавцы. Что касается обслуживающего персонала – водителей, оптовиков, рабочих, - то они могут работать. Другое дело, как постановление интерпретируется на местах. Так бывает очень часто: когда сверху пошла волна, внизу она превращается в шторм. Есть цифры, которые говорят о том, что не все так трагично и однозначно.

Фергана.Ру: - Таким образом, постановления не вызвали громадного шока в среде мигрантов?

Г.Джураева: - Я думаю, что нет, лавины жалоб в наш Центр не наблюдалось. Мигранты, длительное время работающие в России, уже нашли себя, свое место. Кроме того, люди, которые годами торговали в Москве, в подавляющем большинстве имеют гражданство России. Им ничего не грозит. Самым проблемным рынком, где нарушались права человека, был для нас Черкизовский. Он также служил убежищем для жертв старой миграционной политики. Многие беженцы и трудовые мигранты считают его своим домом, где, несмотря ни на то что, они жили в условиях резервации, не придерживаясь особенно законов России, а подчиняясь местным правилам. Они могли чувствовать себя там в относительной безопасности и зарабатывать. Постановление заставило задуматься даже тех, кого оно непосредственно не касается, грузчиков, например. Нельзя всю жизнь ломать себе спину. Все равно надо менять профессию. Часть из них будет уходить в строительство и приобретать новые специальности.

Фергана.Ру: - Что происходит сейчас с обращениями в ваш Центр? Больше их стало или меньше? И какие проблемы волнуют людей?

Г.Джураева: - Центр как зеркало, где отражается самое болезненное в миграции. Удивительно, но обращения по проблемам, с которыми сталкиваются трудовые мигранты, у нас идут волнами, отражающими наиболее актуальные проблемы. Количество обращений варьирует от 500 до 700 в месяц. Это только то, что мы успеваем зафиксировать. В целом же получается около полутора тысяч обращений в месяц. Одно время мы плотно работали по жалобам от депортируемых людей, посещали спецприемники Москвы, выходили на спецприемники других регионов. Потом ситуация изменилась, и число таких обращений резко сократилось. Был период, когда много подбрасывали наркотики, происходила фальсификация дел сотрудниками правоохранительных органов ради денег и плана. Сейчас мы отмечаем увеличение количества возбужденных дел за попытку дачи взятки при легализации. Например, трудовому мигранту без регистрации предлагают заплатить штраф, и он передает деньги сотруднику правоохранительных органов (500 рублей, например). Его обвиняют в даче взятки и угрожают, что он может получить срок до восьми лет. Адвокат обещает сократить срок за десять тысяч долларов. Вот такая схема. Значит, надо информировать трудовых мигрантов, чтобы они понимали, что происходит. В основном, сейчас граждане интересуются, как оформить документы, правильно ли с них требуют те или иные справки, сколько времени занимает процедура легализации и так далее.

Общую информацию о новых правилах, памятку, подготовленную в ФМС, мы уже перевели на таджикский, узбекский и киргизский языки. Раздаем информационные листки трудовым мигрантам в Москве, а переводы памятки переслали нашим партнерам в Таджикистан, Киргизию и Узбекистан, чтобы они раздавали их в аэропортах и на вокзалах. Надеемся, прибывающие в Россию иностранные граждане будут информированы еще до пересечения границы. Ведь у них здесь будет всего ТРИ дня, чтобы найти место жительства и встать на миграционный учет. С другой стороны это заставит человека, который выезжает, задуматься о том, к кому он едет. Прежде чем приехать, он должен позвонить и хотя бы найти знакомых.

Фергана.Ру: - Но это относится к тем, кто легально работает. Сейчас начинается весна, а вместе с ней - новая волна сезонных мигрантов. Будут ли они проходить все инстанции, регистрироваться? Или сразу поедут на стройки, в поля?

Г.Джураева: - В данной ситуации очень эффективно работает «сарафанное радио». Информация распространяется стремительно. Легализация всегда была выгодна иностранным рабочим, хотя на различных уровнях с высоких трибун все время говорили обратное. Человека, получившего легальный статус, уже очень трудно превратить в безмолвного раба. Кроме того, штрафные санкции очень сильно насторожили работодателей, которым сейчас выгоднее легализовать рабочих, так как штраф за найм нелегала доходит до восьмисот тысяч рублей за человека. Зачем им нужна такая обуза в виде дамоклова меча над головой? Раньше хозяева набирали людей, договаривались с милицией. Они у них работали, допустим, полгода без зарплаты, а потом та же милиция оформляла выдворение этих рабочих или забирала их в спецприемники. Потом за счет бюджета России их отправляли обратно на родину.

Крайне важным сейчас представляется то, что при получении разрешения на работу граждане проходят медицинское обследование. Это обстоятельство может удержать сезонных рабочих от оформления разрешений на работу, потому что они приезжают на сравнительно короткий срок. Среди трудовых мигрантов выявляются и туберкулез, и сифилис и СПИД. В целом, люди начинают понимать, что нужно заботиться о своем здоровье. Правозащитники отмечали десятикратное увеличение роста смертельных инфекционных болезней среди трудовых мигрантов и их близких. Молодые люди погибали от различных болезней, потому что не знали о них, заражали тех, с кем работали в России, а возвращаясь домой, представляли угрозу для родных. Сейчас, поскольку медицинское обследование становится обязательным, в этой сфере также происходят позитивные сдвиги.

Напоследок хочу обратить ваше внимание на то, что за время нашего интервью в Центре не раздалось ни одного телефонного звонка. Значит, людям стало легче!