25 Апрель 2019



Новости Центральной Азии

Узбекские мигранты в Казахстане: трудности перехода

10.03.2009 13:47 msk, Павел Кравец

Миграция  Казахстан

Наступила весна, и, как перелетные птицы, потянулись трудовые мигранты из южных стран в северные. Несмотря на всемирный экономический кризис, выходцы из центральноазиатского региона по-прежнему востребованы как в России, так и в более «близком» Казахстане, где для них всегда найдется низкооплачиваемая по местным меркам работа, за которую неохотно берутся местные жители.

Едут на заработки и гастарбайтеры из Узбекистана. Корреспонденты Ферганы.Ру тоже решили съездить в столицу Южного Казахстана – Шымкент – и испытать на себе все «прелести» пересечения узбекско-казахской границы через контрольно-пропускной пункт (КПП) «Майский», что находится в 25 километрах от центра Ташкента, а заодно и навестить старых друзей, которых не видели несколько лет.

Сегодня на границе прибавилось работы. И если раньше основным КПП близ Ташкента был «Гишт Куприк» (Черняевка), закрытый на ремонт по обе стороны границы с конца июня прошлого года, то сейчас значительный поток трудовых мигрантов, увеличивающийся с каждым днем, идет через КПП «Майский», пропускная способность которого намного ниже. Поэтому здесь порой скапливаются толпы: люди подолгу, при любой погоде терпеливо ждут под открытым небом. Этим пользуются предприимчивые местные жительницы, которые стайками облепляют вновь прибывших и предлагают за 500-1000 сумов заполнить таможенную декларацию, или же за тысячу-полторы тенге (шесть-десять долларов) провести через границу в обход поста.

Однако знающие люди говорят, что это не самый дешевый и простой путь – бывает, что за КПП пограничники перехватывают «нарушителей». «Мои знакомые в прошлом году пробовали так пройти, - рассказывает женщина в очереди. – Их было трое, «проводники» повели их куда-то и исчезли, и тут появились люди в форме, которым пришлось отдать уже сто долларов. Поэтому лучше подождать, чем рисковать».

Ждать нам пришлось под дождем.

КПП Гишт Куприк перед его закрытием на ремонт
КПП Гишт Куприк перед его закрытием на ремонт

Нарезать тонну моркови за сутки

Коротая время, разговорились с попутчиками. Один рассказал, как в позапрошлом году делал в Самаре «корейские» салаты. Сам он сырдарьинский, поехать на заработки его уговорила соседка-кореянка, посулив до 500 долларов в месяц.

«Нас поселили в двухэтажном доме, где жило более сорока человек из Узбекистана, несколько мужчин, остальные женщины, - рассказывает Дильмурад. – Комнаты небольшие, спали на полу на курпачах (узбекских ватных одеялах) бок о бок, по шесть-семь человек. Можно сказать, что нам повезло. Бывает, что людей загоняют жить в сырые подвалы, многие болеют…

Первое время я был учеником и работал с семи утра до пяти часов вечера, с перерывом на обед – нас бесплатно кормили. Мы втроем должны были для салата «морковча» нарезать за день до тонны морковки, предварительно помыв ее, высушив и почистив. Резали вручную на обыкновенных «шинковках». Когда я научился делать салаты, а это было к Новому году, пошли большие заказы. И тут приходилось иногда работать с семи утра и до четырех утра следующего дня. Спали мы в такие дни по три часа, благо дом был рядом. При этом за переработку нам не доплачивали. Получали 250-300 долларов в месяц. Нас часто штрафовали: бывали случаи, когда, не по нашей вине, посуда, в которой готовился салат, была грязной. В спешке мы могли этого не заметить, и тогда вся испорченная партия списывалась на нас. Никто специально за чистотой не следил».

Как рассказал Дильмурад, официального разрешения на работу у них не было, а регистрация действовала всего три месяца, и им периодически приходилось доезжать на поезде до Илецка, пересекать российско-казахскую границу, снова возвращаться обратно, получать новую миграционную карточку, оформлять новую прописку…

Таким образом Дильмурад проработал полгода, в надежде, что ему, как и было обещано, будут платить больше, однако за тяжелый труд он получал не более трехсот долларов, ежемесячно отправляя домой две сотни, а часть денег оставлял себе на карманные расходы.

«Наши работодатели устанавливали для нас невыполнимые нормы, - рассказывает Дильмурад. – Я не выдержал и нарушил «контракт», поэтому при расчете за последние месяцы мне значительно урезали зарплату. Вернулся в Ташкент, и с тех пор на работу в Россию больше не езжу. Могу и здесь заработать такие же деньги…»

На вопрос, куда он едет сейчас, Дильмурад сказал, что собрался погостить у родственников, а потом рвануть в Крым на два-три месяца, уже к другим родственникам, а если повезет, то поработать там по своей основной специальности – электриком.

Те же деньги можно и дома заработать

«Мне довелось работать в 2005-2006 годах грузчиком на Хилокском оптовом рынке в Новосибирске, - рассказывает Дильшод из Янгиюля. – Там ташкентские ребята помогли мне оформить необходимые документы, заплатили налог. Так что я спокойно ходил по улицам города и не боялся проверки документов, более того, имел право на медицинское обслуживание».

Дильшод рассказал, как не знающих русский язык рабочих из Намангана, Сурхандарьи и других городов и регионов Узбекистана обманывали посредники – выходцы с Кавказа. Они брали с заказчиков хорошие деньги, а своим «рабам», у которых забирали документы, давали только на сигареты. При расчете посредники выдавали лишь половину денег. От безысходности многие гастарбайтеры начинали пить, отсылая оставшиеся крохи на родину…

На Хилокском рынке была сдельная работа, приходили покупатели, которым нужно было отгрузить товар. В день получалось семьсот-восемьсот рублей. За комнату платили с товарищем по пятьсот рублей в месяц с человека. Тратиться приходилось на еду и прочее. Остальные деньги Дильшод скопил и отослал их домой только перед отъездом. Приехав в Ташкент, он получил в банке две тысячи долларов, заработанных за одиннадцать месяцев.

На вопрос, не было ли проблем в отношениях с местным населением, Дильшод сказал, что днем по городу он ходил свободно, а вот по ночам друзья не советовали выходить на улицу. К тому же внешне он больше похож не на узбека, а на местного алтайца, поэтому и милиция не часто его останавливала. За все время пребывания в Новосибирске Дильшод не мог припомнить ни одного случая столкновения его соотечественников со скинхедами. Да и население здесь, по его словам, спокойное и дружелюбное.

«Поработав там, я понял, что мне все же лучше в Узбекистане, - говорит Дильшод. – Если у тебя есть голова на плечах, то те же деньги можно заработать, никуда не уезжая. Тем более что сейчас в России кризис и многие возвращаются обратно».

Толпа желающих поработать

Однако скопление гастарбайтеров на границе все же говорит о том, что не все надеются найти достойную работу у себя на родине и уезжают в поисках заработка в другие страны.

Пройдя на узбекской стороне таможенный досмотр и паспортный контроль, нам предстояло проехать четырнадцать километров по совершенно разбитой дороге до казахской границы. По пути водитель такси сказал, чтобы мы готовились отдать казахским пограничникам по две тысячи сумов (примерно 174 тенге, или немногим больше одного доллара) за миграционные карточки, на которых на трех языках (казахском, русском и английском) большими синими буквами по-диагонали напечатано: «БЕСПЛАТНО».

На казахском пункте народу было еще больше – перед воротами теснилось около сотни гастарбайтеров. За воротами лениво передвигались пограничники, впускающие на территорию КПП небольшими порциями людей, которые, опережая друг друга, нагруженные баулами и чемоданами, бежали через большой двор ко входу в здание. Здесь им снова приходилось ждать.

Выехав из Ташкента рано утром, мы с товарищем надеялись попасть в расположенный всего в ста с небольшим километрах от Ташкента Шымкент к обеду. Но мы просчитались.

Когда мы стояли в толпе перед казахским КПП, к нам подошел здоровенный детина и предложил всего за 1000 тенге с человека пройти без очереди, и за те же деньги доехать до Шымкента. Мы к этому времени уже промокли под дождем, устали, и решили рискнуть.

Во двор КПП мы попали через «выход», отдав нашему «сталкеру» за двоих четыре тысячи сумов, которые он передал человеку в форме. Тот привычным движением, не таясь, отправил деньги в карман. Однако нам все же пришлось ждать перед запертой дверью здания. Толпа все прибывала, и когда дверь, наконец, открылась, люди хлынули внутрь, толкая друг друга и напирая сзади. Мы оказались в центре толчеи, с трудом протиснулись в узкую «горловину», поймав на лету миграционные карточки, бесплатно раздаваемые пограничниками. Счастливые, мы оглянулись назад, и через стекло двери увидели чернеющую вдали за оградой и мокнущую под дождем толпу…

Будучи налегке, мы быстро прошли паспортный контроль и таможенный досмотр, а затем за час с небольшим, с «ветерком» доехали до Шымкента на «Опеле» нашего «проводника» - Алика, который подобрал еще двух попутчиков. По дороге Алик напевал казахские песни, весело рассказывал о том, что в славном городе Шымкенте - эдаком маленьком «техасе», абсолютно все покупается и продается, и «всего за пять тысяч могут лишить жизни… А так - город хороший, только по ночам гулять на окраины не ходите», - авторитетно посоветовал Алик.

MEGA в кризисе

В Шымкенте мы встретились с нашими друзьями-журналистами и вечером, спасаясь от дождя, решили заглянуть в одно из самых любимых горожанами мест в городе – в большой, залитый ярким светом торгово-развлекательный центр MEGA, ставший не так давно новой достопримечательностью города.

Многоэтажное сооружение вмещает в себя огромный супермаркет, большой магазин бытовой техники, множество маленьких магазинчиков, кафе, кинотеатр, семейный развлекательный центр Babylon Gotic Park с семью аттракционами и с семью же десятками игральных автоматов. Еще там есть каток с искусственным льдом, который можно увидеть со всех этажей. Покататься здесь стоит 1000 тенге в час (11,5 тысяч сумов). Для сравнения – в недавно открывшемся ледовом дворце на Юнус-Абаде (спальном районе) в Ташкенте один час этого удовольствия обойдется вам в десять тысяч сумов, что не каждому ташкентцу по карману.

На катке в шымкентской  MEGA
На катке в шымкентской MEGA

В Ташкенте нет центров подобного размаха, да и обслуживание нам, столичным жителям, показалось более цивилизованным, чем в ташкентских супермаркетах. А вот покупателей в этих громадных магазинах немного. Мимо нескончаемых рядов дорогих телевизоров прогуливалось не более десятка человек. Нам объяснили, что экономический кризис докатился и до Шымкента: цены растут, горожанам приходится экономить.

В Ташкенте же на первый взгляд кризис незаметен: даже куриные окорочка и яйца подешевели. Вот только «черный» курс доллара вырос с начала года на двадцать пять процентов и составляет 1750-1760 сумов за один доллар. При этом курс Центробанка, по которому осуществляются различные финансовые операции – 1413,15 сума за доллар. В обменных пунктах американские деньги чуть дороже, но население все же предпочитает менять доллары по «черному курсу» у менял, не желая терять почти 35 тысяч сумов (около 20 долларов) с каждой сотни обмениваемых на сумы долларов.

Рост курса валюты на «черном» рынке приводит к росту цен завозимых товаров. Сами «валютчики» считают, что официальный курс доллара значительно занижен и реальная цена доллара – не менее 3500-4000 сумов. Государство же, по их мнению, вынуждено занижать курс валют, чтобы не подскочили цены на рынке, что ударило бы по населению. А так жить в Ташкенте можно: буханка «серого» хлеба по-прежнему стоит 300 сумов, килограмм картошки – 700-800 сумов, да и проезд в общественном транспорте, как и коммунальные услуги, пока не дорожают.

А вот администрация шымкентского MEGA-центра решила «бороться» с кризисом, приглашая горожан на антикризисные вечеринки, где можно - цитирую: «погудеть на 5000 тенге, проведя уик-энд с минимумом затрат и максимумом удовольствия».

Без денег и документов

Экономический кризис в сопредельной стране не останавливает узбекских гастарбайтеров, которые в поисках заработков уезжают в Казахстан: за тяжелую и грязную работу, на которую неохотно идут местные жители, узбекам платят все же больше, чем на родине. Однако не для всех такие поездки заканчиваются благополучно.

Наш шымкентский коллега, журналист Юрий Елисеев, рассказал о мытарствах группы трудовых мигрантов из Узбекистана – он писал об этом в газете «Литер». Поведал он и о том, как пытаются помочь гастарбайтерам в Правовом центре женских инициатив «Сана Сезiм».

По словам Юрия, многие бизнесмены в своем кругу со смехом рассказывают, как обманули очередных гастарбайтеров. Именно с таким бизнесменом-«экономистом» столкнулись двадцать два трудовых мигранта из Узбекистана. Все они из одного кишлака, старшим у них был Бахтияр, бывший учитель начальных классов с немалым стажем работы. Человек он образованный, если что, сможет отстоять их права, считали сельчане.

- Работа для них нашлась в Талдыкургане на строительстве жилого дома, - рассказывает Юрий. - Для законного пребывания на объекте им надо было встать на учет и зарегистрироваться в миграционной полиции. Бахтияр, как бригадир, собрав все паспорта, передал их своему работодателю. Все вроде было нормально, проработали три месяца, объект сдали. К тому времени срок регистрации истек, требовалась повторная, и вот здесь-то и начались проблемы. Теперь уже работодатель вызвался помочь с новым трудоустройством и регистрацией, но - на новых условиях, о которых мигрантов не предупредили.

Поселили их в другом частном доме, личные документы на руки не выдали. Рабочий день не нормирован, питание оставляло желать лучшего. В надежде, что все образуется, они какое-то время работали, но ситуация ухудшалась, и они решили поменять место работы, сообщив об этом работодателю. Реакция последовала незамедлительно – их избили, ужесточили условия проживания и перестали кормить. А попробуй обратись в полицию за помощью без документов! Оставалось только бежать. Хорошо, что помимо основной работы они занимались подработкой на других объектах, и деньги у них были.

Добрались из Талдыкургана до Шымкента на автобусе, а дальше дороги нет – через пункт пропуска без документов не пропустят, и нелегально через границу – страшновато. Да и как возвращаться домой без денег? Семьи ждут возвращения кормильцев, только у Бахтияра трое детей. Поэтому наши герои решили подзаработать в Шымкенте, тем более что одна женщина за мзду взялась урегулировать все вопросы с правоохранительными органами. В Шымкенте нашлась работа – ремонт больницы. Работодателя не очень интересовало отсутствие документов, главное, говорил он, чтобы работа была сделана качественно и в срок. Рабочие свои обязательства выполнили, но и на этот раз им не заплатили. А «добрая» женщина, взяв деньги, исчезла в неизвестном направлении.

Отчаявшись получить честно заработанные деньги с работодателя, Бахтияр обратился в Правовой центр женских инициатив «Сана Сезiм». Одной из задач Центра является «лоббирование интересов и прав трудовых мигрантов перед государственными структурами и международными организациями по конкретным случаям, включая представление интересов мигрантов на судах, в случаях арестов или серьезных нарушений прав со стороны работодателей или полиции, перед органами прокуратуры об отзыве лицензий фирм, нарушающих права человека и национальное законодательство».

Однако общественная правозащитная организация не всесильна. Специалисты центра оказали людям из бригады Бахтияра юридическую помощь в составлении исковых заявлений по обращению в миграционную полицию и РОВД, и помогли мигрантам вернуть документы. А заработанных денег как не было, так и нет, женщину полиция ищет до сих пор, а ушлые работодатели подсчитывают, сколько они заработали, обманув приезжих.

О работе с мигрантами корреспонденту Ферганы.Ру рассказала юрист правового центра женских инициатив «Сана Сезiм» Элина Еникеева:

- Многие из трудовых мигрантов являются нелегалами, их часто обманывают работодатели. Бывают случаи, когда по окончании работы людям не выплачивают деньги, рабочих передают новым хозяевам. Иногда, чтобы избавиться от мигрантов, работодатели заявляют на них в полицию или просто выгоняют. Люди остаются без денег, документов, их депортируют из страны. Подобное произошло и с теми двадцатью двумя гастарбайтерами из Узбекистана, которые связались с нами по телефону горячей линии. Женщина обманом завладела их деньгами и скрылась. Мы обратились в РОВД Аль-Фарабийского района Шымкента, а так как ничего не было предпринято, пришлось обратиться в прокуратуру. Сейчас этим делом занимается уголовный розыск. Женщина находится в бегах, и ее ищут.

«Фергана.Ру»: - Как часто обращаются за помощью граждане Узбекистана?

Элина Еникеева: - Недавно мы помогли трудовому мигранту из Узбекистана, подготовив документы, удостоверяющие его личность, и несколько дней назад отправили его на родину. За помощью к нам обращаются не только граждане Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана, но и россияне, приезжающие на заработки. В день мы получаем семь-восемь звонков. С ноября прошлого по февраль нынешнего года было зафиксировано 960 обращений разного характера, например, как получить вид на жительство или как получить гражданство. Но чаще всего обращаются гастарбайтеры, нуждающиеся в помощи, и большинство из них – жители Узбекистана.

К сожалению, трудовые мигранты не имеют достаточного доступа к информации, мало осведомлены о правилах пребывания на территории Республики Казахстан, о порядке регистрации и т.п. Отсутствие у них знаний и опыта приводит к тому, что именно эта категория людей становится нелегальными мигрантами, которые приезжают в поисках работы и заработка. Для того чтобы восполнить недостаток информации, мы издали «Карманный справочник трудового мигранта» на русском и узбекском языках.

* * *

Уезжали мы из Шымкента на следующий день. К полудню потеплело. Через набегающие облака пробивалось солнышко. Дорога в Ташкент заняла в два раза меньше времени, чем накануне: в Узбекистан из Казахстана едет гораздо меньше народу, да и таможенные декларации заполнять не нужно. Единственное, что заинтересовало таможенников, - последний роман Харуки Мураками, купленный нами в MEGA-центре.

Павел Кравец