22 Июль 2019



Новости Центральной Азии

Вдоль по улице центральной. Шаг за шагом по истории и современности Ферганы

20.09.2007 21:56 msk, А.Куприн

История Узбекистан

В каждом городе есть центральная улица со своим названием и историей. В Фергане (Новом Маргилане, Скобелеве) эта улица была действительно Центральной – начиналась от базара и заканчивалась проселочной дорогой Чек Шура, ведущей на старое «русское» кладбище.

Каждое из ее исторически менявшихся названий отображает эпоху: улицей Губернаторской она называлась до Октябрьской революции 1917 года, улицей Ленина – в советскую эпоху, улицей Мустакиллик (Независимости) – сейчас. Экскурс по центральной улице Ферганы, наверное, лучше всего будет начать с пересечения улицы Губернаторской и Махрамовского проспекта (Карла Либкнехта, Худжанд).

Махрамовский проспект, названный так в честь победы у крепости Махрам, находился точно перпендикулярно крепости, был своего рода точкой отсчета, так как все другие проспекты расходились от крепости уже под углом к ней (веером). Вдоль этого проспекта по левой стороне до революции были постройки только военного значения, а дуговые улицы начинались именно отсюда, деля город на кварталы сравнительно небольшой величины.

Улица Мустакиллик (бывш. Им. В.Ленина)
Улица Мустакиллик (бывш. Им. В.Ленина)

«Старый город» Ферганы, охватывавший местность от крепости до железнодорожного вокзала и построенный как военно-административный центр, имел компактную радиально-дуговую планировку, которая, несмотря на перестройки, легко узнается и сейчас. Территории с военными постройками и пустырями незастроенной части до революции образовывали два огромных квартала: по левой стороне – от улицы Губернаторской до улицы Эспланадной (Пушкина, Навои); по правой - от Губернаторской до улицы Аэродромной, которой до революции не было. Именно в этом квартале, в юго-восточной части города, в 1877 году была возведена первая постройка – временная, деревянная казарма – крепость на тысячу солдат. Строительство же капитальной, кирпичной крепости началось позже и закончилось в 1904 году. Она была окружена невысокой пятиугольной стеной с амбразурами и башнями по углам.

С самого начала строительства города ощущалась нехватка стройматериалов, а дело с производством жженого кирпича не ладилось. Но в 1879 году Г.И.Петровым был пущен один, а позже еще шесть кирпичных заводов общей мощностью поначалу 300 тысяч, а к 1885 году - 750 тысяч кирпичей в год. А уже с 1890-х годов для ряда общественных построек, особенно репрезентативного характера, стал использоваться очень качественный желто-коричневый кирпич с заводов в Ярмазаре и Кызыл-Кие. Проблема с топливом также стояла особенно остро. Из Язъяванской степи каждый день для нужд завода привозили более ста арб сухого топлива - верблюжьей колючки.

Так сегодня Фергана и ее окрестности выглядят из космоса
Так сегодня Фергана и ее окрестности выглядят из космоса

С 1902 года в городе увеличился контингент войск. Большая часть пространства от улицы Эспланадной (кстати, эспланада – это пустое незастроенное пространство между крепостью и городом. – Авт.) до конца Махрамовского проспекта и направо до Самаркандского проспекта (улица Коммунистов, М.Касымова), а также налево в сторону Аэродрома были застроены казармами и другими постройками военного назначения. На одной из казарм из жженого кирпича в конце Махрамовского проспекта стоит дата – 1901-й год окончания строительства. Видимо, большинство построек из жженого кирпича на этом пространстве возникли где-то до и после этой даты.

Сегодня эта часть улицы выглядит иначе. Территория была перепланирована вокруг комплекса новостроек 1980-х годов. Почти все дореволюционные постройки госпиталя сейчас снесены. От старого времени осталась только пара домов напротив бывшего кинотеатра «Космос». В этом квартале без изменений остались следующие постройки советской эпохи: гидролизный жилой городок (построен после войны японскими военнопленными), здание художественного фонда, военная комендатура, здание ДОСААФ и часть Фрунзенского (сейчас имени Ойбека) массива, обращенного к улице Фрунзе (сейчас Темура).

Карта-план первоначальной застройки Ферганы (Нового Маргилана)
Карта-план первоначальной застройки Ферганы (Нового Маргилана)

Ранее пустовавшее пространство от старого забора военного госпиталя до дороги сейчас плотно застроено чередою кафе, магазинов, офисов сотовых телефонных компаний. Там, где жилые многоэтажки выходят на большие улицы, почти в каждом доме есть отдельные квартиры, которые преобразуются в магазины, кафе, аптеки и тому подобное, с выходом уже не во двор, а на улицу.

Вообще, эта территория оформилась в собственно квартал только после начала строительства в 1960 году Фрунзенского массива и самой улицы Фрунзе, которая пролегла сначала до улицы Ленина, а позже продолжилась в сторону аэродрома. Старожилы города хорошо помнят поля и урюковые сады, бывшие на месте массива до 1960-х годов.

Центральный опознавательный объект Фрунзенского массива - кинотеатр «Нурхон» - сравнительно долго был просто ничем, пустовал и не привлекал к себе внимания. Теперь это частный объект – «Сити-центр» с различными развлечениями.

Сити-центр – бывший кинотеатр Нурхон. Фото ИА Фергана.Ру
«Сити-центр» – бывший кинотеатр «Нурхон». Фото ИА «Фергана.Ру»

А находящийся здесь военный госпиталь – старейшее лечебное учреждение Ферганы, у него своя богатейшая история, вместившая в себя истории жизни и деятельности прекрасных специалистов-профессионалов и замечательных людей.

Где-то здесь, в районе, близком к госпиталю, в семье военного врача 14-го линейного Туркестанского батальона в 1886 году родился самый выдающийся, на мой взгляд, художник Узбекистана, автор прославленной «Гранатовой чайханы» Александр Николаевич Волков. Огромный нерасчлененный квартал, расположенный справа от улицы Губернаторской и ведущий вниз по Махрамовскому проспекту, до революции состоял из большого незастроенного пространства, простиравшегося до военной церкви Святого Николая-угодника, а также до собственно военного городка как комплекса казарм и строений военного назначения и подсобного военного хозяйства.

Так как в Фергане всегда располагался довольно значительный контингент кавалерийских войск, то им был необходим большой объем фуража, а также кузницы, где подковывали лошадей. Все это хозяйство занимало территорию части современной шелкомотальной фабрики и вверх до поста ВАИ, то есть справа от современной улицы Аэродромной (сейчас С.Косимова) и до Самаркандского проспекта (улица Коммунистов, М.Косимова), включая весь квартал до улицы Ферганской (улица Луначарского, академика Мухаммадиева).

Ферганцы хорошо знают красивое здание из желто-коричневого кирпича, стоящее на углу улиц М.Косимова и С.Косимова. Сейчас в нем разместилось Управление метрологии и сертификации. Здесь можно получить гигиенический сертификат, как на импортный, так и на отечественный товар.

До этого здесь было управление общепита, мастерские Художественного фонда и жилой дом. Но строилось это здание как учебная кузница, где подковывали лошадей кавалерийских частей. Максимум клиентов кузницы приходился, пожалуй, на 1920-30-е годы, когда на нужды кавалерии работала не только она, но и ипподром, расцвет деятельности которого с ежедневными занятиями – выездкой типа рубки лозы саблей на скаку и праздничными скачками, показательными выступлениями, - пришелся на эти же годы. Расположен он был на линии от школы №3 до улицы Железнодорожной. После войны ипподром захирел, сошел на нет и его территория была отдана для МТС, а с 1950-х годов - для частной застройки.

Учебная кузница и два соседних здания были построены в 1901 году. Одно здание не сохранилось, в другом когда-то был военный клуб, затем жилой дом и автошкола. До 1950-х годов в этом районе не было улицы Аэродромной, здесь располагались и военное подсобное хозяйство, и красильная фабрика, и (до войны) большой сад, и стадион «Красная роза» шелкомотальной фабрики. Причем в названии стадиона слово «Роза» писалось с большой буквы, потому что первое промышленное предприятие советского времени в Туркестане – ферганская шелкомотальная фабрика носила имя немецкой революционерки Розы Люксембург.

У жителей военного городка, где кавалеристов после войны сменили летчики, а тем более на территории их подсобных хозяйств, где находились склады, прачечные, в 1950-е годы отношение к мальчишкам было нестрогое. Можно было перелезть через забор, посмотреть с солдатами кино, пробраться в бассейн и покупаться там. Особенно нас, пацанов, впечатляли туалеты: необычайные круглые, просторные и вместительные, они были так добротно сработаны из жженого кирпича, что я всегда недоумевал, как мог рухнуть строй, где уборная и та делалась с гарантийным сроком лет на пятьсот.

Ближе к посту ВАИ была авторота. Во время войны там дислоцировалась отдельная военная механизированная колонна, а что было на этом месте раньше – не знаю, но здесь сохранились постройки дореволюционного времени.

Там, где сейчас находится управление горгаза, до начала 1960-х годов в окружении жилых домой был огромный, очень глубокий пустой то ли бассейн, то ли котлован. Мы понимали, что он как-то связан с прошлым этих мест, но как?

Отец моего друга детства, Константин Мелькумов, участвовал в боях гражданской войны, шедших в Ферганской долине. Когда я обмолвился об этом пустом резервуаре, он сказал, что здесь был бассейн, в котором солдаты всех рот купались в 1920-е годы. Он вспомнил еще одну интересную деталь. Оказывается, одному из дневальных в те годы разрешалось отлучаться до полей, близких к нынешнему аэропорту, с целью добычи карабауров (черноголовых рябков), которые водились там в совершенном изобилии, с целью прибавки мяса к ежедневному рациону красноармейцев.

В 1950-е годы у военной части была футбольная команда ГДО (гарнизонный Дом офицеров), которая успешно выступала на первенстве города. Во время реконструкции центрального стадиона «Спартак» в 1955-56 годах на стадионе военных проходили матчи первенства Узбекистана по футболу, в котором участвовала ферганская команда «Буревестник».

18 августа здесь отмечался День авиации. И всегда от игры духового оркестра, реяния военных и спортивных знамен и блеск водной глади бассейна ощущалась какая-то особая упругость утра. Молодцеватые офицеры в парадных мундирах с красавицами-женами в изумительных крепдешиновых и файдешиновых платьях, мороженое в бумажных стаканчиках, лимонад «Крюшон», всеобщий радостный шум трибун от накала спортивной борьбы на водных дорожках, прыжки с трехметрового и десятиметрового трамплинов, смех и хохот от потасовок атлетов в состязании–забаве «кто кого собьет в воду, сохранив свое равновесие», и какое-то высокое внутреннее ликование десятилетнего пацана - от того, что все это смогло совпасть и случиться, принеся неповторимое счастье.

С воинской частью в отрочестве и юности связано много разного рода событий, но одно запомнилось надолго.

Офисы, магазины и кафе по ул. Фрунзе. Фото Фергана.ру
Офисы, магазины и кафе по ул. Фрунзе. Фото ИА «Фергана.ру»

Где-то в году 1959-1960-м, когда еще в Фергане не было десантных войск, нас, школьников, повели на экскурсию в летную часть. Сначала мы побывали в ротах, потом в музее части, где многое было посвящено Герою Советского Союза Н.Гастелло, имя которого носила воинская часть. А потом нас повели в клуб, архитектура и внутреннее устройство которого поразили меня. Оказывается, как я узнал впоследствии, это и была дореволюционная военная церковь Святого Николая-угодника (кто помнит – напротив военкомата). Военная церковь существовала и в походных условиях, как правило, была палаточно-шатрового типа и из глиняного кирпича. А эта очень красивая церковь (к сожалению ныне утраченная) была построена из жженого кирпича в первые годы XX века. В советские годы она была переоборудована в клуб.

Кроме церкви-клуба меня тогда поразил еще двухсерийный документальный фильм «XX век» (кажется, производства ГДР), который просто ошеломлял кадрами из истории, которые я до этого никогда не видел. Я бы и сейчас с удовольствием посмотрел этот фильм. Но больше всего меня поразила реакция солдат на фильм: кино вместе с нашим классом смотрели преподаватели и десять солдат. Все остальные в зале – спали, так, как спят только глубоко уставшие люди. И я недоумевал – так что же такое армия?

Хокимият (областная администрация). Фото Фергана.ру
Хокимият (областная администрация). Фото ИА «Фергана.ру»

Позже, когда я служил в армии, я все это испытал сам. Как там у поэта Абдуллы Хайдара: «Спящая тишина кинозала из советских армейцев. Идеальное немое кино наоборот: из зала - на экран. Бессилие психологии перед физиологией. 104 фильма за два года: четыре не помню, сто – проспал.».

Рядом с кафе «Космос» сауна-центр, где крупными буквами написано «Разливное пиво». Пиво есть, людей что-то не видно. В советские времена на этом месте была одна из самых больших городских общественных бань. Как говорил один мыслитель: чистка – грязное дело. Советские общественные бани – это целая индустрия чистки людей. На комфортабельно процветающем Западе в XX веке СССР так и характеризовали – страна общественных бань и общественных туалетов. Ну и что, скажет кто-то, русские бани, например, это же - одна из составляющих русского уклада жизни, частью почти что романтического.

Как там у А.Вознесенского в «Русских банях»

Бани! Бани! Двери-хлоп!

Бабы прыгают в сугроб

Прямо с пылу, прямо с жару

Ну и ну

Слабовато Ренуару

До таких сибирских «ню»!

Да это же в селе, в своём дворе личная банька получается, а не общественная. А вот в городе бани, о которых упоминают Олеарий, Герберштейн, Флетчер, Стрейс, пишут В.Гиляровский в «Москва и москвичи», А.Рубинов в «Интимной жизни Москвы» и др. – это общественные бани. Но опять таки, если у вас дома раздельный санузел, а вы в Сандуны, да чтоб потом с пивком, или в сауну-центр – так это ж прибавочные блага, блажь…

А есть общественные бани как следствие общего неустройства городской жизни и быта: дома только тазик, ванночка и… Целым семейством с двумя-тремя детьми вперёд – двумя трамваями, одним автобусом до бани, да по морозу, да чтоб дети потом не простыли – это уже больше похоже на форму социального унижения, чем на романтику под пиво.

Как-то я волосы сушил и забылся, а как же я их в армии-то сушил под Томском, где две недели за -40С, а три недели за -30С с ветерком, да и вспомнил, что мы же там вечно лысые ходили, какая сушка.

Как известно, интимизация человеческой жизни и быта нарастала постепенно, начиная с эпохи Возрождения, – Средневековье этого не знало. Это прекрасно иллюстрируют «Кентерберийские рассказы» в изложении П.Пазолини. В немецком языке, например, тогда даже понятия «семья» не существовало (die Familie), а было только ganze haus – т. е. весь дом.

Так что в отношении бань - средневековье у нас тоже кончилось недавно. Один американский кинорежиссёр вспоминал, что в детстве они жили бедно, но об этом не знали, потому что все вокруг жили бедно.

Так и советский быт 20-х – 50-х, не знал, а, может, знал, да забывал, что он неустроен. Жизнь брала своё, санитарно-гигиенический максимум-минимум соблюдать приходилось и бани работали почти как маленькие заводы: уголь, кочегарки, котлы, трубы, пар, горячая вода и люди, люди, кто со своими тазиками, кто с веничками, бывали и очереди в кассы (билет стоил сначала 5 копеек, потом 10 копеек в общие и 20 копеек в семейные номера, женская половина, мужская половина и как свидетельствует городской фольклор, литература и кино – бездна вуайеристских ухищрений. Как шутил советский юморист: «Мы за полный интим, но чтоб вокруг стоял здоровый коллектив».

Короче были времена, когда жизнь на этом пятачке у кинотеатра «Космос» и бани шумела и кипела вовсю. Теперь эти центры кипения сместились, переместились или исчезли вовсе.

В этом и соседних районах, центре города были и сейчас есть замечательные любители голубей. То там, то здесь видны голубиные ХВЗ. Слово, которое никто из голубятников мне точно не расшифровал, но все знают, что это - мачта с перекладиной для голубей.

Я голубей не держал, но вырос среди страстных голубятников со своим специфическим словарём общения: ХВЗ, приман, тряски, ситара, резки, драчки, лохманы, гладкий, чубатый, носочубый, двухчубый (шляпа), узкочубый, дандарь, летун, играет, тянет столб, завёртыш и т. п.

Голубей в Узбекистане русские часто называли каптарами, - от узбекского кабутар – голубь.

Когда я рос, то думал – раз многое в других есть лучше, ну и голуби тоже. Как выяснилось позже, наша местная среднеазиатская порода и есть, пожалуй, самая лучшая; такой чистой, лёгкой, изящной и упругой стати нет больше ни у одной из голубиных пород. Да, есть европейские почтовые и ряд декоративных пород – и всё, остальные же породы - русские, бакинские и т.п. - ни в какое сравнение по стати со среднеазиатскими не идут. Поэтому в Узбекистане все держат в основном местную породу голубей.

Когда я прочитал, что Шейх Омар Мирза – Тимурид, правитель Ферганы конца XV века, отец великого Бабура - был страстным любителем голубей, имел большую голубятню на обрыве Сыр-Дарьи в столице Ферганы того времени г. Ахсы, я понял, что красота среднеазиатской породы голубей создавалась столетиями и часто усилиями знатных людей и даже ханов. Кстати, Шейх Омар Мирза убился в 1494 г., обрушившись вместе с голубятней с обрыва, когда гонял своих голубей.

Опытный голубятник сразу определит стать голубя, чистоту его породы и, подержав в руках, безошибочно назовёт его лётные качества.

В Узбекистане для обозначения устойчивых цветовых разновидностей местной породы используют узбекские слова и понятия.

1) ок – белый

а)ташкентский (глаза чёрные)

б)андижанский (глаза белые)

2) зок – чёрный

3) навод – желтовато-палевый

4) руян – красно-вишнёвый

5) маля – бежевый с зеленью

а)ок-маля

б)кара-маля

6) соч – у него больше белого, но с чёрными крапинками

а)кара-соч

7) хакка – сорока-хвост и крылья белые

8) авлак – белый с лиловым пятном на затылке и шее

9) челкар – мраморовидный

10) савзи-авлак (сизовлак) – сизо-голубой с поясами, белоголовый, белокрылый, белохвостый, белоногий

11) сизак – сизый

12) уды (удыш) – сизо-светло-землянистый

13) тасман – розово-палевый с поясами

14) чины (чиныш) – белый с красным по телу

15) гульбадам – чисто-белый с розовым подгорлом

16) гуры – оловянный

и ряд других разновидностей.

В детстве, там, где я рос, на ул. Мельничной, которая была за станцией последней улицей Ферганы, т.к. дальше уже шли поля, каждый третий подросток держал голубей.

«Когда утром за пазухой у Кольки

Голубями начиналось пойманное небо»

Обладателя стайки отличных летунов, которая поднявшись с ХВЗ, в считанные минуты взмывала вверх, стремительно набирала высоту и неутомимо долго, часами, летала едва различимыми точками в небе, такого обладателя знала вся улица.

Голубь, который отлично играл (кайгар), то есть, начав лёт, переходил в кувырки чередой вверх (тянул столб), а потом заканчивая столб винтажём, переходил в лёт, такой голубь был гордостью его обладателя и высоко ценился, в том числе, и в денежном выражении.

Голубь завёртыш (гарра) мог тянуть столб (кувырков) вверх, но чаще не мог выйти из столба в лёт, чем мог, а барахтаясь, бывало, опускался на крышу.

Помнит улица и единение группы пацанов в их любовании полётом голубей, и жаркие споры об их лётных качествах и жестокие поступки – помню как Витька по прозвищу Карлик с мелки (мельницы) моментально оторвал голову завёртышу, который со столба свалился на крышу. Были и разборки и даже драки из-за приманов и краж голубей.

И раньше, и сейчас шумит голубиный базар, как всегда шумят пацаны, но бывает и затихают, чтобы услышать совет опытных ферганских голубятников: Фархода, Ибрагима, дяди Вити Шрама, дяди Володи (Полтора), Ленара, Фершуда, дяди Коли, Руслана, Геннадия, Анатолия Павловича, Шавката Саидовича Касымова.

ОБ АВТОРЕ: Александр Куприн - культуролог, преподаватель колледжа искусств (Фергана, Узбекистан), эксперт ИА «Фергана.Ру»

* * *

Продолжение следует