6 Август 2020



Новости Центральной Азии

Тупик. Бесправие узбекской женщины как факт существования

17.03.2008 22:44 msk, Письмо читателя

Узбекистан Письма читателей

В очередном письме, пришедшем в редакцию ИА «Фергана.Ру», содержится короткий рассказ о судьбе простой узбекской девушки, оказавшейся жертвой торговцев людьми. Едва не став проституткой в Арабских Эмиратах, героиня этого рассказа смогла убежать и вернуться домой. Там ее, однако, ждало и общественное, и юридическое осуждение. А виновные, как это часто случается, остались безнаказанными.

* * *

«В 2000 году я работала в фонде Сороса в Узбекистане. По известным всем сложившимся обстоятельствам я уехала в другую страну. Но всё, что происходит в области гражданского общества в Узбекистане, и, в особенности, в области женских проблем, мне очень интересно. У меня на этот счёт своё личное мнение, но в этом письме я бы хотела поделиться историей, которая меня просто поставила в тупик.

В честь новогодних праздников мы с мужем решили отдохнуть в Объединённых Арабских Эмиратах, а на обратном пути заехать в Ташкент - навестить родственников. В самолёте я познакомилась с девушкой, ей - двадцать лет. Было заметно, что она очень расстроена. Отрывками и очень несвязно она рассказала, что надеялась заработать деньги, приехала в ОАЭ, оказалось, что эта работа - совсем не то, что она предполагала и так далее.

Про это я много слышала, и внутри меня боролись два мнения. Первое: сама виновата. Второе: почему же все-таки так произошло?..

Однако, больше всего поразил меня тот факт, что на тот момент девушка больше всего она боялась, что в маленьком городке Аккургане все узнают, что произошло с ней, и как она посмотрит в глаза своему отцу. Я старалась её успокоить, что, может, не узнают, откуда и кто может распространить эту информацию.

Но переубедить её было невозможно. Она объясняла что, во-первых, когда она обратилась в консульство Узбекистана и сообщила о том, что у неё нет паспорта, консул попросил заполнить анкету и настоял на том, чтобы в графе «цель прибытия» она написала «проституция». По словам девушки, она пыталась объяснить консулу, что не успела «поработать», убежала, когда поняла, в чём будет заключаться её «работа». Но в консульстве Узбекистана никто не хотел ее даже слушать, и никому не было интересно, кто привёз её сюда, и каким путём она приехала.

Я стала подробно расспрашивать: кто же на самом деле её привёз? Она сразу изменилась и стала шёпотом говорить, что это - женщина по имени Малика, её, мол, в Аккургане все знают, у неё ресторан и несколько кафе. Она очень уважаема в их городе и у неё большие связи даже в прокуратуре.

Далее девушка со слезами рассказывала, какие унижения и издевательства испытала, и всё только из-за того, что доверилась этой всемогущей Малике. Я пыталась, ей объяснить, что эту женщину можно наказать, но девушка быстро изменилась и заявила, что ей по сравнению с другими просто повезло: она мучилась всего два месяца, а другие годами не могут вырваться. И что меня поразило: девушка была очень благодарна Малике за то, что та вернула ей паспорт.

Многое из того, что я пыталась объяснить этой девушке, она просто не слышала. Мы уже подлетали к Ташкенту, и я дала ей мой номер телефона и сказала, что в течение месяца пробуду в Узбекистане, и буду очень рада с ней встретиться.

Мы прилетели в Ташкент, где на пограничном контроле мою знакомую девушку не пропустили. Я пыталась выяснить причину, но очень серьёзные сотрудники ответили, что у нее «есть нарушения в паспорте». Мы простились, и я ещё раз напомнила ей, что бы она позвонила.

Я часто вспоминала эту девушку. Она позвонила мне только через три недели. Мы с ней встретились, и я опять услышала бессвязный рассказ о том, что в день прилёта всю ночь она просидела на стуле в кабинете пограничников, очень замёрзла, и только на следующий день, в воскресенье после обеда, за ней приехали и повезли в милицию.

Всё это время она ничего не ела, не пила, ей стыдно было проситься в туалет. Потом она писала объяснительную записку, но и на этот раз никто не хотел слышать, о том, кто повёз ее в ОАЭ.

Милиционер сказал, что он «прекрасно знает, чем она там занималась», и добавил: была бы его воля, он бы всех девушек, «которые приезжают из Эмиратов, закрывал бы в камеру и травил ядовитым газом, потому что они позорят Узбекистан». После этого милиционер заявил, что ей грозит тюремное заключение до трех лет.

Затем поздно ночью девушку отвезли в кожно-венерический диспансер, чтобы она не убежала. Через неделю или даже больше снова приехал милиционер и забрал её. Девушка говорит, что уже была согласна написать всё так, как диктовал сотрудник милиции, главное - вычеркнуть всё, что касалось Малики.

Надо было ждать суда. До настоящего времени девушка не возвращалась в свой город, жила у подруги на квартире. Она просто не представляла, что будет, если её родители узнают о ее «приключениях».

Мы простились с ней, я пообещала, что позвоню на квартиру подруги, и пожелала ей удачи. И вот совсем недавно я решила позвонить и поздравить мою знакомую девушку с праздником. Она очень обрадовалась. А когда я спросила, как прошёл суд, она ответила, что очень довольна, ведь ей дали «всего» два года условно. Она благодарила бога, что её не посадили в тюрьму.

Судья и все, кто был рядом, заявили, что презирают и ненавидят девушек, которые едут за «лёгкими деньгами». Судья повторял несколько раз, что всем девушкам ещё придётся отвечать перед Богом за то, что они «марают облик узбекской девушки».

Но всё равно наша героиня была счастлива, что всё закончилось. Она съездила домой (поздно ночью, чтобы не видели соседи), ее мама обрадовалась, но сказала, чтобы девушка возвращалась в Ташкент, потому что «Малика приехала, и пока она здесь», лучше не показываться ей на глаза.

Счастливый конец. Девушка рада тому, что не сидит в тюрьме. Ее мать рада, что дочь жива. Милиционер рад, что закрыл очередное дело. А судья рад, что наказал преступника.

А у меня в голове постоянно вертится один и тот же вопрос: «КОГДА и КТО, наконец, выслушает молодую девушку, ее показания о том, КТО отправил её на «работу»?..

Ольга.»