17 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Казахстан: Кто выиграл «Третью чеченскую войну»?

19.11.2007 10:11 msk, Ринат Сайдуллин (Астана)

Казахстан Общество

В районном центре Алма-Атинской области Казахстана городе Талдыкургане проходит суд над участниками кровавых межнациональных столкновений, происшедших 18 марта этого года.

По официальной версии следствия, 17 марта в поселке Маловодное, расположенном в 40 километрах от Алма-Аты, в бильярдной «Ботагоз» трое парней-казахов избили Мухамада Махмаханова – чеченца по национальности. Тем же вечером Тахир - двоюродный брат Мухамада - наказал одного из обидчиков: на своем джипе он сбил его неподалеку от бильярдной, а затем ранил в ногу из неустановленного оружия.

На следующий день группа примерно из трехсот человек приехала на автомобилях к дому Махмахановых в соседний поселок Казатком и стала требовать выдачи Тахира. Однако четверо других братьев вышли вооруженными навстречу толпе и открыли огонь из ружей. Около десяти человек из подъехавших получили ранения, а двое впоследствии скончались.

Толпа разъярилась и начала закидывать булыжниками дом и братьев. Стрелявшие бросились бежать, но трое из них были пойманы и избиты до беспамятства. В то же время группа этнических казахов подожгла дом и автомобиль семьи Махмахановых.

Тахиру Махмаханову удалось скрыться. В настоящее время он находится в розыске. Один из трех избитых братьев-чеченцев был оставлен умирать на обочине (позже его подберут полицейские), а двоих погрузили в багажник, после чего снова привезли в Маловодное, где продолжили избиения. Их тела будут впоследствии найдены возле той же бильярдной «Ботагоз».

В тот же день бильярдная «Ботагоз», принадлежащая семье Махмахановых, была разгромлена. Толпа также прошлась по коммерческим киоскам, хозяевами которых были местные чеченцы. Полиция пыталась вмешаться в конфликт, но несколько полицейских ничего не смогли сделать, оставалось только ждать подкрепление.

19 марта в центре Маловодного произошел «народный сход», на котором собравшиеся потребовали выселить семейство Махмахановых за пределы поселка, толпа в четыреста человек снова двинулась в поселок Казатком, но была остановлена сотрудниками полиции и ОМОН.

По факту беспорядков было первоначально задержано более сорока человек. В данный момент на скамье подсудимых находятся три жителя села Маловодное: они обвиняются в убийствах, групповом хулиганстве и повреждении чужого имущества. Еще двое участников поджогов уже осуждены условно. В отношении семерых погромщиков, получивших огнестрельные ранения, уголовные дела приостановлены ввиду отсутствия состава преступления.

Уже сейчас показания участников конфликта и свидетелей, в том числе, полицейских и представителей поселковой администрации, дают основание считать, что противостояние имеет другие корни, нежели просто криминальный конфликт.

Как и среди первых погромщиков, так и на сходе было замечено множество автомобилей с номерами других районов, а несколько из них вообще оказались без номеров.

«Спросите, откуда у Махмахановых столько голов скота? Мы же о них все знаем. Они натуральные бандиты, «махновцы», – такие выкрики можно было различить в толпе.

Надо сказать, что семья Махмахановых на самом деле далеко небезупречна. В ряде источников со ссылкой на пресс-службу Управления по борьбе с организованной преступностью Управления внутренних дел Алма-Аты Шамиль Махмаханов (старший из братьев, который на момент событий находился в Алма-Ате) фигурирует как лидер чеченской организованной преступной группировки. И среди односельчан семья Махмахановых именовалась не иначе как «махновцы».

Один из погибших братьев Хаджимурат являлся директором департамента по организации деятельности исполнительного производства Комитета по судебному администрированию при Верховном суде Казахстана. И другая трагедия в Алма-Атинском микрорайоне Шанырак, когда жители сносимых домов оказали сопротивление полиции (см. статью «В пригородах Алма-Аты прошли кровавые столкновения местных жителей с полицией»), произошла с непосредственной подачи Х.Махмаханова. Именно он обратился в правоохранительные ораны с просьбой оказать содействие судоисполнителям в акции по изъятию и сносу построек. Так что для многих эта чеченская семья стала символом того, как могут срастись власть и криминал.

Однако даже если нападение на дом Махмахановых и стало следствием криминальной либо государственной деятельности членов семьи, то, в любом случае, пожар конфликта перекинулся и на других чеченцев, проживающих в этих поселках. Тем более что на народном сходе звучали требования выселить всех чеченцев, проживающих в районе.

«Мы всегда жили с казахами в мире. Куда мы отсюда поедем? На какой Кавказ, где мы с роду не были. Кто виноват, кто преступления совершал, те пускай и уезжают. Почему должны страдать невиновные?» – отстаивали свою позицию на сходе 19 марта чеченские женщины.

Кроме жителей сел и неизвестных, приехавших на автомашинах, в народном сходе приняло участие местное руководство, а также активисты казахских национал-патриотических организаций.

«Тысячная толпа скандировала там всякие антиконституционные лозунги. И туда прибыли зам. генерального прокурора Мирзадинов, замминистра внутренних дел Шпекбаев, и с ними вместе участвовало руководство УВД, генерал КНБ, судья областной, ну и другие местные акимы районного значения», - рассказывает председатель Ассоциации развития культуры чеченского и ингушского народов «Вайнах» Ахмед Мурадов, побывавший на том митинге. «Выселить чеченцев, сжечь их дома, поубивать остальных» - именно такие лозунги звучали на митинге по версии Ахмеда Мурадова.

«Заместитель акима (главы администрации) Алма-Атинской области сказал, что митинг требует, чтобы выселили всех чеченцев, но мы не можем идти на нарушение Конституции, он понимает, что это нарушение, но вот семью Махмахановых надо бы выселить, говорил он», - продолжает свой рассказ один из лидеров чеченской диаспоры Казахстана.

По мнению Ахмеда Мурадова, власти были заинтересованы в ситуации. «Вот власть сегодня показала, что может занимать позицию определенной стороны – в данном случае вот этой бандитствующей группировки. Потому что, практически, она пошла на поводу: во-первых, допустила сбор и движение; во-вторых, допустила нападение и убийство; в-третьих, допустила несанкционированный митинг; в-четвертых, допустила озвучивание незаконных (!) требований этого митинга; в-пятых, не дала никаких оценок тому, что случилось. И самое печальное, что все это со ссылкой, что если она примет меры, требуемые по закону, то вот национал-патриоты подымутся», – высказал свое возмущение Ахмед Мурадов в интервью Интернет-сайту «Nechto.kz».

Уже упоминалось, что в первый день погромов полицейские оправдывали свое бездействие тем, что их было слишком мало. На суде районное руководство полиции, и, в частности, заместитель начальника РУВД Жаксылык Алтынбаев, говорили, что пытались сделать все возможное, но толпа была неуправляема.

- Я думал, они спасутся, - сообщил Ж.Алтынбаев на вопрос, почему никто из полиции не попытался последовать за толпой, погнавшейся за тремя братьями Махмахановыми. Кстати, за действиями погромщиков также наблюдали и поселковые акимы, которые, по их словам, «докладывались руководству, обзванивали пожарных и скорую помощь», а после погромов «занимались организационной работой».

Есть еще одна деталь. По нашим источникам, один из руководителей отдела Департамента внутренних дел в Алма-Ате по своим каналам узнал, что на митинг движется караван автобусов из южной части Казахстана. Докладные записки сразу в несколько ведомств заставили силовиков отреагировать и не допустить приезда «гостей». Однако через несколько недель этот полицейский был вынужден уволиться по собственному желанию.

То, что криминальный конфликт оказался всего лишь поводом для реализации более грозного сценария, подтверждают показания и других участников судебного процесса.

Выяснилось, что пострадавший от рук Тахира Махмаханова Бекжан Салимбаев (которого сбили автомобилем, а после прострелили ногу) отказался писать заявление в правоохранительные органы. Более того, врачи не зафиксировали у него огнестрельных ранений – есть перелом стопы и резаная рана.

В приговоре суда в отношении Салимбаева звучит следующее: «Салимбаев, будучи пьяным, без причины начал избивать Ахмадиярова Эльдара, казаха по национальности, а Махмаханов Мухамад хотел защитить Ахмадиярова и из-за этого был избит троими». Тогда получается, что драку начал Салимбаев, а Мухамад всего лишь вступился за избиваемого парня?..

Несмотря на то, что вызванные в качестве свидетелей полицейские долгое время не являлись на процесс, сейчас выяснилось, что двое сотрудников полиции находились возле толпы, намеревавшейся идти к дому Махмахановых, а затем еще семь полицейских на своих авто сопровождали кортеж из полусотни машин «мстителей». И хотя, по их словам, они ничего «не смогли сделать», подкрепление вызывать не стали.

Журналисту Санату Урналиеву один из жителей Казаткома (пожелавший остаться неизвестным) сообщил, что за несколько недель до 18 марта в Казаткоме на бытовой почве подрались знакомые друг с другом чеченец и казах. На следующий день к ним в село подъехало несколько десятков автомобилей. Незнакомые люди начали уговаривать парня-казаха наказать чеченца, однако тот от навязываемых «услуг» поспешил отказаться.

Представитель потерпевшей стороны Шинкуат Байжанов уверен, что столкновения в Маловодном и Казаткоме – это «заранее спланированная акция, направленная на разжигание межнациональной розни и подрыв авторитета президента страны».

Ахмед Мурадов, председатель культурного центра «Вайнах», привел в пример одну сценку, которой был свидетелем. Он застал спор чеченца с казахом: «И тогда казах говорит: «мы вам устроим четвертую чеченскую войну». Я говорю: Ну, хорошо, - четвертую ты устроишь. А первые где три? И он отвечает: Две, значит, в Чечне были, а третья – здесь. И мы ее выиграли».

Похоже, что на самом деле в «третьей чеченской» нет явно выраженных победителей. Двое погибших – с одной стороны, трое – с другой. Махмахановы покинули поселок, один казах и один чеченец все еще в бегах. Что или кто стоит за погромами, скорее всего, останется невыясненным. На самом ли деле Махмахановы так «достали» своих односельчан, либо это стало возмездием со стороны национал-патриотов за «Шанырак», или под соусом межэтнического конфликта произошел очередной передел собственности? Но возможно, что у кого-то просто возникла «политическая необходимость» продолжить цепочку этнических конфликтов, начавшихся в Казахстане год назад.

Судебный процесс, проходящий на казахском языке в Талдыкургане, остался практически без внимания прессы. О самих столкновениях в Казаткоме и Маловодном как будто и забыли, особенно в свете новых проблем в южно-казахстанском поселке Маятас, где произошли «курдские погромы». И каким бы ни было итоговое судебное решение, вряд ли оно прольет свет на происшедшее.

В настоящее время в Казахстане проживает от 55 до 70 тысяч чеченцев.