29 Февраль 2020



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Адвокатской вольнице приходит конец

25.09.2008 14:49 msk, Алексей Волосевич

Права человека Узбекистан

В Ташкенте на днях произошло важное событие – учредительная конференция Палаты адвокатов Узбекистана. Несмотря на то, что местная пресса конференцию практически «не заметила» (краткие, ни о чем не говорящие сообщения - не в счет) имеет смысл рассказать о ней как можно подробнее. Дело в том, что на протяжении последних месяцев в стране вершится тихая реформа института адвокатуры – в направлении окончательной ликвидации независимости адвокатского сообщества от исполнительной власти.

О президентском указе и его исполнении

Всё началось с того, что первого мая 2008 года президент Каримов издал указ «О мерах по дальнейшему реформированию института адвокатуры Узбекистана». Согласно этому документу, на базе Ассоциации адвокатов Узбекистана предполагалось создать новое формирование - Палату адвокатов, основанную на принципе обязательного членства всех адвокатов Узбекистана.

В указе главы узбекского государства содержались разъяснения по поводу структуры и статуса создаваемой организации: «Палата адвокатов Республики Узбекистан: является некоммерческой организацией, с правами юридического лица, которая вместе с ее территориальными подразделениями, создаваемыми в Республике Каракалпакстан, областях и г. Ташкенте, образует единую систему самоуправления адвокатуры; действует на основе принципа невмешательства в деятельность адвокатов, осуществляемую в соответствии с законодательством; финансируется за счет вступительных и членских взносов адвокатов и иных средств, не запрещенных законодательством; является правопреемником по правам и обязательствам Ассоциации адвокатов Узбекистана».

Правительству предписывалось принять постановление о мерах по выполнению данного указа и решению организационных вопросов образования Палаты адвокатов Узбекистана, а также в двухмесячный срок внести в парламент проект закона о внесении необходимых изменений в законы «Об адвокатуре» и «О гарантиях» адвокатской деятельности и социальной защите адвокатов».

Следует отметить, что в целом представители адвокатского сообщества одобрительно высказывались о президентском указе, включая пункт об обязательном членстве в Палате адвокатов, полагая, что это будет способствовать повышению ответственности и квалификации адвокатов, многие из которых ни в каких адвокатских формированиях не состоят, и никакой ответственности за свои действия ни перед кем не несут. Тем более что новая адвокатская организация, согласно указу, должна была быть сформирована на основе самоуправления, как это и принято во всех демократических государствах.

27 мая на свет появился еще один документ - постановление правительства «Об организации деятельности палаты адвокатов Республики Узбекистан» за подписью премьер-министра Шовката Мирзияева. Несмотря на то, что начиналось оно со слов «во исполнение Указа Президента Республики Узбекистан», по своему смыслу оно было ему совершенно противоположно. Если в указе президента говорилось, что Палата адвокатов Узбекистана вместе с ее территориальными подразделениями образует «единую систему самоуправления адвокатуры; действует на основе принципа невмешательства в деятельность адвокатов», то в постановлении правительства, напротив, заявлялось о том, что председатель Палаты адвокатов и его заместители избираются по представлению министерства юстиции, а руководители ее территориальных управлений назначаются и освобождаются от должности председателем Палаты адвокатов.

Таким образом, если изначально речь шла о создании республиканской организации самоуправления адвокатов, то в правительственном постановлении территориальные отделения Палаты адвокатов даже именуются управлениями, словно являются непосредственными подразделениями Минюста. Ни о каком адвокатском самоуправлении уже не упоминается: всех адвокатов насильно загоняют в организацию, которой будут руководить назначаемые Минюстом лица. Так что неудобные адвокаты очень скоро исчезнут как вид…

Постановлением поручалось министерству юстиции совместно с Ассоциацией адвокатов Узбекистана в двухмесячный срок провести учредительную конференцию Палаты адвокатов, предусмотрев утверждение устава, формирование правления и ревизионной комиссии, а также избрание председателя Палаты и его заместителей.

Как проходила учредительная конференция

Учредительная конференция по образованию Палаты адвокатов Узбекистана прошла не через два месяца, а через три с половиной - 12 сентября. Уникальной особенностью конференции явилось то, что для ее проведения не было решительно никакой правовой основы - изменения в законы «Об адвокатуре» и «О гарантиях» адвокатской деятельности и социальной защите адвокатов» так и не были внесены. Между тем, без изменения этих и некоторых других законов ситуация складывается, мягко говоря, щекотливая, поскольку на сегодняшний день в Узбекистане не существует ни одного закона, предусматривающего создание ННО с обязательным членством.

В указе президента было сказано, что Палата адвокатов – это некоммерческая организация, ННО, а согласно законам Узбекистана, членство в ННО может быть только добровольным, но никак не обязательным. По этой причине Палата адвокатов формируется на обязательной основе вопреки всем существующим законам: об ННО, об общественных объединениях и т.д. Тем не менее, адвокатов в обязательном порядке заставляют вступать в эту «некоммерческую организацию».

Надо сказать, что большинство адвокатов полагало, что вначале все-таки будут внесены необходимые поправки в законодательство, и только после этого будет проводиться съезд. То есть, что разум и уважение к закону возобладают. Однако сразу же после празднования Дня независимости адвокатское сообщество уведомили, что учредительная конференция назначена на 12 сентября и что на ней будут приниматься устав, правила профессиональной этики, положения о ревизионной комиссии, в общем, внутренние нормативы, обеспечивающие создание и деятельность Палаты адвокатов Узбекистана.

Бахром Саломов
Бахром Саломов возглавлял Ассоциацию адвокатов Узбекистана на протяжении 10 лет. Фото – «Адвокатская газета» (Россия)
Уже за день до конференции стало известно, что министерство юстиции не намерено поддерживать кандидатуру действующего председателя Ассоциации адвокатов Бахрома Саломова. Хотя Саломов, по словам адвокатов, изрядно «прогибался», на взгляд Минюста у него был существенный недостаток: в 2003 году он был избран самими адвокатами, а не назначен министерством. Саломов шел на уступки по очевидной причине - понимая, что если он будет принципиально отстаивать исключительно интересы адвокатского сообщества, то его кандидатуру попросту не представят – ведь отбор происходит исключительно по принципу лояльности и управляемости. Однако эта «гибкость» себя не оправдала: за день до съезда Саломова вызвали в министерство юстиции и сообщили, что председателем Палаты адвокатов будет другой человек. О том, что конференция может не поддержать кандидата от Минюста, не было и речи – такой сценарий изначально не предусматривался (так всё и произошло).

Несмотря на то, что большая часть адвокатского сообщества Узбекистана концентрируется в Ташкенте, нормы представительства были составлены так, что от столицы выдвигалось всего лишь 10 делегатов. То есть, голоса более смелых и независимых ташкентских адвокатов должны были раствориться среди более управляемых адвокатов из областей. Поскольку ташкентское сообщество адвокатов оспаривало такое положение, на решении правления Ассоциации адвокатов было принято решение допустить на съезд еще 15 человек от Ташкента - с правом совещательного голоса. Официально в конференции участвовало 140 делегатов со всех регионов республики, но реально их было 127 (об этом было объявлено во время ее проведения).

Перед съездом ташкентские адвокаты обсуждали, как быть: то ли принять участие в конференции, то ли не принимать, пока не будет изменений в соответствующих законах. Решили все-таки участвовать: по общему мнению, отсутствие 10 голосов не могло помешать проведению съезда, поскольку адвокаты из областей в любом случае приехали бы и провели его. Поэтому ташкентские адвокаты решили, что будет лучше отправиться на съезд и там заявить, что проводить его нельзя и разъяснить остальным делегатам почему нельзя, рассчитывая на то, что в этой обстановке их смогут поддержать. Ззабегая вперед, скажу, что этого не случилось.

Учредительная конференция проходила в ташкентском Доме культуры железнодорожников. Здание было полностью оцеплено, так что без удостоверения личности проникнуть в него невозможно было даже мухе. Всем заправляли сотрудники в строгих костюмах - либо представители Минюста, либо каких-то спецслужб. Действия самих делегатов съезда строжайшим образом регулировались – им указывали, на какие места они должны присесть, постоянно их пересаживали. Возле каждого ряда с делегатами стоял человек, снимавший их на видеокамеру. Эти операторы были явно не с телевидения, и они снимали каждый шаг, каждое движение делегатов съезда. «Постоянно шла съемка – вы сидели и видели, что каждую секунду вас снимают», - рассказывали потом участники конференции. По их словам, это было преднамеренное психологическое давление - чтобы люди боялись даже шевельнуться, не то, что выступать или переговариваться.

Вел конференцию уже не Бахром Саломов, а его заместитель Сафарали Пардаев. В президиуме сидели первый заместитель министра юстиции Ахмедов, председатели областных отделений Ассоциации адвокатов и председатель комитета по демократическим институтам Акмаль Саидов (кандидат в президенты Узбекистана на выборах 2007 года). Присутствовали также ректор юридического института Мирзоюсуф Рустамбаев, председатель Ассоциации судей Убайдулла Мингбаев, заместитель министра юстиции Есенмурат Каньязов (так называемый «куратор адвокатуры»). Все они действовали согласованно, по единому плану, в соответствии с которым всё и должно было происходить.

Когда речь пошла о создании Палаты адвокатов и ее региональных управлений, то сразу же встал вопрос о возможности создания Палаты без соответствующих законов. После вступительного доклада начались прения, на которых стали выступать адвокаты из регионов, Ташкентской области и Ташкента. Они выражали свое недоумение и пытались добиться от сидевших в президиуме представителей руководства Ассоциации адвокатов и представителей Минюста ответа на следующие вопросы: «Где законодательная основа создания Палаты с обязательным членством? Ни закон «Об общественных объединениях», ни закон «О негосударственных некоммерческих организациях», ни закон «Об адвокатуре» не предусматривает создание общественного объединения с обязательным членством (понятно, что любое общественное объединение основывается на принципе добровольности членов). И если в президентском указе написано, что для этого в законодательство должны быть внесены соответствующие изменения, поправки к существующим законам, то где они? И почему вначале проводится съезд и принятие устава – вопреки законодательству - а не наоборот: поправки в законы и только потом проведение съезда? И почему конференция названа учредительной, несмотря на то, что новое адвокатское объединение создается на базе Ассоциации адвокатов – то есть является правопреемником Палаты адвокатов? Тогда это должна быть не учредительная конференция, а очередная конференция Ассоциации, на которой она реорганизуется путем преобразования в Палату адвокатов (это прописано в законодательстве. – прим. автора.)». То есть, с юридической точки зрения неправильным было абсолютно всё - даже само название конференции.

Однако внятного ответа на эти вопросы делегаты съезда так и не получили. Из зала на трибуну вышел заместитель министра юстиции Узбекистана Есенмурат Каньязов. Он заявил, что законодательной основой для проведения учредительной конференции является указ президента, и нет ничего страшного в том, что сначала будет создана палата, потому что когда она будет создана, то можно будет принимать и закон. Если же понадобится изменить устав палаты, то в этом тоже нет ничего страшного, - «мы здесь, мы вам поможем еще раз собрать съезд и внести в устав соответствующие поправки». Таким образом, в нарушении законодательства блюститель законности ничего страшного не усмотрел.

Любопытно, что ни законы Узбекистана, ни президентский указ, на который ссылался Каньязов, и который он назвал законодательной основой для проведения конференции, не предусматривали того, что председатель объединения адвокатов будет избираться по представлению Минюста, также как и того, что затем этот председатель уже сам будет назначать остальных руководителей региональных управлений. По словам адвокатов, Каньязов не сомневался, что законы будут подгоняться под уже принятый устав, с тем, что якобы сами делегаты захотели принять такой устав, в котором написано, что руководители объединения адвокатов фактически должны назначаться государством.

Далее на конференции возникла любопытная ситуация. Региональные председатели отделений Ассоциации адвокатов вошли в счетную палату. И когда после адвокатских выступлений (буквально по каждому пункту устава они высказывались, что это противоречит действующему законодательству, противоречит указу президента, где говорится о создании палаты как органа самоуправления, а назначаемость – это не адвокатура, это не демократический институт) на голосование был поставлен вопрос об уставе в этой редакции, то большинство делегатов конференции проголосовало «против».

Голосовали поднятием мандатов. Представители счетной комиссии спустились в зал и принялись считать голоса. Считали одновременно с двух концов, двигаясь навстречу друг другу. Кто из них на какой точке остановился, а кто добавил оставшихся, делегаты так и не поняли. Наконец члены счетной комиссии сели, тихо посоветовались, и огласили решение.

Несмотря на то, что участники конференции ясно видели, что «против» проголосовало большинство, счетная комиссия объявила такой результат: 65 голосов «за», 53 – «против». На самом деле, по словам делегатов, было видно, что реально «за» проголосовало, может быть, немногим более 20 человек, а большинство было «против».

Впоследствии делегаты вспоминали, что многие из региональных адвокатов такого психологического натиска просто не выдержали: в зале царила унижающая и угрожающая атмосфера. Тем не менее, во время обсуждения принципиальных моментов, некоторые делегаты с мест требовали не прерывать выступающих, поскольку речь идет о будущем законе, согласно которому будет действовать объединение адвокатов, требовали дать им возможность высказаться. Но председательствующий Пардаев все время говорил: «У нас регламент, у нас нет времени». А практически все выступающие заявляли о недостатках устава, в первую очередь о том, что Палата адвокатов - это орган самоуправления адвокатского сообщества, и он не должен быть институтом, подконтрольным министерству юстиции. Однако в итоге, несмотря на всё возмущение делегатов в зале, Пардаев перешел к следующему вопросу и начал обсуждать другой документ – положение о ревизионной комиссии. Потом сразу следующий вопрос – о правилах этики.

«Было ощущение, что тебя просто не замечают, - рассказывает один из участников съезда. - Вот ты сидишь как делегат, ты что-то говоришь, но тебя открыто игнорируют».

Ташпулат Саидов
Председатель Палаты адвокатов Республики Узбекистан Ташпулат Саидов. Фото © UT.uz
Таким образом, всё прошло по заранее запланированному сценарию, и на возмущение у делегатов уже не было ни желания, ни сил. И когда организаторы предложили перейти к тайному голосованию по выборам председателя Палаты адвокатов Узбекистана (на безальтернативной основе выдвинута была кандидатура председателя Бухарского отделения Ассоциации Ташпулата Саидова), то участники конференции раздраженно возразили: «Зачем на это еще время терять? Зачем нужно проводить какое-то «тайное» голосование, когда и так ясно, что, несмотря на любое количество голосов, он уже «избран»? С мест раздались выкрики: «Не надо нам тайного голосования, ставьте на открытое». Таким образом он и был избран.

Был интересен и момент, когда Пардаев озвучил предполагаемый размер вступительных и членских взносов, которыми планировалось поддерживать деятельность Палаты адвокатов. По этому предложению, уже согласованному с Минюстом, все члены Ассоциации адвокатов, несмотря на то, что они уже входят в организацию, на базе которой создается Палата, должны будут заново платить вступительный взнос в размере пяти минимальных зарплат – 125 тысяч сумов ($90), и по 25 тысяч сумов ($18) в виде ежемесячных членских взносов. По приблизительным подсчетам, организаторы намеревались сразу же собрать сумму примерно в полмиллиона долларов: ведь в Узбекистане - около 5 тысяч адвокатов.

После этого в зале разгорелась настоящая война, поскольку даже областные делегаты, которые до этого лишь хлопали (как предположил один из их ташкентских коллег, «если бы им сказали «расстреляйте адвокатуру», то они все равно разразились бы овациями и подняли мандаты») мгновенно смекнули, что речь идет о деньгах, которые им придется выкладывать из собственного кармана. Жаркие споры привели к решению о том, что действующие члены Ассоциации адвокатов автоматически становятся членами Палаты, а новые должны будут платить взнос в установленном размере; что касается ежемесячного взноса, то он составит не 25 тысяч сумов, а половину одной «минималки» – 12.520 сумов ($9).

Подводя итоги конференции, необходимо сказать, что, по мнению многих ее участников, она была совершенно нелегитимной, поскольку никакой правовой основы для ее проведения не было. Без внесения поправок в законодательство об обязательном членстве этот съезд никто не имел права проводить.

Что касается адвокатов, то они получили нового руководителя, выбранного министерством юстиции, и который в дальнейшем уже сам будет назначать удобных для Минюста председателей в регионах. Понятно, что кандидатуры всех председателей заранее будут согласовываться с министерством юстиции и неугодный человек не станет председателем его регионального управления.

Известно, что самая надежная гарантия независимости адвоката – это рассмотрение дисциплинарных процедур без участия государственных органов. Поэтому адвокаты и предлагали создать дисциплинарную комиссию исключительно из числа самих адвокатов, без участия кого-либо из чиновников. Члены дисциплинарных комитетов, избранные на общих собраниях самими адвокатами, могли бы рассматривать подобные вопросы без какого-либо вмешательства председателя территориального управления. Однако, по словам делегатов, председатель Ассоциации адвокатов Бахром Саломов вместе с Минюстом заложил в устав то, что отныне назначенный Минюстом председатель Палаты (в областях - региональной палаты), автоматически становится сопредседателем квалификационной комиссии. Это означает, что назначенный человек будет выполнять лишь приказы действующей власти, и если ему скажут: «Надо рассмотреть вопрос о лишении вот этого адвоката лицензии», то он будет переживать в первую очередь за себя: ведь если он не выполнит этот приказ, то рискует потерять свое место…

Следует отметить, что многие адвокаты являются неудобными для властей персонами. По словам представителей адвокатского сообщества, имели место попытки внести представление, например, сотрудниками Службы национальной безопасности Узбекистана (СНБ), на рассмотрение квалификационной комиссии и оказать определенное давление на членов этой комиссии, когда конкретно говорилось: надо рассмотреть дело такого-то адвоката и удовлетворить это представление. Попытки адвокатов отстаивать своих коллег, конечно, сильно раздражали. Однако если до этого квалификационная комиссия формировалась на паритетной основе (50 процентов представители Минюста, 50 – адвокаты), то теперь соотношение будет тем же, но сама квалификационная комиссия уже будет при Палате адвокатов. То есть, при назначенном председателе (который, вероятно, и станет подбирать людей в эту комиссию). Так что относительной адвокатской «вольнице» в Узбекистане приходит конец.

Алексей Волосевич