23 Август 2019



Новости Центральной Азии

Киргизия: Роль и место национальных меньшинств в конфликтах между властью и оппозицией

02.05.2007 10:36 msk, Абумалик Шарипов

Кыргызстан Анализ

В митингах оппозиции, прошедших в Бишкеке с 11 по 19 апреля 2007 года, участвовали, преимущественно, только киргизы, в основном, представители севера страны. Среди митингующих практически не было замечено представителей других национальностей. Во всяком случае, о них в средствах массовой информации не было ни одного сообщения. О чем это говорит? Неужели представителям других этносов, являющимся одновременно гражданами Кыргызстана, все равно, что происходит на их родине? В чем причина аполитичности живущих здесь русских, узбеков, дунган и представителей остальных наций и народностей? Попытаемся найти ответы на эти вопросы.

По официальной статистике (данные на 2001 год), 65,7 процента из пяти миллионов населения страны составляют киргизы, на втором месте по численности находятся узбеки (13,9 процента), затем идут русские (11,7), а представителей остальных наций и народностей в общей сложности - менее девяти процентов. Таким образом, доля представителей нетитульных национальностей в Кыргызстане весьма значительна - 34,3 процента, а по неофициальным данным она еще выше.

Примечательно, что в марте 2005 года во время «революции» (или, согласно другому мнению, - «переворота») на главной площади южного киргизского города Джалалабада, где она и началась, митинговали и штурмом брали здание областной администрации исключительно киргизы. При том, что почти половину населения областного центра составляют узбеки. Они появились на площади только 20 марта, когда власть применила силу против захватчиков здания обладминистрации.

Узбекский национальный культурный центр, который на тот момент был единственным объединяющим узбеков общественным формированием, решил, что узбеки не должны участвовать ни в митингах оппозиции (во главе с К.Бакиевым), ни в антимитингах, организованных тогдашней властью. Лидеры узбеков считали, и, надо заметить, не без оснований, что власть (прежняя или новая) будет «прессинговать» их при любом исходе. И действительно: после «революции», особенно после митинга узбеков, требовавших придать узбекскому языку статус официального, сторонники новой власти напомнили о своих обидах. Узбеков открыто спрашивали: «Где вы были во время мартовских событий?» И нет сомнений в том, что если теперь к власти придут «куловцы», вопрос повторится.

Стоит отметить, что в те дни многие этнические узбеки были против идеи придания узбекскому языку статуса официального, считая, что это может привести к конфликту с киргизами. Любопытно, что позже требование о статусе языка не поддержали и оппозиционные депутаты, которые были в союзнических отношениях с депутатом, узбеком по национальности Кадыржаном Батыровым, который и организовал митинг ратующих за придание узбекскому статуса официального языка. Это стало поводом для разговоров о том, что оппозиционные депутаты просто использовали Батырова, спровоцировав его на проведение митинга узбеков в один день с митингом оппозиции – 27 мая, но затем «кинули» его.

В итоге от этого митинга пострадали сами же узбеки: температура межнациональной напряженности в регионе резко возросла. А «революционеры» открыто пригрозили, что если узбеки продолжат настаивать на своих требованиях, они могут повторить ошские события 1990 года, когда в Узгене между двумя народами произошли массовые беспорядки, завершившиеся резней, в результате которой только по официальным данным погибло около трехсот человек.

А больше всего от майского митинга пострадал сам депутат Батыров: с молчаливого согласия (а по мнению некоторых - по указке) властей агрессивная толпа «революционеров» захватила три объекта недвижимости, принадлежащих депутату, и до сих пор не освобождает, несмотря на судебные решения в пользу Батырова.

Из-за митингов и, по мнению ряда экспертов, вследствие определенных шагов властей среди киргизских узбеков произошел раскол, и сейчас в Джалалабаде параллельно существуют три общественных организации, выступающих от имени этнических узбеков: Общество узбеков имени Навои (лидер Кадыржан Батыров), Джалалабадское городское общество «Янги аср» (Мухиддин Жалалов), общество «Давр» (Абдукарим Бурханов). Первое считается оппозиционным президенту Киргизии К.Бакиеву, второе - «центристским», а третье – «пробакиевским».

При всем уважении к мнению представителей около восьмидесяти народов, проживающих в Кыргызстане, рассмотрим, прежде всего, позицию узбеков и русских, как самых многочисленных и могущих повлиять на общую политическую атмосферу в стране групп населения.

Узбеки и русские обижаются, что о них вспоминают только во время выборов или открытого противостояния оппозиции и власти как об обладателях голосов, а не граждан страны. Действительно, и власть, и оппозиция, как всегда, хотят заручиться поддержкой большинства избирателей, в том числе, крупных национальных диаспор. Остается только уточнить, в какой форме и масштабах.

Можно предположить, что и власти, и оппозиция осторожно подходят к привлечению голосов представителей национальных меньшинств во время очередного противостояния, так как понимают опасность появления в том или ином конфликте этнического фактора. Тем более, сейчас, когда в результате последних событий «внутрикиргизского» конфликта проблема «север-юг» еще больше обострилась. Киргизская оппозиция и власть не очень хотят, чтобы представители других национальностей участвовали в баталиях по разные стороны баррикад. Кроме того, они не хотят допускать «нетитульных» к власти, к управлению страной, так как при массовом участии некиргизов в масштабных митингах у них, естественно, будет и отдельный пакет требований о равенстве во всех сферах.

Тем не менее, обе стороны политического конфликта хотят показать масштабность, указывая на наличие в своих рядах представителей из всех уголков страны, всех социальных слоев и национальностей. И «показывают». Правда, лишь на газетных страницах и экранах телевизоров (ни в коем случае не на площадях), тем самым как бы получая моральное право говорить от имени «всего народа». А как сами «нетитульные» думают о роли и образе, которые им предлагаются?

В отличие от узбекской общественности, русская диаспора Кыргызстана еще в девяностых годах раздробилась на мелкие общественные формирования. Недавно созданный Институт русской диаспоры (ИРД) 17 апреля распространил заявление в связи с кризисом в Киргизии. В нем, в частности, говорится: «Суть данного конфликта состоит в определении взаимоотношений между различными группами политиков, относящихся к титульному этносу, и никоим образом не должна касаться русских. Единственная позиция, которую, по нашему мнению, должна занимать сегодня русская диаспора, – это позиция нейтралитета, отстраненности от происходящего». Может быть, не все русские согласны с этим, тем не менее, данное заявление можно расценить как общее настроение кыргызстанских русских.

Между тем, в отличие от русских, многие из которых охвачены «чемоданными настроениями», положение «киргизских узбеков» совсем иное. Во-первых, узбеки считают себя коренной нацией, как и киргизы. Во-вторых, если и собираются на заработки или ПМЖ (постоянное место жительства), то именно в Россию (как русские и киргизы), а не в Узбекистан.

Все три общественные организации узбеков, несмотря на определенные различия в стратегиях, оказались единодушными в том, что следует быть осторожными в своих высказываниях, действовать строго в рамках закона и так далее. Дискомфортное состояние узбеков можно понять: при схожести проблем с русскими возможности их решения, да и положение наций сильно различаются. Узбеки не могут «обидеться и хлопнуть дверью», как русские, и должны найти золотую середину участия в «горячей» политической жизни, чтобы не обжечься. А им придется участвовать, иногда даже против своей воли.

По мнению лидера Джалалабадской городской организации «Янги аср» Мухиддина Жалалова, узбеки не должны самоустраняться от участия в общественной жизни страны, в том числе и во время политических кризисов. «Мы должны быть активными во всех вопросах, так как мы такие же граждане, как и киргизы. В нынешней ситуации кризис в стране является не только проблемой киргизов, это и наша проблема. Нашу позицию можно расценить как центристскую, стремящуюся оставаться в рамках правового поля. То есть - и к требованиям оппозиции, и к требованиям власти мы относимся одинаково: все должно решаться на переговорах в рамках правового поля», - говорит Жалалов.

Его заместитель Гулшода Абдукаримова тоже придерживается такого подхода. «Ультимативная форма, оказывается, приносит обратный результат, в этом мы убедились после прошлогоднего митинга (имеется в виду митинг узбеков по поводу статуса языка. – Авт.). Лучший ход - это убедить своего оппонента. Не обязательно ломать стену, можно ее обойти», - считает Г.Абдукаримова. Эту формулу узбекская активистка предлагает применять и в диалоге оппозиции с властью. Останавливаясь на вопросе участия узбеков в реальных событиях, она заявила, что на общем собрании общества большинством голосов было решено придерживаться «умеренного нейтралитета».

Активист общества «Давр» Сабиржан Мазаитов тоже выступает за решение конфликтов в рамках закона, но с оговоркой. О роли и месте узбеков и других национальностей в противостоянии власти и оппозиции он высказался следующим образом: «В данной ситуации центристскую, нейтральную позицию представителей других национальностей можно считать не совсем честной. Получается, таким образом мы говорим: пока деритесь между собой, а кто выиграет – к тому мы и присоединимся. Да и наша религия - ислам - считает такую позицию харамом (запретной, нечистой, не соответствующей канонам мусульманской религии. – Авт.). Каждый человек должен определиться и открыто заявить о своей позиции. Мы должны быть объективными: если в требованиях оппозиции есть пункты, с которыми мы согласны, то не надо этого скрывать. Однако мы считаем, что требование об отставке президента неприемлемо, и не потому, что Курманбек Бакиев безгрешен, а потому, что просто так нельзя. Представьте себе, если завтра к власти придут Текебаев или Кулов, сколько им дадут времени? Пусть президент Бакиев доработает свой срок, и при таком варианте можно требовать от него реформ и все остальное».

Улугбек Абдусаламов, вице-президент Общества узбеков имени Алишера Навои, уверен, что узбеки всегда, в том числе и во время конфликтов, должны действовать строго в рамках законов. «К сожалению, наши действия не всем нравятся, даже когда мы требуем соблюдения своих конституционных прав. Многим кажется, что мы добиваемся чего-то сверхъестественного. В прошлом году мы основывались на Конституции 1993 года, в которой государство гарантировало развитие культуры, языка и тому подобного всем национальностям. Наше требование о статусе было не капризом, а тревогой за родной язык», - сказал Абдусаламов. А о роли узбеков в нынешней ситуации он заявил, что «полностью согласен с заявлением Института русской диаспоры, под ним могли бы подписаться и узбеки».

Несмотря на заявления узбекских лидеров о нейтральном и объективном подходе, редкие «узбекские голоса» звучат со страниц газет и экранов телевизоров исключительно в поддержку власти. Когда 7 апреля власти организовали митинг против «опасной политики движения «За достойное будущее Кыргызстана», по сообщению печатного органа Джалалабадской областной администрации «Жалолобод Тонги», «в митинге участвовали лидеры политических партий, представители Ассамблеи народов Кыргызстана (АНК), Комитета по защите революции». Среди осудивших действия оппозиции были и лидеры узбекских обществ «Давр» и «Янги аср», которые являются членами АНК.

Использование голосов представителей других национальностей во время конфликтов - не новшество. Прежняя власть тоже активно озвучивала «гневные осуждения действий всяких смутьянов» устами представителей многонационального Кыргызстана. Во время мартовских событий 2005 года республиканская АНК осуждала «кучку бунтовщиков, захватчиков госадминистраций во главе с Курманбеком Бакиевым». Правда, тогда Джалалабадское отделение Ассамблеи придерживалось нейтралитета. Многие объясняют это тем, что отделение возглавлял родной дядя тогдашнего «главного смутьяна», а ныне действующего президента - Кыргызбай Бакиев. Такой нейтралитет государственного формирования, скорее всего, исключение, чем правило.

Приведу еще один показательный пример. Года три-четыре назад, когда аксыйский народ пешим маршем протеста прошел до областного центра, Джалалабадское телевидение подготовило передачу для республиканского эфира, в которой содержался следующий сюжет. Один узбекский дехканин в тюбетейке, стоя на хлопковом поле, говорил, что «аксыйский народ ленивый, поэтому постоянно митингует вместо того, чтобы работать на полях». Зрителю, не искушенному в журналистской кухне, может показаться, что бедный дехканин действительно высказывает мнение свое и, главное, - своей нации. А какой будет реакция «ленивого аксыйца» - об этом подумали власти, заказавшие данный сюжет? Утешаю себя, что они просто «проявили политическую близорукость».

Вместе с тем надо заметить: на значительном отрезке многокилометровой трассы марша, где колонна аксыйцев проходила через узбекские кишлаки, да и в самом Джалалабаде, областном центре, куда аксыйцы стремились в поисках правды, узбеки выносили участникам акции протеста лепешки, еду, чай и воду. Об этом мне рассказывали сами аксыйцы. По их словам, после этого узбеков вызывали в милицию. Выходит, власти расценили лепешку как оружие для бунтарей и экстремистов? Помнится еще, что в те дни неустановленные глашатаи пустили в узбекских махаллях слух, что «аксыйцы идут громить узбеков».

Как же быть, если у власти меняются всего лишь фамилии, а узбеков упорно всего лишь используют и одна, и другая, и третья стороны? Мнение многих людей, среди которых представители всех слоев населения, однозначно – не вмешиваться. Общее настроение узбекской элиты, интеллигенции, бизнесменов одинаково пессимистично – «нас используют». Они уверены: если пойдешь с оппозицией – «потеряешь коня», а если останешься с властью - все равно потеряешь, но не сразу, а по частям.

О безысходности положения узбеков говорят и комментарии на Интернет-сайтах. Уже ни для кого не секрет, что киргизы окончательно раскололись на северных и южных. Бытовое переросло в общенациональное. Но что обижает узбеков? Во всех комментариях популярных киргизских сайтов Бакиева и его команду обвиняют в тупости, клановости, семейственности. Однако причиной чаще всего указывают то, что он с Юга, то есть - «сарт» («искони оседлая часть узбеков», БСЭ. – Ред.. А «южные» анонимные комментаторы обижаются, что их сравнивают с «сартами», и рассказывают, что именно они «защищали интересы великих киргизов во время ошских событий, а не «северяне–орусы (русские. – Ред.)».

«Спрашивается, при чем здесь «сарты», которых вытеснили почти из всех сфер. Значит, «сарты» - единственная внешняя угроза, которая может примирить всех киргизов?», - вопрошают десятки узбеков, имеющих доступ к Интернету.

Из бесед с самими узбеками становится ясно, что они не хотят быть пилюлей, которую можно использовать без рецепта врача. Они не хотят быть ни голосом, ни внешним врагом, цементирующим киргизов. Они хотят просто быть реально равноправными гражданами Кыргызстана.

* * *

Выше уже было сказано о раздробленности «узбекского движения». По мнению некоторых аналитиков, то же самое можно сказать и о «славянском», активность которого невелика. Экспертов, ориентированных на Россию, удивляет опять же то, что Россия фактически отказалась от такого политически верного хода, как «работа с диаспорой», которая могла бы способствовать достижению определенных политических целей. По их мнению, создание Института русской диаспоры можно было ожидать еще лет пять назад, но по неизвестным причинам российское посольство и консульство не спешили «работать с соотечественниками», занимаясь, в основном, культурными программами и оформлением бумаг мигрантам.

Однако в последнее время наметились некоторые подвижки. В то же ИРД пока входят четыре организации. И все они бишкекские. «Русскоязычные» организации в регионах пока представлены сами себе, с ними посольство не работает. Но вполне можно ожидать, что вскоре это затишье прекратится. Хотя процесс консолидации российских «общин» происходит слишком медленно. Вполне возможно, что именно ИРД станет объединяющим стержнем», - прогнозируют пророссийские эксперты.

По этому же принципу вполне реально объединить и узбекские организации. То есть создать некую коалицию с единым центром. Хотя преодолеть разброд и шатание будет трудно. Главное, на чем должно основываться объединение, - выработка собственной позиции, а не принятие убеждений власти или оппозиции. То есть направление деятельности должно быть вполне самостоятельным, осознанным, основанным на принципах интернационализма.

А дальнейшим шагом вполне может стать создание Негосударственной ассамблеи народов Кыргызстана, которая как раз и сможет выступить на политической арене как «третья сила». При этом не может быть и речи о том, что она будет действовать «против», а не «за». Среди киргизской элиты вполне достаточно здравомыслящих людей, для которых слово «интернационализм» - вовсе не пустой звук.