5 Август 2020



Новости Центральной Азии

Туркмения, Азербайджан и Турция договорились, как и кому пойдет газ

03.12.2008 20:02 msk, Аркадий Дубнов, Москва

Центральная азия Колонка эксперта

В прошедшую субботу, 29 ноября, в городе Туркменбаши за закрытыми дверями прошел туркмено-азербайджано-турецкий саммит, на котором обсуждались принципиальные вопросы транспортировки газа: допускать ли к трубе США, Европу и Россию (решили, что нет), вести ли газ через Грузию (решили, что хорошо бы продублировать газопровод через Армению). О подробностях встречи, о том, как пятидневная война на Кавказе повлияла на решения саммита и о том, чем эти решения грозят России, - рассуждает эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов.

* * *

Есть такой старый анекдот про дневник советского партизана:

27 сентября. Сегодня замечательный день: всех фрицев выгнали из лесу.

29 сентября. Сегодня ужасный день: фрицы вернулись и всех нас выгнали из лесу.

1 октября. Сегодня очень странный день: пришел лесник и всех прогнал из лесу - и нас, и фрицев…

Что-то похожее происходит в газовом «лесу» Каспийского региона после августовской войны на Кавказе. Сужу об этом по тому, что происходило за плотно закрытыми дверями туркмено-азербайджано-турецкого саммита, состоявшегося в прошедшую субботу на туркменском берегу Каспия в бывшем Красноводске, а ныне - Туркменбаши. Главным содержанием бесед трех тюркских лидеров стала готовность их стран к реализации масштабного проекта транскаспийского газопровода для экспорта туркменского и азербайджанского газа в Турцию с последующим подключением этого маршрута к трубопроводной системе Набукко, проектируемой для доставки газа в Центральную Европу. Разумеется, ни о каких конкретных итогах этих бесед публике не сообщалось, однако кое-что нам стало известно из надежных источников в Ашхабаде. Это «кое-что» однозначно свидетельствует: в Баку, Ашхабаде и Анкаре хотят быть хозяевами положения, будучи главными производителями и транзитерами газа.

Главное, что было решено на саммите, - это создание в ближайшем будущем газо-энергетического консорциума по строительству транскаспийской трубы. Главной его особенностью, по настоянию Турции, должна быть независимость от иностранных инвесторов как участников консорциума. Конечно, иностранные займы будут делаться, и иностранные компании, разумеется, будут привлекаться… Но исключительно в качестве субподрядчиков в процессе строительства и, возможно, эксплуатации. Сама же труба, по замыслу тюркской тройки, должна быть собственностью консорциума.

Эта революционная идея, судя по полученной информации, принадлежит турецкой стороне и, по меньшей мере, выглядит вызовом Евросоюзу и США, которые уже много лет лоббируют Транскаспий, разумеется, при условии финансового и политического представительства Запада.

Нетрудно себе представить, что Вашингтон и Брюссель не будут в восторге от подобной перспективы. Вряд ли обрадуются этим планам и в Москве, поскольку тюркский консорциум означает, что туркменский газ перестанет быть монопольной добычей российских покупателей.

Разумеется, Ашхабад не может себе позволить сорвать стратегические обязательства перед Газпромом, согласно которым ему гарантируется приобретение в ближайшие 10-15 лет до 90 миллиардов кубометров газа. Поэтому России предполагается зарезервировать объемы поставок ежегодно до 100 млрд. кубометров. Другой вопрос, насколько надежными будут эти поставки, учитывая неопределенность ресурсной базы месторождений, откуда они будут осуществляться.

Но объявлять о своих планах в Ашхабаде намерены не раньше, чем в конце 2009 – начале 2010 года, когда должен заработать экспортный газопровод из Туркмении в Китай мощностью первой очереди в 30 миллиардов кубометров. Это, по образному выражению нашего туркменского источника, позволит обрезать «пуповину» психологической зависимости Ашхабада от Москвы как монопольного покупателя газа. Как известно, китайское направление экспорта туркменского газа не вызывало «изжоги» в Москве (география не позволяла Москве потребовать, чтобы китайская труба проходила через российскую территорию), гораздо более ревностно здесь отнеслись к европейскому вектору в обход России. Поэтому туркменские начальники надеются обрести внутреннюю свободу на переговорах с россиянами, мол, «почему в Китай газ поставлять можно, а в Европу – нельзя?!»

Поэтому и вспоминается «партизанский» анекдот, - тюркский газовый союз ждет своего часа, чтобы вытолкнуть из каспийского «леса» чужих, причем противоборствующих между собой «дядей»…

Амбициозной в этих проектах выглядит роль Турции. Страна планирует превратиться в некий «газо-энергетический хаб» (важный узел энергетической сети, специализированное место для торговли энергией – ред.) для Европы. Для этого предполагается построить несколько подземных газовых хранилищ (ПГХ), причем заполнять их не только туркменским и азербайджанским газом, но и закупать газ в Иране. В расчете на эту перспективу в Турции уже проводятся исследования – технико-экономические, исследуются даже политические риски. Турция серьезно намерена стать альтернативой России в поставке в Европу энергоресурсов, учитывая свое географическое положение и роль в международном тюркском сообществе.

Еще одним важным следствием пятидневной войны стал новый взгляд на транзитную роль Грузии (транкаспийский газопровод может идти из Азербайджана в Турцию либо через Грузию, либо через Армению). Как указывает наш туркменский источник, на встрече в Туркменбаши эта тема была обозначена весьма элегантно – «неисчерпанный конфликтогенный потенциал Грузии». Если перевести это на понятный инвестору язык, то сие будет означать: пока грузинское руководство «заклинило» и оно остается прежним, территория этой страны в качестве транзитной остается весьма рискованной в смысле вложения инвестиций. Если еще проще, то угроза российского противодействия любым новым проектам с участием враждебной по отношению к России Грузии оценивается весьма высоко. Поэтому тройка лидеров серьезно рассматривала армянский вариант транзита газа в Турцию. Возможно, что будут проложены две трубы, одна через Армению, вторая через Грузию, во избежание рисков, связанных с одним из маршрутов.

Но если «включается» Армения, то это становится чрезвычайно интересно и даже перспективно с точки зрения урегулирования армяно-азербайджанского конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Ведь обоюдная материальная заинтересованность Баку и Еревана в надежной прокладке трубы может самым решающим стимулом для примирения. И опять в этой ситуации трудно переоценить роль Турции, которая уже своей «футбольной» политикой нашла реальные точки соприкосновения с Арменией, несмотря на кажущуюся пропасть вековой вражды, связанной с проблемой турецкого геноцида армян 1915 года.

С другой стороны, тюркский газо-энергетический консорциум не будет полноценным, если к нему не примкнет Казахстан, а желательно еще и Узбекистан. Впрочем, что касается Ташкента, то его известная «капризность» не позволяет быть оптимистом в этом отношении. Другое дело - Казахстан, уже примкнувший к нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан. Свидетельством того, что Астана рассматривается серьезно в качестве партнера уже образовавшейся в Туркменбаши тройки, является начавшаяся, по нашим данным, в Ашхабаде подготовка к новой встрече между Гурбангулы Бердымухамедовым и Нурсултаном Назарбаевым.

Понятно, что всем обрисованным выше планам суждено сбыться при условии выполнения различных условий, таких как решение проблемы раздела Каспия между пятью прибрежными странами или урегулирование спора между Баку и Ашхабадом по поводу территориальной принадлежности нескольких морских нефтяных месторождений… Но, пожалуй, главное из этих условий на сегодняшний день – отсутствие катастрофических последствий мирового экономического кризиса как для экономик стран-производителей и транзитеров газа, так и для стран-покупателей газа, и пожалуй, это даже важнее. Ведь если не будет надежных гарантий потребления газа, то некому будет вкладывать средства в этот пан-тюркский проект. С возможным армянским акцентом.