20 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Киргизское дело «Клара vs Максим», или Почему я не повар

01.10.2008 16:29 msk, Аркадий Дубнов

Кыргызстан Колонка эксперта

Заявление бывшего председателя ЦИК Киргизии Клары Кабиловой, в котором она обвинила сына президента страны в «вопиющем давлении и оскорблении в нецензурной форме», остается одной из горячих тем в Киргизии. По факту ее заявления генпрокуратурой было заведено уголовное дело, а Бакиев-младший был вызван на допрос. Как утверждают в генпрокуратуре республики, готовится давать показания и руководитель администрации президента. Сама Клара Кабилова, наделав шуму, исчезла в неизвестном направлении, и генпрокурор просит ее объявиться, чтобы прояснить все обстоятельства конфликта. Комментирует ситуацию международный обозреватель газеты «Время новостей», эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов.

Аркадий Дубнов
Аркадий Дубнов
Можете себе представить, что на допрос в генпрокуратуру вызвали дочь президента Казахстана Даригу Назарбаеву? Ну, к примеру, чтобы расспросить ее о том, как приобретались, а затем делились принадлежавшие ей и ее бывшему мужу Рахату Алиеву медиа-активы.

Или представьте себе, что в генпрокуратуре Таджикистана появились вопросы к сыну президента Эмомали Рахмона, Рустаму. Мол, правду ли говорят, что он случайно выстрелил в шурина своего отца, известного банкира Хасана Садуллоева.

Ну и вообразите только (ведь представится же такое, ужас какой-то…), что в генпрокуратуре Узбекистана вздумалось кому-то пригласить для беседы дочь президента, Гульнару Каримову. Даже и не знаю для чего, ну так просто, познакомиться с представителем страны в европейских организациях.

«Не занимайтесь вздорными измышлениями, порочащими честь и достоинство семьи главы государства, а заодно и престиж этого государства», - тут же поставят меня на место блюстители чести, престижа и достоинства в этих странах. И будут правы.

А вот в Киргизии, как мы обнаружили, такое вполне реально. Президентский сын Максим Бакиев целый час отвечал на вопросы следователя генпрокуратуры, а потом еще и интервью дал бишкекскому пресс-клубу. И там, и там рассказал он всю правду о своих взаимоотношениях с экс-председателем ЦИК Киргизии Кларой Кабиловой. Знаком шапочно, по телефону ей не звонил, не угрожал. Одним словом, ничего интересного…

И теперь надо ждать, как Клара Кабилова будет доказывать, что она говорила правду об оскорблениях и угрозах в ее адрес, исходивших от сына главы государства. В общем, скандал. Таких в любом демократическом государстве за один срок президентских полномочий наберется с полдюжины. За ними, правда, неизбежно следуют всякие – громкие и не очень – отставки.

Значит ли это, что Киргизия - тоже демократическая страна? Тут я бы затруднился ответить однозначно. Но вот то, что она гораздо демократичнее своих соседей по региону, это уж точно – см. начало текста. Или прочтите здесь, на сайте «Фергана. Ру», интервью с руководителями только что открытого в Бишкеке филиала Института стран СНГ. На вопрос, почему именно в Бишкеке, а не в Алма-Ате или Ташкенте открывается филиал, его директор, профессор Князев отвечает: «Важнее иметь некоторые условия для работы, которыми в нашем случае располагает Бишкек».

Но это все, как говорится, «за здравие» Киргизии и ее столицы. А теперь, уж простите меня, «за упокой»…

Но сначала о Кларе Кабиловой. Очень жаль ее, по-человечески. Все, что с ней произошло, – трагедия. Могла ли она этого избежать? Думаю, да. Не стоило соглашаться на предложения, которые ей сделали некие неизвестные «доброжелатели», назначая ее руководителем ЦИК. Согласитесь, рискованно оказаться шеф-поваром большого предприятия «общепита», если ты в совершенстве владеешь только искусством варить яйца всмятку (это я о себе… видимо, поэтому мне никогда и не предлагали стать шеф-поваром). Рискуешь за один обед потравить целое предприятие. И училась ли Клара Саматовна искусству проведения избирательных кампаний или избирательным технологиям, мне неизвестно. Боюсь, никому другому – тоже. Но она все равно рискнула и, как утверждает абсолютное большинство наблюдателей в Киргизии, «потравила»-таки последние парламентские выборы в стране.

А ведь перед этим была еще и другая должность у Клары Кабиловой: она несколько месяцев возглавляла Институт стратегических исследований при президенте Киргизии. Понятно, что большой славы эта должность главного «умного еврея при губернаторе» ей не принесла. Да и не могла принести… Как тут не вспомнить один из знаменитых «законов Паркинсона», про то, что каждый чиновник достигает своего уровня компетентности и, добавим от себя, про то, как важно этот уровень вовремя обнаружить.

В защиту Клары Саматовны скажу общеизвестное: люди слабы, поэтому часто хотят казаться сильнее и значительнее, чем они есть. Что-то случилось с Кларой Кабиловой на коротком отрезке ее чиновничьей карьеры в ЦИКе такое, что, когда она в середине сентября захотела вступиться за находящегося в СИЗО бывшего высокопоставленного чиновника Ишенбая Кадырбекова, обнаружилось: это превышает ее возможности.

Сейчас генпрокурор Киргизии просит Клару Кабилову «выйти из укрытия» и помочь следствию. Что-то мне подсказывает, что эти призывы тщетны. Потому что ее обвинения в адрес президентского сына если даже и не беспочвенны (Бог знает, что там было и было ли на самом деле…), то практически недоказуемы. Следовательно, дело «Клара против Максима» рискует остаться «висяком».

Думаю, что еще печальнее будет, если окажется неизвестным, кто же все-таки конкретно «двигал» Клару Кабилову по высоким ступеням государственной карьеры? Действительно ли, как утверждают искушенные люди в Бишкеке, за ней стоит та часть южно-киргизского клана, что представлена экс-главой президентской администрации Усеном Сыдыковым и братом президента Жанышем Бакиевым, и сражается за власть, контроль над финансовыми потоками и прочими сладкими вещами с другим кланом во главе с Максимом Бакиевым и нынешним главой президентской администрации Медетом Садыркуловым?

Если так, то все обстоит печально. Потому что, как показывает киргизский опыт последних лет, эта гражданско-властная «герилья», несмотря на то, что происходит на виду у всех в «демократически-проветриваемой» стране, не имеет шансов на демократически-прозрачное мирное урегулирование. Если, конечно, сам глава государства не объявит, что отказывается от прав близкого родства с сыном и братьями, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но, поскольку подобную картину, в духе известного живописного произведения русского художника Ильи Ефимовича Репина «Иван Грозный убивает своего сына», в киргизских условиях даже представить ужасно, то приходится констатировать: иного выхода изменить ситуацию, кроме как сотворить римейк на тему событий 24 марта 2005 года не существует.

И спрашивается, кому это нужно?

Некоторые авторы в Киргизии уже и отвечают, мол, разумеется, американцам. Конспирологическая логика приводится нехитрая, кто раздувает «кабиловский» скандал? Проамериканская киргизская оппозиция, ну вот, и смотри в корень, как говорил Козьма Прутков. Это с одной стороны.

С другой стороны, обнаружены где-то проросшие следы другого «корня», российского: мол, это «рука Москвы» водит Кларой Саматовной. Цель, якобы, антиамериканская: накануне саммита СНГ в Бишкеке ослабить киргизское руководство настолько, чтобы в последний момент, на саммите подставить ему плечо. Но при одном условии: чтобы это руководство потребовало, наконец, от американцев свернуть свою военную базу в Манасе.

А еще я слышал, что в Киргизии умные люди утверждают, будто «дело «Клара против Максима» как-то связано с проблемой водно-энергетического комплекса (!?).

Со своей стороны добавлю еще одну версию: нынешний «видео-скандал», скорее всего, раздувается, чтобы отвлечь внимание от проблем, испытываемых в Москве гастарбайтерами из Киргизии.

Ну да, скажут мне, в Киеве – бузина, а в Бишкеке - дядька, причем тут гастарбайтеры? А водные проблемы, саммит СНГ и база в Манасе – причем?