10 Август 2020



Новости Центральной Азии

Богатые недра Кыргызстана несут в себе потенциальную угрозу для населения регионов страны

30.05.2007 12:20 msk, Абдумомун Мамараимов (Джалалабад)

Кыргызстан Общество

Уже несколько месяцев в Киргизии не утихают страсти вокруг золоторудных месторождений Джеруй и Андаш, автодороги к которым то блокируются, то вновь открываются протестующими. Активисты из местных жителей требуют прекратить разработку месторождений, которые, по их мнению, серьезно нарушают экологическую ситуацию в регионе. Старания властей пока не привели к каким-либо конкретным результатам. Дело дошло даже до того, что местное население забросало камнями машину премьер-министра Алмаза Атамбаева во время его визита в регион. Между тем, подобные проблемы могут возникнуть вокруг каждого из крупных объектов горнодобывающей отрасли республики.

Экологические проблемы стали главной темой и круглого стола в Джалалабаде, состоявшегося в рамках подготовки к национальному форуму неправительственных организаций, проведение которого ожидается в конце июня 2007 года в Бишкеке.

Инициатива спешит на помощь

Имея более пятидесяти разведанных золотых месторождений, Киргизия по запасам и добыче золота на постсоветском пространстве занимает третье место после России и Узбекистана. Разведанные запасы и ресурсы золотых месторождений и рудопроявлений составляют, по различным данным, до двух с половиной тысяч тонн золота. В настоящее время разрабатываются четыре крупных месторождения – Кумтор, Макмал, Солтонсары и Терексай. На ближайшее время планировалось освоение скандально известных Джеруй, Андаш, а также Талдыбулак Левобережный и Тоголок.

Кроме золота, недра этой горной страны богаты и такими ценными ископаемыми, как олово, сурьма, нефть и газ, уголь, мрамор, кремний, вольфрам, другие редкоземельные металлы. Поэтому можно понять повышенный интерес к горнодобывающей отрасли как со стороны местных нуворишей, связанных родоплеменными и клановыми связями с «сильными мира сего», так и иностранных инвесторов.

Хотя сами месторождения золота и других ценных пород находятся в горных местностях, перерабатывающие предприятия расположены в непосредственной близости к населенным пунктам, жители которых практически ничего кроме разрушенной и засоренной среды от добычи ценных металлов не имеют. При этом сельчане составляют две трети населения страны, столько же жителей Киргизии живут в бедноте. Представители неправительственного сектора считают, что одной из основных причин бедственного положения сельчан и горцев, живущих веками в буквальном смысле «на золоте», является коррупция и, как следствие, отсутствие прозрачности использования месторождений.

Поэтому, представляется логичным то, что Киргизия оказалась в числе двадцати двух стран, поддержавших Инициативу повышения прозрачности деятельности добывающих отраслей (ИППДДО), выдвинутую премьер-министром Великобритании Тони Блэром на Всемирном саммите по устойчивому развитию (сентябрь 2002 года). Эта инициатива предполагает добровольное объединение усилий правительств, горнорудных компаний, международных и неправительственных организаций по созданию базы для повышения прозрачности платежей и доходов, поступающих от добычи горных пород. Как считают участники Инициативы, бережливое отношение к природным богатствам, может стать основой устойчивого экономического роста и развития стран и регионов.

По словам Чолпон Дыйкановой, советника Всемирного Банка по горнодобывающей промышленности, из 55 стран мира, добывающих золото, к инициативе присоединились двадцать две страны, в том числе из постсоветских стран - Россия, Казахстан, Азербайджан и Киргизия. В этих странах, особенно развивающихся, в основном люди живут бедно. «Местное население не знает о привлеченных инвестициях и доходах, которые приносит разработка недр, - говорит Чолпон Дыйканова. - Они не знают, сколько налогов платят эти компании и как эти средства используются».

Эти налоги, в случае с Киргизией, как правило, идут в республиканский бюджет, а местное население почти ничего от этого не имеет. Стоит отметить, доля горнодобывающей отрасли в промышленном секторе составляет сорок процентов, а вклад в ВВП страны – около десяти.

«Моя хата с краю» или сознательное сокрытие информации?

По словам Орозалы Карасартова, руководителя сектора по общественным связям Джалалабадской областной администрации, большинство предприятий, разрабатывающих месторождения, обычно регистрируются в столице страны Бишкеке, и налоги платят по месту регистрации. «В их деятельности много неясного, поэтому нужна прозрачность, - считает Карасартов. – В результате деятельности этих компаний и предприятий, которые практически являются неподконтрольными, страдает экология, разрушаются дороги, местами люди лишаются чистой воды». Он согласен с мнением представителей неправительственного сектора, что все эти предприятия должны работать под контролем местного населения и платить налоги по месту основной работы. «Губернатор области уже ставит этот вопрос перед руководством страны», - отметил Карасартов.

Слова чиновника подтверждает и Чолпон Дыйканова, которая в рамках специальных проектов побывала практически на всех месторождениях золота в стране. «В Иссык-кульской области мы не смогли даже выяснить название компании, которая разрабатывала месторождение, - говорит она. - Местное население знает, что это – китайцы, но ничего больше не ведомо. В Нарыне такая же ситуация – ни местное население, ни руководители района и области ничего не знают».

Сагынбек Сейдалиев руководит Информационно-консультационным центром «Стимул» в городе шахтеров Сулюкту, откуда в свое время вышли первые киргизские революционеры 1917-го, поддержавшие партию большевиков. По словам Сейдалиева, сегодня социальное положение 24-тысячного населения города плачевное. Шахты не работают, нет дотаций государства. Открытая добыча угля вручную не приносит много доходов, в результате чего растет пьянство, проституция, увеличивается отток населения. Из-за добычи угля в прошлом экология местности разрушена, из шести ныне работающих шахт вытекают ядовитые отходы, участились оползни. Людей переводят в безопасные места, но не дают им возможность строиться.

«Добытый уголь мы продаем в город Ош, в соседний Таджикистан, - уточняет он. - Но как происходит ценообразование, какие возможности мы имеем, общественность не знает. Во всем этом виновата коррупция». В настоящее время добыча угля и кварца приносит городу более 43 миллионов долларов доходов, однако даже самые пытливые представители неправительственного сектора не знают, насколько реальны эти цифры. «Участие населения в формировании местного бюджета равняется нулю, - сетует Сейдалиев, - мы не знаем, что району и городу приносит нефть, которую добывают у нас и возят для переработки в Джалалабад. Потому что у этих отраслей покровители большие, а прозрачности нет».

Как отмечает Абдулхамид Мансуралиев, начальник отдела маркетинга СП «Кыргыз Петролиум Компани», где перерабатывается киргизская нефть, за десять лет существования предприятие уплатило налогов и других отчислений на 507 миллионов сомов (более $13 млн.). Около шести миллионов сомов потрачено на благотворительные акции. По словам Мансуралиева, по охране окружающей среды, руководство СП работает совместно с местными экологами. Однако, как заявила заведующая отделом областного управления по экологии и охране окружающей среды Людмила Нышанбаева, руководство этого предприятия отказывается показывать им инвестиционное соглашение на предмет изучения решений экологических вопросов, ссылаясь на правительство страны.

О подобной проблеме рассказала и глава правозащитного центра «Граждане против коррупции» в Бишкеке Толекан Исмаилова. Комментируя ИА «24.kg» инцидент, произошедший 29 мая в Таласе, когда протестующие против разработки месторождений Джеруй и Андаш забросали камнями премьер-министра Алмаза Атамбаева, она сказала, что «причина конфликта кроется в коррупционной политике властей и сознательном укрывательстве от жителей области информации, касающейся разработки месторождений Андаш и Джеруй». «Все наши вопросы о месторождениях губернатор [Таласской области] предлагал задавать не ему, а компаниям, которые занимаются их разработкой, ссылаясь на то, что местные органы власти не имеют никакого отношения к этим проектам…», - отметила лидер правозащитной организации.

Нельзя не сказать в связи с этим о распоряжении правительства Киргизии, подписанном экс-премьером Феликсом Куловым в августе прошлого года. Из-за отсутствия необходимой информации, эффективного продвижения сайтов, сложно делать выводы о выполнении плана мероприятий, утвержденных этим распоряжением в целях «успешной реализации ИППДДО, искоренения коррупции, обеспечения открытости информации о финансовых потоках и подотчетности государственных органов перед гражданским обществом». Однако в документе нет главного – стремления к разработке информационной стратегии, которая могла бы обеспечить эту открытость. Правда, одним пунктом планов намечено создание специального веб-сайта, однако то обстоятельство, что именно население горных регионов, где ведется разработка недр, не имеет доступа к Всемирной Сети, делает этот пункт практически бессмысленным.

Соглашения, которые не выполняются

В Чаткальском районе, расположенном в несколько раз ближе к Ташкенту, чем к столице Киргизии, разрабатывается одно из крупных месторождений Терексай. Кроме госпредприятия «Кыргызалтын» здесь занимаются добычей золота десятки организаций и предприятий, которые не имеют никакого отношения к развитию региона. Кроме этого, широко распространены незаконная добыча и сбыт золота, что уже стало одним из источников существования местного населения. В результате такой «золотой лихорадки» экологии местности наносится катастрофический ущерб.

Как сообщает местный житель, председатель правления Общественного объединения «ФОАТ» Тургунбай Атабеков, китайские инвесторы работают здесь прямо на пойме реки, и разрушают ее русло, сформированное веками. Они рубят пойменные леса, что категорически запрещено законами, так как, по своей природе, они не подлежат восстановлению. Кроме этого, по данным Атабекова, за последние два года иностранные компании указывают, что ими добыто менее тридцати тонн золота, когда как местное население оценивает эти объемы в 4-5 раз больше. В качестве примера Атабеков приводит данные по другому месторождению, намного меньшему по своим параметрам, где добывается до двухсот килограммов золота в год.

По данным Атабекова, для разработки месторождений в Чаткале получили лицензию двадцать три фирмы и только восемь из них прошли местную регистрацию. «Оказывается, получить лицензию [на добычу золота] так же легко, как получить номер для машины, - возмущается председатель общественной организации. – Мы не против, чтобы они работали у нас, но пусть делают это открыто. Чтобы на работу брали наших людей, создавали им нормальные условия».

При получении кредитов от Международных банков предусматривается один процент от общей суммы кредита на рекультивацию местности. Однако в случае провала проекта об этом проценте забывают, так как эти средства перечисляются по окончании разработки. По мнению Атабекова, нужно создать Общественную национальную комиссию по соблюдению Орхусской конвенции, которую Киргизия подписывала в числе четырнадцати международных документов, регулирующих отношения сторон при разработке недр и где четко указаны обязательства сторон по охране окружающей среды. «Надо, чтобы Терексай не стал вторым великим обманом киргизского народа после Кумтора, - заключает Атабеков. Он разделяет мнение многих представителей гражданского сектора и отдельных депутатов парламента страны, что подписанное с канадцами по разработке главного месторождения Киргизии Кумтор соглашение было кабальным для киргизской стороны.

Бывает, что экологам иногда удается добиться наказания виновных, однако это носит чуть ли не символический характер. Так, по словам Людмила Нышанбаевой, за рубку пойменных лесов в Чаткале виновники заплатили штраф в пятьсот тысяч сомов (более $13 тысяч), однако нанесенный ущерб исчисляется миллионами. «В одном случае проектом разработки был предусмотрен перенос линии электропередачи, но этого не было сделано, так как некому контролировать это, - говорит она. Местное население склонно думать, что инвесторам легче заплатить местным чиновникам энную сумму, чем тратиться на такие объемные работы. Людмила Нышанбаева предлагает описать рекультивационную часть соглашения отдельным документом и сделать его доступным местному населению.

По мнению кандидата биологических наук, старшего научного сотрудника Института леса и ореховодства НАН Киргизии Бактыгуль Карашовой, «законы страны по охране окружающей среды сырые и не способствуют эффективной защите уникальной природы Киргизии». Она также отметила, что только в Джалалабаде проблемами экологии занимаются более пятидесяти НПО, однако доноры дают гранты больше на развитие демократии и экономические проекты». Между тем, в стране есть что защищать. По официальным данным, в стране существует двадцать две экологических системы, что является очень высоким показателем в мире. Для сравнения – в американском штате Флорида, близком по природе к Киргизии, наличествуют всего лишь четыре экосистемы.

Надо сказать, что эту проблему в Киргизии поднимают не только сегодня. В стране широко известен политический демарш Турдакуна Усубалиева, который руководил советской Киргизией четверть века. В первые годы независимости, будучи депутатом парламента, он инициировал слушание в парламенте дела об использовании добытого золота тогдашним руководством страны. Верховный Совет (тогдашний парламент Киргизии) потребовал отставки Президента, и экс-президенту Аскару Акаеву пришлось отчитываться об использования средств, вырученных от операций с золотом. Дело кончилось отставкой Правительства и, по мнению местных аналитиков, удовлетворением амбиций Усубалиева, который получил в собственность один из угольных разрезов в Нарыне. От этой истории в памяти киргизстанцев осталось высказывание тогдашнего и ушедшего впоследствии премьера страны Чынгышева, который буквально заявил, что «в стране не воруют только дураки и ленивые».

Каким путем пойдем?

На круглом столе, проведенном в Джалалабаде, представители неправительственного сектора говорили о необходимости активизации роли местных сообществ, объединении усилий гражданского сектора для усиления контроля над использованием природных богатств. При этом инициатор круглого стола Чолпон Дыйканова отметила, что проблему «надо искоренять не путем пикетов и митингов, что наблюдается в Таласской области, а цивилизованным путем, посредством диалога». Однако, судя по заявлениям известных правозащитников, сделать это будет нелегко.

На пресс-конференции, проведенной 29 мая в Бишкеке и посвященной событиям в Таласе, лидеры ведущих правозащитных и общественных организаций республики обвинили власти в подавлении инициатив гражданского сектора. Они выразили недовольство задержанием членов региональных подразделений НПО в Таласской области, которые забросали машину премьер-министра страны во время его визита в регион. «Если руководство страны и дальше будет так действовать, подавляя акции народа, то граждане попытаются выразить свое мнение иначе, и об этом мы говорили руководителю администрации президента Медету Садыркулову…», - сказала глава Общественного фонда «За международную толерантность» Рая Кадырова.

Директор правозащитного центра «Интербилим» Асия Сасыкбаева заявила, что причиной многих конфликтов между населением и властями является недоверие граждан к руководству страны. А исполнительный директор Коалиции Жыргалбек Турдукожоев вовсе назвал задержание людей в Таласе «началом террора властей против собственного народа».