21 Август 2019



Новости Центральной Азии

Россия: Федеральные чиновники не владеют реальной ситуацией в сфере миграции

03.05.2007 21:54 msk, Александр Задворнев (Великий Новгород)

Миграция  Россия

Запрограммированы все регионы

Двоякое впечатление произвело интервью начальника управления Администрации президента России по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами, одного из авторов федеральной программы переселения Модеста Колерова, данное им радиостанции «Голос России». Что же стало ясно из этого разговора? Во-первых, то, что московские чиновники знают о реальном положении дел в стране чуть меньше, чем хотелось бы простым людям. По мнению Колерова, желающим переселиться соотечественникам осталось только посетить консульство или посольство и запросить – где их ждут с распростертыми объятьями. Сложно представить, что наш дипкорпус в поте лица ринется обслуживать потенциальных мигрантов. Похоже, что если дело и пойдет, то с немалым скрипом. Ведь норма без санкции, как говорят, мертва.

Даже в крупные города пакеты необходимых для ознакомления документов поступили лишь частично. Понятно, что дело непростое, но продуманность и последовательность действий еще никому не вредила. Уповать на то, что миллионы желающих переехать имеют доступ к интернету, где можно ознакомиться с информацией, вряд ли стоит. Но разве москвич может понять: как это - не иметь «выделенки»?

Вновь возникает не прагматичный вопрос – что делать неквалифицированным соотечественникам, ведь акцент чиновники делают на «ждем вас, высококлассные специалисты». Остальных не ждут? Модест Колеров рассказал, что мигрантам всего лишь надо изучить вакансии, цифру подъемных и возможность получения жилья. Причем с уверенностью сослался на увиденный своими глазами пустующий жилищный фонд в сельской местности многих областей. Как родившийся в деревне человек, смею утверждать, что тысячи заброшенных домов в деревнях и селах хотя бы Новгородской области не стоит считать жилищным фондом. Дом без хозяина через пару лет – гнилой мертвец. Так что для приезжих надо строить и дома, и социальную инфраструктуру, аккуратно вымарываемую в последние годы. А это несколько другой финансово-математический порядок.

Удивило, что, оказывается, в программу переселения входят все субъекты Федерации, а не только названные пилотными. Все регионы обязаны предоставить свои предложения по вакансиям, и уже, исходя из этого, решать вопросы по жилью, по легализации и так далее. Получается, если свободного жилья в регионе нет, то и вакансии останутся открытыми? Похоже, что переселенцам в Новгородскую область осталось подождать, когда в ней останутся только три города, а весь остальной жилищный фонд освободится. И тогда – добро пожаловать, господа.

Опять выходит старая песня на новый лад: отягощенное газонефтяным целлюлитом государство свалило на регионы обязанность обеспечивать жильем соотечественников. А ведь как звучит – братья по Отечеству! Похоже, что каждая из областей и краев России будет отечеством областного значения. Ну что ж, программа-то добровольная…

Феодальные войны

Тем, кому Новгородская область интересна как место, куда можно приехать из ставших негостеприимными стран Центральной Азии, пожалуй, стоит немного подождать. Особенно, если были мысли об открытии собственного бизнеса. Личность в истории все же имеет значение. Особенно личность руководителя (хозяина) региона.

В последнее время Новгородская область напоминает собой котел, пар в котором дошел до критической и взрывоопасной точки. Скрытое противостояние губернатора Прусака и местной финансово-промышленной группировки (ФПГ) в лице бизнесменов Мхитаряна и Кравченко перешло в активную «военную» фазу, поднявшись на федеральный уровень. Это немного всколыхнуло впавшую в депрессию вечевую общественность. Все замерло в ожидании перемен. Как водится, не обошлось без пресловутого национального вопроса. Депутаты городской Думы, регулярно обвинявшие губернатора в срыве реформаторских начинаний центра, отметили в своем последнем заявлении, что в предпочтениях губернатора в бизнес-среде прослеживается национальный момент. И это неудивительно.

Накануне предстоящих в 2008 году выборов и назначений стрелка политического компаса может качнуться в любую из сторон. А речь идет ни много, ни мало – о развитии и даже существовании региона. В сферу влияния местной ФПГ, что практически не скрывается, попали многие сферы жизни новгородцев: торговля, строительство, завоз дешевой рабсилы из Таджикистана. Стоит отметить, что эта тенденция характерна для многих городов России (к вопросу – готовы ли в регионах к самоуправлению).

При чем здесь национальная тема? – спросите вы. Отвечу по-одесски - вопросами. Почему из Великого Новгорода исчезли практически все торговые павильоны, принадлежащие русским бизнесменам, а остались только многочисленные шавермы? Факт легко проверяем. Отчего азербайджанец Касумов, став главным архитектором города, всячески проталкивает проект застройки исторической части Новгорода, вопреки мнению историков и простых горожан? Почему по городу ходят упорные слухи о переезде на Новгородчину нескольких тысяч армян, а русский бизнесмен Гальченко, осмелившийся вступить в «спор хозяйствующих субъектов» с всесильным Мхитаряном (апрельская программа «Особо опасен», канал НТВ), передвигается по городу с охраной, приставленной спецслужбами? Водораздел экономических, а теперь и политических интересов плавно перемещается в национальную плоскость. Не зря русские бизнесмены Санкт-Петербурга все чаще называют Новгород Новоармянском. Обидно, но факт.

Возможно, что в ближайшее время Новгородчину ждут кардинальные перемены. Сменится коррупционная прокладка чиновников, начнется строительный бум, не отягощенный монополией ФПГ, что даст переселенцам самое главное – жилье. И в итоге позволит заработать подлинным рыночным механизмам. Достойных примеров немало. Десять лет назад объединившиеся переселенцы из Центральной Азии организовали свой бизнес во втором по величине новгородском городе Боровичи и успешно торговали хлебом. Выиграли соросовский грант по поддержке таких же переселенцев. Секрет успеха прост – объединение, взаимовыручка и расчет на собственные силы.

Объективная потребность (вне политической ситуации) в кадрах и просто людях, называемых хорошим словом «соотечественник», в ближайшее время в Новгородской области будет только расти. Судите сами.

И еще раз – вымираем!

В одном из последних докладов одного из вице-губернаторов Новгородской области были озвучены откровенно кризисные цифры: в области всего 3750 населенных пунктов, из них в 2064 населения осталось от одного до десяти человек. В пятисот сорока восьми пунктах проживает от одиннадцати до двадцати человек, и почти все - люди пенсионного возраста.

По словам старшего научного сотрудника Центра по изучению проблем народонаселения МГУ Владимира Архангельского, давно занимающегося вопросами демографии Новгородчины, здесь уже в 2010-2015 годах ожидается самая высокая убыль населения. А к 2050 году прогнозируемая численность населения составит 390,5 тысячи человек – в 1,75 раза меньше по сравнению с началом 2004 года. Одним из способов выживания, предлагаемых ученым, является продуманная миграционная политика.

В сетевых комментариях по этой теме пользователи также выразили свое негодование сложившейся ситуацией, вновь и вновь задавая власти остающиеся без ответа вопросы. По словам «Последнего русского», уже наблюдается обезлюживание многих деревень, даже расположенных вдоль дорог и в более выгодных местах, не говоря уже о деревнях в более глухих районах. Брошенные дома, разваленные фермы, сиротливые колодцы, пустующие поля... Земля предков – безлюдная и дикая, постепенно будет заселяться мигрантами отнюдь не русского происхождения и не православными по вероисповеданию. Вот наша перспектива. И это на фоне демографической политики США, где планируется к 2050 году прирост в 75 млн. человек, чем будет достигнута численность населения в 349 млн.

Что думает власть? В ходе прошедшей недавно онлайн-конференции я задал вопрос руководителю Федеральной миграционной службы (ФМС) генералу Ромодановскому – может ли миграция решить демографический вопрос Российской Федерации? Не получится ли, что для федерации вопрос решится, а русская нация размоется этнической экспансией? Его ответ не внушил оптимизма. Чиновник ответил, что полностью миграция не решит демографические проблемы, мигранты только на десять-пятнадцать процентов восполняют естественную убыль населения.

Так что же делать? Вымирать? А может быть, федеральным властям стоит покончить с феодальными войнами и, наконец-то, навести порядок на территориях, способных принять из-за рубежа те самые 25 миллионов этнических русских, готовых к объединению? На Новгородчине для этого местной политической элите пора начать активные действия по спасению «родины России», как стали называть Новгород в преддверии его 1150-летия. Как это делается, например, в Калининграде, где подписано соглашение о помощи переселенцам между областным министерством по развитию территорий и взаимодействию с органами местного самоуправления, мэрией города и руководством предприятий-работодателей. Или использовать опыт Белгородской области, принявшей еще до начала действия программы переселения более четверти миллиона мигрантов.

Пока же все усилия (в основном, на бумаге) по презентации Новгородчины как многообещающего региона схожи с карточным домиком, а точнее – с потемкинскими деревнями.

Торгаши – не мы!

Сегодня в стране около шести тысяч рынков, это рабочие места для одного миллиона двухсот тысяч человек. В Новгородской области – около семи тысяч торговых мест. Для половины населения России рынок является «предметом первой необходимости». А новгородцы вообще любители покупать экзотик-фрукты, одежду и обувь у вьетнамцев, азербайджанцев и граждан других стран на рынках. После первого апреля все с нетерпением ждали появления за прилавками местных торговцев с дарами природы Нечерноземья, но… Фермеры торговать не едут, рынки несут убытки.

Многие пожилые «предприниматели» с болью в голосе говорят, что мало прока даже в наличии свободных мест. Бабушкам и дедушкам, готовым торговать своими огородными радостями на рынках, нужно оформить более пятнадцати различных бумаг и заплатить за место, прежде чем их туда пустят. Но разве старики будут оформлять эти документы, вешать бирки со своей фотографией на пальто? В итоге они вновь торгуют на улицах.

А на рынках появляются спешно оформленные южанами русские «тети Клавы» с неприступными лицами. Цены в Великом Новгороде, как заговоренные, одинаковы, куда не пойди. На вопрос: а почему не сбрасываете, ведь завалены товаром, торговцы смотрят недоуменно: цену устанавливает негласный повелитель новгородской торговли – ФПГ.

Личные беседы убеждают, что мало кто из новгородцев верит в результативность «рыночной» реформы. Слишком много слабо учитываемых денег крутится вокруг рынков.

Председатель комитета по сельскому хозяйству и продовольствию Новгородской области Петр Алексеев считает, что нужно перекрыть кислород спекулянтам, которые, видя, что крестьянину некогда и не на чем везти свою продукцию на рынок, скупают ее за бесценок. Что ж, власти и карты в руки. Перекрывайте. Только не очередным указом, а действием.

Ташкент – та же Москва

Историю своей семьи, перебравшейся в Новгородский край из Узбекистана, мне рассказал замечательный художник и острослов Федор Комольцев.

– Мы переехали в Алмалык с Урала. Отца в начале семидесятых [годов прошлого века] пригласили [работать] начальником сернокислотного цеха медеплавильного завода горно-металлургического комбината. На заводе работали люди самых разных национальностей, но никаких этнических противоречий между ними не возникало. Узбеки были больше по сельскохозяйственной части, поэтому и «выписывали» спецов из России.

Часто вспоминаю красоту местных гор, детский восторг от приезда на базар дяди Хафиза из Таджикистана, который разрешал пацанам кататься на ишаках и лошадях. Он не говорил по-русски, но это никому не мешало. Мы вместе ловили жуков и черепах, влюблялись и женились. Слово «чурка» было в ходу и тогда, но без злости, как сейчас, а с оттенком легкой иронии. Взрослые были искренними интернационалистами и за грубость могли наказать. Помню лишь один случай, как мулла публично ругался на русских, приезжающих в Узбекистан с маленьким чемоданчиком, а уезжающих на машинах. Свои же узбеки ему рот и заткнули.

Откуда взялась взаимная национальная нелюбовь – не знаю, за всю страну отвечать не могу, может где-то что и было. А Ташкент – та же Москва, только с восточным колоритом. Я там учился в педагогическом, дружил и с узбеками, и с таджиками. Растаскивал как-то драку в колхозе, так и то: свои братья-славяне что-то не поделили...

Из-за болезни матери наша семья покинула жаркий край и перебралась в Новгород. Как водится, на вокзале обменивались адресами, да так и не довелось съездить. Встречался с узбеками уже «на картошке» в колхозе «Ташкентский», что под Новгородом.

Про национализм скажу чужими, но верными словами: есть только один бог – знание, и один дьявол – невежество.

А память не разделишь...

В конце апреля в Новгородской области началась традиционная Вахта памяти – работы по поиску останков советских бойцов, погибших в страшном молохе войны в месте, названном немцами Долиной смерти. В эти дни на Новгородчину приезжают сотни поисковиков из России и Казахстана. Казахские поисковые отряды – постоянные гости на пропитанной войной новгородской земле, здесь воевала не одна дивизия, сформированная в далеких степях. Здесь многие из тех бойцов встретили свою смерть.

Их внуки и правнуки ежегодно приезжают, чтобы восстановить честные имена предков, долгие годы из-за измены генерала Власова именуемых предателями родины. Здесь все лежат вместе. В новгородских лесах нашел могилу своего отца бывший президент Украины Леонид Кучма. Здесь, раненый, попал в плен татарский поэт Муса Джалиль. Здесь полегли сотни тысяч русских «иванов».

Общую память народа не разделить границами. И когда-нибудь она их сомнет.