27 Сентябрь 2020



Новости Центральной Азии

Туркменистан: От перемены мест чиновников ничего не меняется

26.01.2009 15:19 msk, Мердан Мередов (Ашхабад)

Политика Туркмения

Впервые за два года пребывания у власти президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова в высшем руководстве страны произошла крупная кадровая ротация.

15 января 2009 года на заседании Кабинета министров была уволена треть туркменского правительства. Своих постов лишились некоторые министры, хяким (глава администрации) Лебапского велаята (области), руководители крупнейших государственных концернов и корпораций, пароходства, коммерческого банка, а также отдельные хякимы этрапов (главы администраций районов) в каждом велаяте.

Увольнения высших государственных чинов продолжились 21 января на заседании Госсовета безопасности страны. Президент освободил от занимаемой должности министра обороны Агагельды Мамедгельдыева, который автоматически потерял и пост секретаря Госсовета безопасности, а также председателя государственной пограничной службы Байрама Аловова.

Во время первой волны кадровых чисток (2007–2008 гг.) Бердымухамедов отстранил от власти не только конкурирующих с ним силовиков (например, руководителя МВД Туркменистана Акмамеда Рахманова, начальника Службы безопасности президента Акмурада Реджепова и др.), но и провел первую чистку среди ниязовских назначенцев «последней волны». Отставки затронули даже ранее близких самому Бердымухамедову чиновников. Например, в опалу попал пресс-секретарь президента А.Худайбердыев, которого считали очень влиятельным игроком в окружении нового президента Туркменистана. На смену им тогда пришли чиновники третьего и четвертого эшелонов, доверенные лица Бердымухамедова, которые еще не участвовали во власти. Но по мнению Портала «Евразийский Дом», основу всех кадровых решений как при Ниязове, так и при Бердымухамедове все же составляет опора на родственные и родоплеменные связи.
Эксперты информагентства «Фергана.Ру» в Ашхабаде уверены в том, что за этой первой полномасштабной ротацией кадров последует и вторая, и третья. В итоге кадровая политика нового руководства страны может уподобиться той, что имела место во времена Сапармурата Ниязова (Туркменбаши), когда министры, хякимы, руководители госструктур менялись так часто, что их подчиненные порой путались и часто спрашивали друг у друга: а кто у нас сейчас министр?

Самое главное, что кадровая политика туркменского руководства зиждется не на общепринятых принципах конкурентности, тестирования знаний потенциальных чиновников, а также тщательной проверки деловых и человеческих качеств кандидатов.

«Сейчас при подборе и расстановке кадров тоже существует своеобразный конкурс, - иронично замечает чиновник из Туркменабада, - он проводится по принципу «кто больше даст за вакантную должность». Этот конкурс устраивают те, кто имеет свободный доступ к президенту и возможность «протолкнуть» своего человека».

Источники в Туркмении свидетельствуют о том, что большую роль при назначении того или иного начальника играет то, откуда он родом. Более половины министров и руководителей ведомств «куются» в одной и той же «кузнице», а именно в западных районах Ахалского велаята, откуда родом и оба президента независимого Туркменистана.

«Проанализируйте кадровый состав нынешнего правительства, и вы поймете, кто есть кто, - говорит в подтверждение этой мысли юрист из Ашхабада. – Кого ни возьми из новых назначенцев – почти все они ахалцы. Такое ощущение, будто в других велаятах либо вовсе нет лидеров, либо недостаточно людей, способных возглавить ту или иную отрасль».

Провалов в кадровой политике можно было бы избежать, считает ашхабадский юрист, если бы о новом назначенце в правительстве больше знали сами граждане. «Люди также имеют право знать, кто рекомендовал того или иного чиновника президенту, как он проявил себя до назначения, что о нем говорят его коллеги и бывшие подчиненные. При этом доля ответственности ляжет и на рекомендуемого».

Однако все было бы просто, если б не было так сложно. Коррупция – вот та беда, что насквозь поразила все структуры власти Туркменистана. Любая должность в стране, утверждают источники «Ферганы.Ру» в Туркмении, продается и покупается. Поэтому не удивительно, что как только новый министр получает портфель, то первым делом начинает «возмещать» свои расходы: «выжимать» из места все, что только можно выжать, используя властный ресурс.

Никто кроме самих членов Государственного совета безопасности Туркменистана достоверно не знает, о чем, к примеру, говорил Генеральный прокурор Чары Ходжамурадов, выступивший на собрании после отставки министра обороны. Однако источники нашего агентства сообщают, что прокуратура выявила в структурных подразделениях Минобороны факты подкупа родителями офицеров военкоматов и командиров воинских частей, расхищения продуктов питания и лекарственных препаратов, предназначенных для нужд солдат, с последующей реализацией их на рынках, а также факты жестокой дедовщины.
Как во времена Туркменбаши, так и сейчас отставке министра предшествует детальная проверка отрасли со стороны представителей Высшей контрольной палаты, Генеральной прокуратуры, Министерства национальной безопасности. И если эксцентричный Туркменбаши хотя бы распекал мздоимцев с экранов телевизоров, то при Г.Бердымухамедове закулисная сторона отставок и назначений высших чинов остается тайной за семью печатями.

Председатель совета старейшин одного из этрапов Балканского велаята, внимательно прочитав указы президента страны об освобождении от должности одних и назначении на их место новых руководителей, раздосадованно качает головой: «Это замкнутый круг, - говорит он. – Посмотрите: кого назначают? Да все они из одного теста сделаны, у всех на уме не интересы страны и народа, а собственный интерес. Поэтому я ничего хорошего от таких перестановок не жду».

Гурбангулы Бердымухамедов в своих речах часто призывает своих коллег по правительству шире использовать опыт ведущих зарубежных стран, перенимать и внедрять у себя современные технологии в той или иной области. Быть может, настало время для изучения опыта других стран в таком серьезном вопросе, как кадровый?